Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Слова пророчицы

к комментариям
<p><p>Место действия: пограничье Неварры и Тевинтера. Время: спустя полгода после реформировагия Инквизиции.</p> <p>Адель, наёмница, выполняя сомнительный контракт, находит нечто, превосходящее её ожидания.</p></p>
Автор: Fantomica

<p><p align="center"><strong>Слова пророчицы</strong></p> <p align="center"> </p> <p>Се бездонная бездна, колодец всех душ.<br /> Из сих изумрудных вод рождается новая жизнь.<br /> Приди же ко мне, дитя, дай тебя обнять.<br /> В моих объятьях ― Вечность.</p> <p><em>― Андрасте 14:11</em></p> <p align="center">*   *    *</p> <p align="center"> </p> <p>С хрустом потянувшись, Адель неохотно поднялась. Стол, заваленный свитками и книгами, с расстеленной на нём картой, придавленной с одной стороны пыльным фолиантом в чёрно-зелёной коже, с другой – бутылью прескверного бренди, всё же плохо подходил для сна. Шею пронзила боль, затёкшие от долгого сидения ноги также не уставали напоминать о себе. Во рту стоял противный вяжущий привкус дешёвого пойла.</p> <p>Бездна подери эти клятые гномьи карты! Угробив на них почти двое суток, Адель до сих пор не удалось определить точное расположение Шепчущей пещеры. Полтора листа заметок, составленных за это время, оказались бесполезны. Больше всего её злила даже не потеря пятнадцати серебряных, отданных за потрёпанный кусок пергамента, а собственная недогадливость.  Ещё раз окинув взглядом плод своих тщетных усилий, Адель кое-как добрела до узкой кровати и уснула, не успев даже скинуть сапоги.</p> <p>Открыв глаза, она обнаружила себя в странном месте – прежде ей не доводилось видеть ничего подобного. Сказать, сколько времени прошло с того момента, как сознание покинуло её, Адель не могла. Но ничего не вызывало беспокойства или даже удивления – происходящее казалось само собой разумеющимся.</p> <p>Высокие своды пещеры, залитой голубоватым свечением, не лунным и тем более не солнечным, едва угадывались в сыром тумане – очевидно, где-то неподалёку находилась река или озеро. Крупные, похожие на древесные ветви, жилы лириума покрывали стены, издавая пронзительный звук, именуемый «песней». Сквозняки, свободно гулявшие среди камней,  причудливо искажали его. Адель поняла, что это место находится где-то под толщей камня.</p> <p>Осторожно, стараясь не задеть ненароком один из светящихся отростков, она направилась по одному из коридоров, тянувшихся вглубь. Некто невидимый словно подталкивал её в спину, направляя этой дорогой. С каждым шагом едва заметное сияние, сперва чуть различимое на фоне лириумной сини, становилось всё увереннее, ярче, пока не превратилось в густое багряно-фиолетовое, такое, что глаза едва могли его вынести. Адель продолжала идти, машинально переставляя ноги. Тишина подземелья сменилась многоголосым шёпотом, отзвуками наполнявшим каждый уголок её сознания.</p> <p>Коридор закончился внезапно, открывая зал, в десятки раз превосходящий по размерам предыдущий. Но не это больше всего поражало воображение случайного наблюдателя. На полированных каменных плитах, окружённая клубящимся свечением, лежала спящая драконица. Её исполинское тело казалось фрагментом изначальной Бездны, впитывающим весь окружающий свет. Хор голосов внезапно обрёл слаженность, и в сознании девушки возникло слово – имя, повторённое тысячи раз с молитвенным благоговением.</p> <p>Внезапно глаз  существа раскрылся, и девушка почувствовала, как вихрь темноты затягивает её, и земля ускользает из-под ног.</p> <p>Резко, словно от падения, Адель проснулась. Несколько секунд не понимая, где находится, она хватала воздух ртом. Но матрас, явно набитый камнями, и тяжесть в ногах, настойчиво требовавших избавления от обуви, помогли вернуться в реальность. Несколько минут глаза привыкали к полумраку раннего утра. Знакомый узор из трещин, покрывавших потолок, окончательно заставил её увериться, что всё это было лишь сном.