Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Кадр из Башни. Эпилог. Медленный и печальный

к комментариям

Жанры: джен, юмор, POV

Персонажи: ж!Амелл, сотоварищи и толпа оригиналов для антуража
Статус: закончен
Описание: Помимо основной задачи, Солоне Амелл предстоит много других важных дел - присматривать за отрядом, чтобы не расползлись, как тараканы, помогать ближним по мере сил и возможностей, поддерживая репутацию ордена Серых Стражей, и, самое главное, встретить реальную жизнь лицом к лицу. Не так уж и просто, если ты всю свою жизнь провела в крепости Кинлок на полном довольствии, в тепле и заботе. Но Башня готовит отличные кадры! 
 
Автор: Anarore

Передо мной как-то совершенно внезапно возникла огромная двустворчатая дверь. Вот он, момент истины. Теперь уже всё. Сейчас или никогда, пан или пропал, всё или ничего... Логейн, уставший ждать, пока я наконец перестану телячьим взглядом смотреть на створки, шумно открыл дверь с пинка. Я прочухалась, встряхнула головой, собираясь возглавить свой маленький, но очень храбрый отряд...
Люблю приходить вовремя! Архидемон, как раз догнав последнего солдата с крыши, явно обрадовался нашему приходу — думаю, меня сбило с ног именно воплем радости. Мама! И с этим чудищем я должна бороться? Да одних червей, копошащихся под его поражённой скверной шкурой, хватит, чтобы заставить меня бежать, а огромная пасть и здоровенные когти — это уж точно перебор! Не помня себя от ужаса, я заметалась, потом всё-таки определилась со стороной, куда сматываться, тварь, разумеется, помчалась за мной, радостно хлопая крыльями... Оп! Кто-то ухватил меня за лодыжку и грубо втянул под рухнувшую плиту, пряча от архидемона. В импровизированном укрытии разом стало как-то тесно.
— Чего нам делать-то? — едва дыша, спросила я у Логейна в положении «колени на ушах». Хорошо ещё, что ему попалась именно я, вряд ли бы Винн смогла так скрючиться, иначе мы оба под этой плитой не поместились. Кстати, ни целительницы, ни лучницы я так и не увидела — видимо, тоже спрятались от греха, то есть, архидемона подальше.
— Кто здесь главный Серый Страж? Вот ты и думай, — совершенно не по-геройски перевёл все стрелки на мои хрупкие плечи тэйрн, не горя желанием решать проблемы человечества.
— Вариантов у нас немного, — я заёрзала и смогла немного выглянуть наружу — расстроенная тварь носилась по крыше с обиженными воплями, недоумевая, куда подевались все эти весёлые цветные человечки. Как бы и нас не затоптало это чудо в скверне. — Либо мы и дальше занимаемся акробатикой, либо, — я снова осторожненько выглянула и тут же втянулась обратно — архидемон водил мордой совсем-совсем рядом. — Либо, — сказала я гораздо тише, когда опасность вроде бы изобразила, что ушла, — делаем то, зачем пришли, — хотите верьте, хотите нет, но возглавлять контратаку всего разумного человечества против сил тьмы у меня желания не было. Судя по не самому довольному жизнью виду Логейна — у него тоже. Но если приходится выбирать между нами двумя... — Давайте, тэйрн, идите, у вас это хорошо выходит, — я развернулась и принялась ногами выпихивать героя реки Дэйн, невзирая на его протесты. В конце концов, у меня получилось, и Логейн вылетел из-под плиты, размахивая мечом в попытках удержать равновесие и что-то громко крича — сомневаюсь, что это были славословия Серым Стражам и мне в частности. Видимо, Винн и Лелиана восприняли это как начало атаки, потому что обрадовавшийся Мак-Тиру дракон тут же получил стрелу в глаз (отскочила от века) и фаербол в нос, а тут уже и я подключилась, оттяпав мечом кончик хвоста. Я просто выпнула Логейна, и тут понеслось!
Огромный дракон ревел, крутился волчком, размахивал крыльями, щёлкал пастью и плевался огнём, но мы, демонстрируя чудеса боевой техники, как-то ещё умудрялись не попасть к нему в зубы. Винн и Лелиане легче — они стояли в сторонке, а вот я от каждого лязга огромных кривых клыков вздрагивала и путалась в собственных ногах, выписывая невероятные пируэты, просто чтобы не упасть. Наверное, только это меня и спасало — такого опыта, как у Логейна у меня не было и, кажется, уже не будет! Каменный кулак отогнал от меня тварь, но взамен я подарила архидемону кусок из наплечника.
Смешные цветные человечки перестали казаться уже такими уж смешными — похожие на его слуг, они так и норовили сделать ему больно, как тот, другой, что разорвал крыло и вынудил сесть на эту крышу. Архидемон поднялся на задние лапы, заревел так, что меня сдуло (где-то сбоку раздались лязг и ругань — видимо, Мак-Тиру тоже досталось) и перелетел на часть крыши, отделённую огромной щелью — вблизи не достать! Мы сгрудились, прожигая тварь взглядом и думая, как бы половчее её выманить назад — магия и стрелы хорошо, но без удара Стража в ближнем бою всё будет напрасно.
— Цыпа-цыпа-цыпа, — срывающимся из-за ненависти голосом прохрипела я, но архидемон только издевательски плюнул тёмным дыханием, заставив меня моментально плюхнуться на пузо, чтобы не отправиться тут же возрождаться в легендах. — А ну вернись, скотина! — мне показалось, или эта сволочь мне ещё и язык показала?!
— Думаю, это не единственная наша проблема, — привлёк моё внимание тэйрн, оглядываясь по сторонам. И, чтоб нам всем пусто было, он оказался прав. С боковых башен к нам поднималась целая орда порождений, явно желающая нашей крови. И зачем я послушала Риордана? Сейчас бы брала форт во главе армии, не отвлекаясь на всякую шушеру...
Но не успела я пошутить в последний раз в своей недолгой жизни, что пусть Логейн берёт левых, а я правых, как крыша просто содрогнулась от слаженного марша подкованных сапог, и в тот же момент створки даже не открылись — грохнулись наземь, подняв тучу пыли:
