Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Кадр из Башни. Глава шестая. История морозногорская. Замок с привидениями. Часть 2

к комментариям

Жанры: джен, юмор, POV

Персонажи: ж!Амелл, сотоварищи и толпа оригиналов для антуража
Статус: закончен
Описание: Помимо основной задачи, Солоне Амелл предстоит много других важных дел - присматривать за отрядом, чтобы не расползлись, как тараканы, помогать ближним по мере сил и возможностей, поддерживая репутацию ордена Серых Стражей, и, самое главное, встретить реальную жизнь лицом к лицу. Не так уж и просто, если ты всю свою жизнь провела в крепости Кинлок на полном довольствии, в тепле и заботе. Но Башня готовит отличные кадры! 
 
Автор: Anarore

Не знаю, куда я угодила, но с первого мгновения мне тут не понравилось. Было темно, холодно и тошнотворно. Я открыла глаза, и ничего не изменилось. Даже захотелось закрыть их обратно. Я лежала на каменном, поражённом скверной полу, посередь набрякших мешков мясистой плоти и трупов порождений тьмы. Глубинные Тропы.
— Солона, вставай, — меня схватили за локти, поставили на ноги и даже заботливо отряхнули. Я пошатнулась, но Винн не дала мне упасть, хотя и сама была бледна, как смерть, и явно на грани полного истощения: физического, магического и морального.
Я оглянулась. У стены, бессильно прислонившись, сидел Зевран, покрытый кровью с ног до головы, причём явно не только порождений. Эльф едва дышал, а его тусклый взгляд временами полностью терял осмысленность. Рядом с ним, оперевшись на свою огромную секиру, переводил дух Огрен, тоже изрядно помятый. Ноги у гнома явственно дрожали, но он не собирался просто так раскисать и ещё пытался сообщить какое-то присутствие духа товарищам. Странно, мне казалось, что я это уже где-то видела...
— Они идут... — одними губами сказал Ворон, сделал попытку встать, чтобы достойно встретить врага, но тут же закашлялся, и свежая кровь окропила его руку, которой он прикрывал рот. Похоже, что пробито лёгкое. Да, в него попал какой-то особо меткий генлок, только мне казалось, что это было так давно и уже прошло... Винн сделала слабый пасс, но знакомый синеватый огонёк исцеления вспыхнул и погас на кончиках её пальцев.
— Маны нет, — тихим шёпотом призналась она, почти заглушённая очередным приступом кашля.
— Эх, Бранка, девочка, жаль, что я тебя так и не нашёл, — тихо пробормотал себе под нос Огрен, вздыхая.
Я смотрела на них и вокруг с полной беспомощностью во взгляде. Неужели это конец? И мы сгинем на этих Тропах, так и не найдя наковальню? Лишь бы только остальные не шли нас искать — пусть отправляются в Денерим, сделают Алистера королём и помогут ему справиться с архидемоном. Видимо, придётся обойтись без гномов.
«Однако если Зевран сказал, что порождения тьмы идут — то где же шёпот скверны?» — подумалось мне, и в эту же секунду в мой мозг вторгся этот шипящий вкрадчивый голос. Сердце забилось гулче... Так много! Больше двух десятков, я могла поручиться. Мы не справимся. Я чувствовала себя относительно боеспособно, но остальные...
Они приближались нарочито медленно и нагло — зная, что уже загнали нас, что бежать мы уже не можем, да и, по сути дела, некуда нам бежать. Вожак тварей поигрывал топором и что-то ворчал, не скрывая превосходства в голосе. Его поддержал эмиссар парой понятных людям ругательств, выкрикнутых противным, хриплым, но почему-то надломленным и визгливым голосом. Мы рефлекторно сжали оружие, только бросаться в бой смысла всё равно не было — за спинами этих двоих толпился целый отряд порождений, радостно скалящих зубы-иглы.