</p> <p>Когда из-под опущенных ставень начал пробиваться холодный серый свет, Адель, пошатываясь, добралась до умывальника. Плеснув в лицо пару пригоршней воды, она окончательно согнала остатки сонливости. Распахнув оконце, девушка с наслаждением вдохнула стылый воздух. Её ждали дела.</p> <p>Узкие улочки Соласа, городка в северной оконечности Неварры, у самых границ Империи Тевинтер, в столь ранний час были пустынны. Сухой степной ветер дул уже четвертые сутки. Ранняя осень в этих краях почти неотличима от позднего лета. К середине дня будет жарко, как в глотке дракона, и так же смрадно – особенно, когда оживёт здешний рынок. Здесь торговали винами, шерстью, травами, разной снедью – от яблок до солонины, и немного – книгами и манускриптами. Но иной раз попадались и совершенно диковинные вещицы.</p> <p>Адель плотнее запахнула полы своего вытертого камзола, не позволяя песку пробраться под одежду, и прибавила шагу. Она миновала городские ворота беспрепятственно – караульный, по-видимому, спящий мертвецким сном после вчерашней попойки по случаю какого-то местного празднества, даже не вышел из своей комнатушки.</p> <p>В часе ходьбы отсюда, со стороны Имперского тракта, притаился лагерь контрабандистов – три палатки, едва заметные с верхушки ближайшего холма. Лёжа ничком среди колючей буро-жёлтой травы, Адель рассматривала их до рези в глазах. Несколько людей, трое или четверо, и двое косситов – широкоплечих рогатых великанов, ходили туда-сюда или ненадолго присаживались к костерку. Впрочем, огонь увидеть так и не удалось. Вздохнув, девушка сложила подзорную трубу (пять золотых, грабёж в чистом виде, но гномья работа всегда немилосердна к кошельку), затолкав синий бархатный футляр поглубже в дорожную сумку. Даже если дело закончится провалом, за свои пожитки она будет бороться до последнего.</p> <p>Её наниматель сказал, что крупная партия гатлока – кунарийского взрывчатого порошка – должна прибыть позавчера на пиратском корабле, оплывшем с побережья Сегерона пару недель назад. Похоже, что ловкие дельцы уже успели разгрузить товар и спуститься вниз по реке к самому тракту. Адель подивилась их ловкости и невероятной наглости – не каждому удаётся пройти незамеченным перед самым носом тевинтерских дозорных. Значит, среди тех людей в лагере наверняка есть маг, или даже несколько. Это неприятное открытие заставило её едва слышно выругаться. Цена за дело, на которой они сторговались, внезапно стала казаться излишне скромной.</p> <p>«Если вернусь живой, сдеру с этого хитреца на двадцать соверенов больше!»</p> <p>Ещё несколько минут Адель размышляла о том, сколь многие наживаются на бесконечной войне Империи и кунари. Для сброда всех мастей, не боявшегося запятнать свою репутацию (а иной раз и руки), как и для ушлых торговцев, кровавая грызня была лишь средством набить карман – обе стороны щедро платили за оказанные услуги. Конечно, исключение составляли те, кто вовремя не позаботился скрыть следы своих прошлых сделок – они по обыкновению заканчивали свои дни и карьеру быстро и иной раз весьма мучительно.</p> <p>Очевидно, её целью была одна из палаток – в ней контрабандисты должны прятать трофейный гатлок. Адель засомневалась. Если с Сегерона отчалил целый корабль, не слишком ли мало взрывчатого порошка осталось к настоящему времени? Она слышала рассказы о чудовищной разрушительной силе, которой обладало это изобретение кунарийских алхимиков, но никто в здравом уме не станет гонять туда-сюда корабли, да ещё  через охваченные войной района, только ради пары мешков чего бы то ни было. Значит, закончить всё быстро не стоило и думать. Она вздохнула ещё раз. Её купили за бесценок, но это ненадолго.