— А ну уступите дорогу профессионалам!
— Мы не на пивном фестивале, коротышки! Сами подвиньтесь!
— Пока они спорят — мочи тварей из луков!
— Парни, зажигаем! В самом прямом смысле!
На крышу, подбадривая себя переругиваниями, вломились отряд гномьей пехоты и наёмники Эамона, которых всё же опередили эльфийские стрелы и боевые заклинания, тут же проредившие ряды порождений. Союзники!
Не успела я возопить что-нибудь радостное, как бой вскипел со всех сторон. Ну да ладно, вместе всяко веселее!
— Винн! Лелиана! Измотайте архидемона! — стараясь перекричать шум битвы, завопила я. Волшебница и лучница понятливо кивнули, воины вокруг них сплотили ряды, чтобы порождения им не мешали, а из толпы эльфов и магов раздались отдельные голоса: «Мы тоже поможем!»
Ну а я отведу всё-таки душеньку! Меч в ножны — и «Конус льда» открывает импровизированную выставку ледяных скульптур. Увы, публика творчества не оценила, и замороженных тварей тут же размозжили на мелкие кусочки. Раз-два, раз-два! Против архидемона сойдёт и клинок, а сейчас можно помагичить немножко. Если я использую магию крови — кто-нибудь заметит? Волшебная стрела замечательно вошла и вышла из головы очередного порождения. С разных сторон. Но пока я в раздумьях нащупывала ножик на бедре, кто-то особо борзый сбил меня с ног, и вот уже на меня опускаются огромные когти крикуна... Прощай, жизнь молодая! Я инстинктивно свернулась клубочком, ожидая конца... но он почему-то не наступил. Стук, чавкающий звук, и чья-то рука подняла меня за шкирку, как кутёнка.
— Грегор! Ты! — славный, милый старикашка, да как же я по тебе соскучилась! Грегор отпустил меня, кивнул, мол, это точно он, и вогнал меч в гарлока у меня за спиной, не обратив внимания, что вообще-то для меня он должен быть «вы», «сэр» и, может даже, «рыцарь-командор». Теперь я в долгу не осталась, и подбиравшийся к храмовнику генлок получил каменный кулак и заковыристое проклятие вслед. Но что он тут делает, если помощь должны были прислать маги?
— Ты думала, я отпущу этот детский сад в одиночестве? — ответил вопросом на вопрос Грегор, едва мы развернулись и заняли круговую оборону.
— А как же Ирвинг? — впрочем, на этот раз ответа мне уже не потребовалось — я заметила своего учителя, бодро раздающего тумаки посохом и, в перерывах, заклинаниями. — И почему вас тут так много? — а вот это уже интереснее, если честно. Я могла подать сигнал, но не успела (да что там, я забыла всё, когда увидела архидемона), но чтобы вот так вот все сразу — приятный сюрприз, что ни говори.
— Подошли основные силы, — Грегор говорил с паузами, требующимися, чтобы сдержать натиск тварей и передать ответный привет. — Алистер и Анора. Отряды у ворот освободились, и те, кто был определён тебе в помощь, если потребуется, наперегонки побежали сюда.
— Кто победил?
— Дружба, — и звучало это так, словно рыцарь-командор лично построил эту ораву шеренгами и строем довёл до форта. Кстати, он мог. — Но тебе пора вернуться к своим прямым обязанностям, — указал Грегор мечом в сторону, и я нервно сглотнула. Архидемон вернулся. К нему уже подбирался Логейн, да и мне не следует задерживаться. Помоги нам Создатель! Мощным рявком распугав всех порождений тьмы на своём пути, я ринулась к своему главному противнику.
Но как бы мы не старались, одних клинков и стрел было маловато, чтобы достаточно измотать тварь. Архидемон выглядел едва ли не лучше, чем в начале битвы, и ничуть не походил на загнанного в угол или хоть сколько-нибудь напуганного. Я попыталась оглянуться кругом, одновременно не выпуская из поля зрения всех потенциальных противников — второй раз Грегор может и не успеть.
— Баллисты, Солона! — донесся до меня из гущи боя голос эрла Эамона. — Попробуй расстрелять его из баллист!
Этот совет был как раз кстати! Не знаю, какая добрая душа постоянно оставляет орудия заряженными, но сейчас я была благодарна этому неизвестному, потому что заряжать баллисты сама, разумеется, не умела. Пробившись сквозь ряды порождений огнём и мечом, я добралась до одного из четырёх орудий на крыше.
— Разойдитесь! — рявкнула я, наводя прицел и надеясь, что меня услышат, и сообразительные союзники, сражавшиеся рядом со мной, продублировали этот приказ по цепочке до самой гущи боя возле архидемона. Вокруг твари тут же стало пусто, словно морские волны отхлынули от берега, и я спустила механизм...
Осквернённый бог заревел белугой, когда получил первый снаряд, от второго вопля от следующего попадания у оставшихся рядом наверняка лопнули барабанные перепонки, а ближайшие ряды буквально вмяло в стоящих сзади. Но мы с Логейном только довольно переглянулись, показав друг другу большие пальцы — идея эрла явно оказалась хороша. В умчавшуюся на другую сторону крыши тварь вновь выстрелили из баллист, и мы поскорее побежали туда, пока архидемона не убили без участия Серых Стражей. Отлавливай его потом, ищи во всех порождениях тьмы.
Архидемон взревел, ударил крыльями, и я, чтобы удержаться на ногах, схватилась за шею дракона. Кажется, ему не хватало обнимашек — несколько мгновений мы рассматривали друг друга со странной смесью чувств в глазах, а потом клыкастая морда врезалась в то место, где секунду назад стояла я. С этим надо кончать. Последние крохи сил были вложены в один-единственный каменный кулак, и, закатив глаза, архидемон рухнул на крышу, потеряв сознание. Но тварь была ещё жива. И она будет продолжать жить, пока кто-то из нас не принесёт жертву.
— Логейн! — позвала я, отбиваясь от насевших на меня гарлоков. — Логейн! — никто не отзывался, а через пару мгновений я увидела Мак-Тира: из-под чёрных волос выбивалась струйка крови, а меч выскользнул из безжизненной руки.

— Логейн! — взвыла я. — Скотина! Да как ты мог сдохнуть в такой момент!
«Потрясающе! Я его для чего на месте не казнила, а?! Я не хочу умирать, ну не хочу, слышите! Геройская смерть — не для меня!» — мои мысленные вопли оглушили бы любого телепата, но я всё-таки подняла дрожащую руку, примериваясь к дракону. В этот самый момент он взревел, начал подыматься, я нырнула под него, вскрыла шею, расплескав стратегически важную кровищу, архидемон рухнул, и мой меч вошёл ему прямёхонько в глаз. Хороший удар — смертельный и точный. Я горделиво поставила ногу ему на морду.
— И так будет с каждым! — с этим пафосным выкликом я выдернула меч из головы твари.
А дальше был только Свет.
По свидетельствам очевидцев потом напишут портрет: «Героиня Ферелдена попирает поверженного Архидемона». Солона на нём всегда будет с заносчиво задранным подбородком и безбашенным огоньком в глазах. «Тоскуете по родине?» — насмешливо спросит Мередит, найдя миниатюрную копию портрета среди бумаг своего рыцаря-капитана... Мор меня забери, дайте же кто-нибудь платочек даме! Эх, жалко меня молодую, жить бы да жить ещё-о-о!.. Драма-то какая! Не смотрите такими глазами! Да если бы я на той крыше померла — кто бы вам чего сейчас рассказывал?! Разумеется, всё было не так...