</p> <p>«Пожалуй, стоит прибрать немного порошка для себя – поджарить эту крысиную задницу, если снова попытается хитрить».</p> <p>План обезвредить всех контрабандистов по одному она отбросила сразу, как только в поле зрения появились косситы. Если дело дойдёт до рукопашной, лучше сразу бежать. Перебрав в голове немногие из оставшихся вариантов, Адель остановилась на том, что получалось у неё лучше всего – бить из укрытия. К тому же, ветер как раз достаточно утих.</p> <p>Длинный лук – великолепный образчик работы антиванских оружейников, эбеновое и розовое дерево, инкрустированное серебром, она назвала Красавицей. Не вызывало сомнений, что столь искусная вещь принадлежала когда-то одному из печально известных Воронов. У неё лук оказался по странной случайности. Адель возблагодарила судьбу – Красавица не подводила ещё ни разу.</p> <p>Помянув всех известных богов (Создатель и Андрасте, конечно, шли первыми, но забывать остальных, рискуя навлечь на себя их гнев, не хотелось), девушка положила на тетиву стрелу с привязанным к наконечнику маленьким мешочком. Пытаясь высечь над ним искру свободной рукой, она едва не уронила огниво. Наконец, промасленная ткань загорелась. Прищурившись, Адель сосредоточенно выбирала цель.</p> <p>Она ждала, пока пламя не начало лизать кончики пальцев. Стрела с тихим гудением унеслась в сторону палаток. Только бы не ошибиться. </p> <p>Ветер поднялся внезапно – северо-восточный, пронизывающий. Он довершил начатое. Мгновение – и по матерчатым стенам палатки уже расползалось пламя.</p> <p>Она не ошиблась. Эхо взрыва громом разнеслось по окрестностям. Похоже, допрашивать будет некого. Живописное чёрное пятно на месте лагеря подтвердило догадку. Значит, придётся искать оставшийся груз самой. Адель меньше всего на свете сейчас хотелось копаться в останках несчастных контрабандистов, разлетевшихся по выжженной траве. Мысль о том, что, попади она к ним в руки, жалеть бы пришлось её, не особенно утешала.</p> <p>На раздумья почти не оставалось времени. Усевшись на землю, девушка вытащила помятую карту. Один из уголков уже начал рваться. Расстелив пергамент на колене, она принялась сосредоточенно изучать то место, где по расчётам должна была находиться пещера. Мысль об этом появилась у неё ещё на постоялом дворе – и, слава Создателю, сейчас гномьи письмена наконец обрели ясность.</p> <p>Отряхнув одежду, Адель поднялась, и ещё раз сверившись с картой, уверенно зашагала на запад. Если повезёт, ей удастся миновать развилку Имперского тракта до того, как один из патрульных отрядов – обычное дело для этой местности – заметит её. Оттуда до нужного места рукой подать.</p> <p>Заночевать, по-видимому, всё же придётся под открытым небом. Идти обратно через степь в потёмках будет большой глупостью. Дорога сюда заняла три часа, и ещё два – до перекрестка, а до заката оставалось совсем немного. Не то, чтобы это могло обернуться проблемой – фляга с водой и коробка с припасами, собранная как раз для подобного случая, делали всё похожим на обычный пикник. Если, конечно, под словом пикник подразумевать что-то, включающее взрывы и смертельную опасность.</p> <p>Мысль провести ночь в пещере даже не приходила Адель в голову. От места, прозванного Шепчущим, обычно не ожидаешь ничего хорошего. Она прибавила шагу.</p> <p>По мере продвижения в сторону имперских границ, угроза ощущалась всё явственнее. По большей части, виновато здесь разыгравшееся воображение – что тевинтерским магам, даже самым завалящим, делать в такой глухомани? Этот унылый изъеденный ветрами кусок земли не представляет ровным счётом никакого интереса для честных подданных империи. Поэтому любая встреча могла закончится кровопролитием. А новых жертв Адель, по возможности, хотела избежать. В конце концов, нанимали её вовсе не для того.</p> <p>Однообразный пейзаж тянулся на многие мили вокруг. Когда вдали показалась облачко пыли, девушка заметно приободрилась. Но, решив не испытывать судьбу лишний раз, пригнулась как можно ниже, притаившись среди сухого кустарника и стеблей ковыля. Вскоре пара всадников на усталых лошадях выехала на дорогу аккурат в том месте, где тракт расходился надвое – один из путей вёл в Неварру, другой шёл вдоль южной границы Тевинтера. Судя по одежде, эти двое принадлежали к имперским войскам. Наверняка патруль. И люди, и лошади выглядели измученными. Даже со своего места Адель видела                                                                                                                                  покрытые разводами грязи лица и рой насекомых, вьющихся вокруг усталых животных. С минуту покружив около перекрёстка, дозорные развернули коней обратную сторону.</p> <p>Остаток пути до входа в пещеру Адель преодолела перебежками от одного укрытия к другому, а на ровной местности – ползком. Контрабандисты додумались спрятать трофейный гатлок, но вот на то, чтобы замаскировать вход как следует, смекалки у них не хватило.</p> <p>Внутри пахло отсыревшей древесиной, гнилью и чем-то едким. Испарения, идущие от ближайшей речушки, пропитывали всё вокруг. Низкий – впору коснуться рукой – потолок был весь источен переменчивыми течениями. Наверняка, в дни прилива пещеру затапливало целиком.</p> <p>Очевидно, перед тем, как оставить свои запасы, хозяева этого места потрудились соорудить настил из досок для защиты товара. Груды мешков из плотной желтоватой ткани были свалены у дальней стены пещеры. Адель вспомнила, как читала где-то о том, что гатлок боится воды – достаточно нескольких капель, и его чудесные свойства исчезают. Контрабандисты, должно быть, изо всех сил старались сбыть его с рук, если не хотели лишиться всего разом. В голове мелькнула мысль залить порошок водой, но прикинув, сколько её потребуется, девушка решила отказаться от этой затеи. Огонь тоже уничтожит его, и, притом, наверняка. Главное – быть как можно дальше в тот момент, когда заполыхает.</p> <p>К счастью, земля уже успела просохнуть – выложить на ней дорожку до выхода не составит труда. Без особого успеха повозившись с завязками, Адель распорола мешковину кинжалом, и вниз хлынул чёрный ручеек. В ноздри ударила вонь – такая, которой часто были окутаны лавки алхимиков разного толка. Кисловато-сернистая, она ощущалась даже сквозь плотную ткань. Адель спешно принялась разгребать лезвиями растущую кучку порошка.</p> <p>Времени на это занятие ушло больше, чем она думала. Когда всё было готово, девушка тщательно протёрла клинки промасленной тряпицей – ей не доводилось прежде слышать о влиянии гатлока на сталь, но предосторожность никогда не помешает. Подобравшись к самому выходу, она сосредоточенно принялась высекать искру. Что было делом непростым, учитывая сырость и дрожащие руки. Наконец, пропитанный маслом и гатлоком кусочек ткани занялся робким пламенем. Адель швырнула его к началу чёрного ручейка, и опрометью бросилась прочь из пещеры.</p> <p>Задыхаясь, она рухнула на землю за небольшой каменной грядой, среди иссохшей травы. Ноги онемели, дыхание с хрипом вырывалось из груди, сердце заходилось в бешеном ритме. Оставалось только надеяться, что убежать ей удалось достаточно далеко.</p> <p>Мгновения шли, но ничего не происходило. Затея казалось провалившейся. Сейчас придётся вернуться обратно.