— Логейн! Скотина! Да как ты мог сдохнуть в такой момент!
— Я ещё жив, — несколько заторможенным голосом возразил герой реки Дэйн, выбираясь из-под придавивших его порождений тьмы. Видимо, схлопотал удар в висок и потерял сознание, но мои вопли привели его в чувство.
Битва вокруг нас словно притихла. Там, за спиной, слышался лязг, ругань, рёв и целая какофония других звуков, но мы с тэйрном стояли на островке тишины и поблёкших красок. Архидемон ещё дышал, если эти твари вообще дышат, и жертва должна была быть принесена. Логейн повернулся ко мне, понимая даже больше, чем я сама, наверное.
— Обойдёмся без орлейских слезогонок. Спасибо, Солона, — он просто пожал мне руку, не уточняя, за что именно спасибо, пока я тщетно пыталась найти хоть одно слово, подходящее в этой ситуации. Разумеется, в моей голове была одна дурь. Тэйрн подобрал чей-то меч, удобно торчащий из трупа. Архидемон взревел, начал подыматься...
А потом был свет. И всё кончилось.

Привлечённый вспышкой на крыше форта Драккон, Теган повернулся к нему. Ещё пару секунд назад это стало бы фатальной для него ошибкой, но порождения тьмы, оглоушенные, бросились бежать, теряя оружие и сородичей — не все люди перестали сражаться. Но и они остановились, недоумённо глядя вслед этому паническому бегству.
— Мы победили! У них получилось! — закричал Теган, едва осознав, что произошло. В его глаза были слёзы, но он не стеснялся. Они были у многих — прошедшие сквозь мучительное сражение мужчины плакали навзрыд, как дети, обессилено падая там, где стояли. Оставшись без архидемона и генералов, порождения тьмы растерялись и теперь мчались прочь от клинков, несущих им смерть. Они лишились песни — и это ранило их серьёзней любого меча. Песни нет. Зова нет. А счастливые мужчины плакали и обнимались, радуясь как никогда.

— Клянусь... демон его забери, не знаю даже чем, но они это сделали! — подпрыгнул Огрен, отчаянно размахивая секирой. В другое время нашлась бы куча желающих сделать ему замечание, но не теперь. Все, кто оборонял ворота: люди, гномы, эльфы — все прыгали и кричали, размахивая руками и своим оружием.
— Оно победило? Хорошо, — прогудела Шейла. Она, как и её собратья-големы, разумеется, не прыгала.
Стэн только глубоко вдохнул, вскинул меч и чуть улыбнулся, приветствуя славную победу своего кадана. Потом, правда, протянул руку и почесал за ухом счастливо скачущего Мурзика. Умные собаки эти мабари, вот и этот пёс всё понял, всё почувствовал.
— Ну вот, всё веселье прошло без меня. Какая жалость, — вздохнул Зевран, заодно высматривая в округе солдаточку посимпатичнее, чтобы радость от победы над Мором стала полной.
— И впрямь справились... Я... Даже не верится, — тихо сказала Анора, стоя рядом с Алистером. Они присоединились к войскам перед воротами уже позже их штурма, но всё же вовремя — если бы не прибыли остальные силы, драться со всей ордой порождений на крыше Амелл пришлось бы одной.
— Ну, это же Солона, — пожал плечами бывший Страж, с улыбкой глядя на крышу далекого форта. — От неё другого никто и не ожидал, — он повернулся к своей невесте, и в их глазах отразилась какая-то искра, не имеющая никакого отношения к кострам полуразрушенного Денерима.