</p> <p>Новый взрыв по своей силе превосходил предыдущий многократно. Адель растерянно потрясла головой – уши заложило от ужасающего грохота. Она почувствовала, как звук, распространяясь по земле, превращается в рябь. Облако дыма и каменной крошки поднималось с того места, где прежде был вход в пещеру.</p> <p>Отлично. Её работа здесь закончено. Теперь нужно лишь убедиться, что тайник уничтожен окончательно. Адель надеялась, что тевинтерские дозорные уехали достаточно далеко, чтобы не слышать эхо взрыва, или, по меньшей мере, принять его за отдалённые раскаты грома. Во всяком случае, никто из них пока не мчался во весь отпор в её сторону, стоит закончить дела и скрыться как можно быстрее. Искушать судьбу сегодня ей больше не хотелось.</p> <p>Прикрывая слезящиеся глаза, пригнувшись, Адель вошла в пещеру. Увиденное заставило её ноги прирасти к полу.</p> <p>Среди закопченного камня и клубов дыма, зияла внушительная дыра – дальняя стена и часть пола оказались разрушены. Силы взрыва оказалось достаточно, чтобы пробить каменную плиту. Пошатываясь, девушка подошла к краю пролома.</p> <p>Внизу, под ногами расстилалось зрелище, от которого перехватывало дыхание. Груды камня, обрушившись под влиянием гатлока, были столь велики, что, в свою очередь пробили пол открывшейся сети туннелей, устремившись вниз, к постройкам ещё более древним – возможно, даже до самих Глубинных троп.</p> <p>Эхо, порождённое взрывом или каменной лавиной, или же и тем, и другим, ощущалось до сих пор. Превозмогая головокружение, Адель осторожно сделал шаг назад, держась рукой за скальный выступ. Потом ещё шаг. Ещё…</p> <p>В следующий миг земля ушла из под ног, и девушка, потеряв равновесие, скатилась по внезапно ставшей пологой каменной плите. Несколько секунд она парила, не чувствуя собственного тела, но затем притяжение всё же взяло верх. Удар выбил из лёгких остатки воздуха, сверху посыпались тучи пыли и щебня. Адель прикрыла голову руками, надеясь, что среди булыжников не найдётся достаточно крупных. Несмотря на мелкие острые камешки, впившиеся в тело, встать она не могла. Раскалённая боль в правой ноге чуть выше колена, саднящие рёбра и глубокий порез над левой бровью осложняли и без того непростое положение. Она смахнула кровь, заливавшую глаз и огляделась.</p> <p>С трудом встав, Адель обнаружила, что находится ниже, чем можно было представить. Значит, выбраться тем же путём теперь невозможно. Впрочем, карабкаться на такую высоту со сломанной костью она вряд ли смогла бы.</p> <p>Дорожный мешок вопреки всему уцелел – главным образом потому, что первой на камни упала она. Футляр с увеличительной трубой, фляга, свёрток с едой, огниво, даже склянка с маслом – ничего не пострадало. Кашляя, Адель нащупала то, что искала. Карта тоже была в порядке.</p> <p>Тусклый дневной свет, едва пробивавшийся через дыру в камне много выше её головы, всё же позволял разглядеть гномьи письмена. Пошарив в поисках подходящей палки, Адель с удивлением обнаружила покрытую золой, пылью и паутиной жаровню. Если ей удастся развести огонь, будет гораздо лучше.</p> <p>Когда пламя, наконец, набрало силу, девушка смогла внимательно рассмотреть место, в котором очутилась. Уходящие далеко вверх стены из гладкого тёмного камня казались древними, гораздо древнее, чем казалось поначалу. Адель думала, что каким-то образом очутилась на Глубинных тропах, особенно учитывая близость Имперского тракта. Но эти постройки не походили ни на одну из известных ей крепостей гномов.</p> <p>Раз так, то карта здесь была бесполезна. Но несколькими уровнями выше наверняка должны располагаться и гномьи туннели – иначе толща камня не обрушилась бы с такой легкостью. Ей оставалось лишь найти их, а оттуда добраться до поверхности будет не в пример легче. По крайней мере, она на это надеялась.</p> <p>Так или иначе, с раной в ноге далеко уйдёшь. Девушка стиснула зубы. Сняв перчатки и аккуратно срезав остатки ткани, она извлекла флягу, маленькую плоскую баночку и несколько полос чистой ветоши. Тратить воду не хотелось, но оставлять рану непромытой – верное самоубийство. Когда тонкая струйка смыла грязь и кровь, Адель едва сдержала крик. На мгновение боль заслонила весь мир. Придя в себя, она раскрыла баночку и щедро нанесла густо пахнущую травами мазь на рану. </p> <p>Проверив оружие, Адель соорудила подобие костыля из чего-то, напоминавшего гладкую белую палку. Она хотела думать, что это было дерево, а не какая-нибудь кость, слишком странная для того, чтобы принадлежать одному из известных ей животных. Сейчас воин из неё никудышный. Если повезёт, то хватит и одного лука – благо, тетива всё ещё цела.</p> <p>Осталось найти факел. Он на удивление быстро отыскался на противоположной стене. Адель с трудом вытащила рассохшееся основание из металлического кольца и уселась поближе к жаровне. Немного подумав, она решила подкрепить силы и заставила себя съесть две галеты и кусочек вяленого мяса. Девушка встряхнула флягу – воды оставалось чуть меньше половины – и сделала несколько глотков. Разомлев от тепла, она не заметила, как уснула.</p> <p>Во сне ей привиделся брат – высокий, светловолосый, карие глаза гневно смотрят прямо на неё. Он говорил, сердито, взволнованно, указывая на что-то рукой. Но когда Адель поворачивалась, чтобы взглянуть туда, перед глазами стояла лишь стена непроницаемого молочно-белого тумана. За спиной брата маячили бледные тени – чьи, она не могла разобрать. Слова слетали с его губ чёрными птицами, но разобрать их было невозможно. Потом он сам превратился в стаю воронов, окруживших Адель. Она пыталась отмахиваться, но птицы были со всех сторон, и каждое прикосновение их крыльев ранило, как удар кинжалом.</p> <p>Когда Адель открыла глаза, угли едва тлели. Поворошив их палкой, она со стоном поднялась. Из её убежища шёл всего один путь. Когда факел разгорелся, девушка уверенно направилась вперёд.</p> <p>Но одной уверенности было мало. Адель не знала, сколько времени провела под землёй – несколько часов или всю ночь. Вскоре поклажа стала казаться невероятно тяжелой, сломанная нога отзывалась на каждый шаг невыносимой болью, а факел начал чадить – надолго его не хватит. Ей почудилось, что в темноте скребётся что-то невидимое.</p> <p>Отчаянно озираясь, Адлеь вдруг заметила на одной из стен тонкую светящуюся полоску. Наклонившись ближе, она едва не выронила факел. Лириум! Невероятная удача! Если поблизости есть лириумный рудник, значит, выбраться будет куда проще. О том, как она объяснит своё присутствие, Адель не задумывалась.</p> <p>Но очень скоро она осознала, что ошиблась. Хотя, по мере движения вдоль лириумной жилы, количество сияющего камня увеличивалось, ничего, даже отдалённо похожего на гномьи шахты, не встретилось. Наконец, глазам Адель предстала колоссальных размеров пещера, пронизанная голубым узором. Ряды изящных колонн естественного происхождения поднимались на небывалую высоту. От такого зрелища захватывало дух. Вероятно, где-то рядом был выход на поверхность – девушка чувствовала лёгкий ветерок и запах воды.</p> <p>За спиной раздался странный перестук. Выронив факел и самодельный костыль, Адель резко развернулась, выхватив стрелу. Она натянула тетиву и принялась искать источник звука. В тени одной из колонн притаилось нечто, очертаниями напоминающее человека.</p> <p>- Выходи, живо! – голос девушки дрогнул и сорвался. Её знобило – от внезапного страха или же от лихорадки, руки с трудом удерживали лук. – Живо! – повторила она.