Когда я всё-таки проморгалась, битва уже утихла. Остатки порождений тьмы, не умерших на месте из-за шока, добили, и теперь над крышей повисла тишина. Нет, это мне так казалось — я видела, правда, не совсем ещё чётко, что губы снующих вокруг меня людей и нелюдей шевелятся, но звуков не слышала. Контузия, видимо. Слишком близко я стояла, когда произошёл этот магический взрыв. Надеюсь, никто сильно не пострадал. От взрыва, я имею в виду. От клинков же порождений тьмы — пострадали. Крыша форта была усеяна в основном телами бездушных тварей, но то тут, то там попадались тела в доспехах работы любого из трёх народов. И даже одно в магической робе.
Спотыкаясь и беззвучно ругаясь, я через силу сделала четыре шага, отделявших меня от поверженного архидемона и Логейна, лежащего рядом с ним. Я склонилась над тэйрном, и резко вернувшиеся звуки нахлынули на меня волной. Не было ни плача, ни ругани — только приветственные выкрики. Но это не значило, что ещё никто не осознал, что их товарищи погибли — нет, большинство возгласов славили павших героев и желали им лучшей жизни там, у Создателя, Творцов или предков. Никто не был опозорен слезами. Я с улыбкой закрыла глаза Логейну. Он тоже не будет опозорен.
Махнув рукой на всё, я плюхнулась на пол там же, где и стояла, возле туши архидемона. Вокруг него, совершенно не обращая внимания ни на труп твари, ни на меня, сновали бойцы, оттаскивающие раненых туда, где их ждали маги-целители и обычные лекари. Все радостно смеялись и что-то вопили, даже те, кто навсегда останется калекой. Винн и Лелиана были там же, с раненными, помогая магией или умелыми руками. Ирвинг, Грегор и Эамон втроём присели у стеночки и пускали по рукам фляжку, на ходу сочиняя новый хит сезона:
— ...Не дождё-о-о-ошься ты добы-ы-ы-ычи,
Архиде-э-э-мон, я не твой!..
Они тут же были окружены поклонниками их таланта, щедро предлагавшим проспонсировать «юные дарования» самогоном и закуской. Последнее гневно отвергли, но первое восприняли с энтузиазмом.
Я со смехом от них отвернулась. Кажется, и впрямь победила дружба. А над Амарантайским океаном, ещё бледная и робкая, занималась заря. Заря первого дня этого нового прекрасного мира. Мира, где, быть может, мы будем немножко меньше ссориться и чуть больше слушать и слышать друг дружку. Где-то нашёлся художник, который всего за золотой обещался «за одну только минуточку» нарисовать памятный портрет на фоне архидемона. Гномы так и порывались научить эльфов пить «по-орзаммарски» — не закусывая и занюхивая соседом. Те в ответ пытались заплести им бороды по последней долийской моде, но получилось только эрлу Эамону. Видимо, он не нашёл силы отказать строившей ему глазки длинноухой заплетательнице, но сбивчивым пьяным языком объяснял, что у него дома любимый сын и маленькая жена... то есть, любимый муж и маленькая дочь, то есть... тьфу, лучше выпьем!
Первый Чародей и Рыцарь-командор с жаром обсуждали извечную тему — баб. Грегор рьяно доказывал, что Станнард — такая женщина, что никаких задохликов-эльфов на неё не хватит! Обиженный Ирвинг возмущался, что его оппонент явно недооценивает Первых Чародеев — с виду, они, может, задохлики и сморчки, но в деле ого-го! Тогда Грегор предложил тут же пойти и командировать кого-нибудь из храмовников — да хоть того же Каллена, пусть парень в большой мир выберется! — в Киркволл, чтоб тот посмотрел и доложил — спит Мередит с Орсино или нет. Маг и храмовник пожали друг другу руки и отметили достижение консенсуса очередным возлиянием.
— Ура Героине Ферелдена! — рявкнул кто-то, видимо, тост, но его массово поддержали:
— Ура Героине Ферелдена! Ура Герою реки Дэйн! Ура Серым Стражам!
Не сразу я сообразила, что Героиня Ферелдена — это вообще-то я и есть, с недоумением оглядывая толпу, быстренько сгруппировавшуюся вокруг меня с обожанием во взгляде.
А дальше народ вообще пошёл в разнос:
— Качать Героиню Ферелдена! — и тут же ко мне потянулись десятки рук, норовя куда-то утащить.
— Пусть это делают только гномы! — завопила я, понимая, что сопротивление бесполезно. — Так хоть падать будет недалеко! — эти полупьяные идиоты только поддержали меня дружным смехом. Но ведь реально же уронят! А-а!
— А Логейна мы на щите понесём! — предложил кто-то, и его предложение было встречено одобрительным рёвом. Шумной процессией, где все вперемешку славили меня, тэйрна и друг друга, мы прошли через форт Драккон и весь Денерим, обрастая по пути новыми участниками, которые вопили и славили с не меньшим энтузиазмом. Это был первое утро нового мира. И мы встретили его по-настоящему едиными. Осторожно, козлы, уроните ведь!

Отредактировано: Rogue


Предыдущая глава

Материалы по теме


15.05.2014 | Rogue | 782 | Кадр из Башни, джен, юмор, Anarore, POV, Амелл
 
Всего комментариев: 0

avatar