</p> <p>Существо вышло из тени, и Адель, наконец, смогла разглядеть его, или, скорее – её, во всей красе. Высокое, почти вдвое выше обычного человека, неимоверно худое, с ног до головы закутанное в мягкую переливающуюся чёрно-синюю ткань. Когда нечто подняло голову, отбрасывая похожие на капюшон складки, девушка едва сдержала крик – то, что она приняла за одежду, оказалось продолжением тела, словно вплавленным в него. Лицо, с женственными, но резкими чертами, больше походило на костяную маску, будто некоторые части черепа вдруг вздумали расти наружу. Кожа существа, пепельно-серая, была тонкой, как бумага. Но глаза – вытянутые, с кроваво-красным белком и блестящей чёрной радужкой, похожей на спинку жука, казались самым жутким зрелищем.</p> <p>Сделав несколько шагов, оно (или она?) остановилось. Девушка, оцепенев от ужаса, замерла, не в силах сдвинуться с места, хотя разум кричал «Беги!» что есть мочи. Склонив голову в умиротворяющем жесте, существо заговорило:</p> <p>- У тебя нет причин бояться меня, - голос был глубок и вкрадчив. – Я не причиню тебе вреда, человек. Долгое время я звала и ждала, и ты – первая, кто услышал меня.</p> <p>- Кто… или что ты такое? – хрипло проговорила Адель. Лук выпал из внезапно налившихся свинцовой тяжестью рук.</p> <p>- Я – Сивилла, - этот ответ существо, похоже, считало исчерпывающим.</p> <p>- Никогда о тебе не слышала. Но зачем ты звала? Кого?.. </p> <p>Нечто подняло длинную когтистую руку, обрывая поток вопросов.</p> <p>- Не сейчас, человек, - суровый тон заставил Адель умолкнуть. В этих словах, в том, как они были сказаны, чувствовалась почти неодолимая, гипнотическая сила.</p> <p>Сивилла скользнула вперёд. Удивительно, как столь крупное создание способно двигаться почти бесшумно. Запоздало решив, что ей, возможно, стоит бежать отсюда, Адель поняла, что тело не слушается. Она была не в состоянии пошевелить и кончиком пальца.</p> <p> Внезапно прямо перед ней возникло бледное лицо Сивиллы. Крик комом застыл в горле. Красно-чёрные в прожилках глаза смотрели прямо в её разум. Адель почувствовала себя книгой, чьи страницы треплет пронизывающий ветер – ни одно воспоминание, ни одна мысль не могла скрыться от этих холодных прикосновений.</p> <p>Пытаясь сопротивляться, она лишь растратила силы. Боль ушла, и страх тоже. Лицо брата всплыло на мгновение в памяти – и угасло. Утратив волю к борьбе, сознание стало разглаживаться, изгоняя все прочие чувства и стремления. Гдё-то на границе реальности возник тихий шелест, постепенно превращающийся в слова. Каждое из них падало в разум каплей раскалённого металла. Она жаждала подчиниться.</p> <p>- Ты отправишься в Минратос, в Круг Магов. Не бойся ничего – ты несёшь мою волю, и она защитит тебя. Доставь послание архонту и магистрам, - голос в голове был подобен грому. Она дрожала всем телом.</p> <p>- Скажи им, что конец мира близок, ближе, чем они смели думать. Скажи, что я предлагаю им свою помощь – как равным, не как слугам. Скажи, что лишь объединив наши усилия, Империя сможет победить врага столь грозного и древнего.</p> <p>- Если же не внемлют они гласу разума, презренные, то горе им. За свою гордыню и тщеславие уплатят они жизнью – своей и ближних. Ибо на головы их падёт кара божества, чей храм столь беспечно ими попираем. Если, ослеплённые, отвергнут они мои слова, то сама земля восстанет, и я силой возьму то, что принадлежит мне по праву! – нестерпимо яркий свет обжёг глаза, и девушка лишилась чувств.</p> <p>Адель обнаружила себя стоящей посреди пещеры, чьи пронизанные лириумом стены казались ей смутно знакомыми. Мягкое свечение едва разгоняло темноту. Ощупью двигаясь вперёд, она шла вперёд по узкому сводчатому туннелю. Где-то здесь должен быть выход.</p> <p>У неё была цель.</p> <p>И ни одна сила в мире не способна помешать ей.</p></p>



13.06.2016 | Fantomica | 423
 
Всего комментариев: 0

avatar