— Жаль, что это конец, — безжизненно за моей спиной сказал Винн, теряя всякую волю к сопротивлению. Умирать нужно достойно... Смотри смерти в глаза... Это не страшно, как будто бы засыпаешь... Как всё глупо, глупо! Единственное, о чём ты думаешь, глядя в лица своих убийц — это как бы исхитриться и всё-таки вырваться, и жить, жить дальше! У меня на глаза навернулись бессильные слёзы. Мне нельзя сейчас умирать! Я... я боюсь умирать, я не хочу! Я оглянулась назад на своих товарищей разной степени храбрости и фатализма. Да что ты ноешь, дура, если выход тебе прекрасно известен. Я полностью отрешилась от чувства, что где-то я это уже видела, что где-то я это уже проходила. Мои товарищи вот-вот погибнут, а я думаю о чём-то постороннем!
— Нет, это не конец, Винн, нет, — торопливым шёпотом сказала я, лихорадочно дыша и дрожащей рукой ощупывая клинок. К архидемону чистоплюйство, я должна...
Клинок вошёл в мякоть ладони легко и остро, оставив после себя мгновенно набухнувший алым порез. Ощущение необычайной силы — бесконечной, пьянящей, совершенно доступной, — наполнило меня до краёв, и я поспешила обрушить её порождений тьмы, а в непрекращающийся шёпот скверны вплелись какие-то другие зовущие голоса, тёмные и липкие. Мир вокруг вдруг потускнел, застыл и потерял реальность, словно кто-то вытолкнул меня за пределы времени. Только три фигуры у стены казались имеющими плоть и существующими на самом деле. Фигуры, которых раньше здесь не было и быть не могло.
— Дитя... — качал головой Ирвинг, его голос звучал совсем по-старчески, будто бы Первый Чародей махом постарел на много-много лет, а в глазах не было и следа ненависти — только бесконечная печаль.
— Всё-таки малефикар, — констатировал Грегор, причём выглядел он устало и разочарованно, как отец ребёнка, которому сто раз говорили не играть с огнём, а он всё равно устроил пожар.
Каллен молчал, но был сосредоточен и мрачен, глядя куда-то под ноги. Он так же не проронил ни слова, с тихим шелестом доставая клинок из ножен, но это молчание и вся та боль, которую я увидела, едва храмовник поднял голову, была хуже любых обвинений.
С лязгом мой меч упал на пол, плача и пачкаясь кровью, я схватилась за голову. Что я наделала... Голоса демонов звучали хором и в разноголосицу, наперебой предлагая всё: власть, деньги, страсть, поклонение окружающих, власть, могущество, власть, силу, силу, силу... Я тонко взвыла, пытаясь изгнать их из моей головы. Прочь, прочь, пошли прочь! Оставьте меня, я не стану вас слушать! Где-то совсем рядом я ощутила холод клинка. «Он тебя убьёт!» — предупреждали они, пели они. — «Убей его первая, спаси себя, выживи, выживи!»
Я могла только отрицательно мотать головой и захлёбываться слезами. Не-э-эт, только не опять, только не... Опять?! Опять?! Я ухватилась за это слово, всплывшее, как пузырь на поверхности озера. Это неправда, это морок, это было, но уже прошло, прошло, я их прогнала... Пузырь лопнул, и я кубарем выкатилась куда-то прочь из этого кошмара, успев только увидеть, как место, где я только что стояла, пронзает серебристая длинная вспышка.

— Надо же, выбралась, — раздался надо мной удивлённый голос леди Ирманди, точнее, демонессы, которая так себя называла. Я подняла голову, отрывая взгляд от серо-зелёной растрескавшейся земли Тени, и почувствовала себя невероятно жалкой под взглядом безукоризненно выглядящей аристократки. Её серебристое платье с чёрной отделкой сверкало ярче сугробов на солнечных склонах гор, белые волосы были уложены в сложную конструкцию на голове, из-за обилия со вкусом подобранных украшений смотревшейся по меньшей мере короной, а на лице не было черты, которая нарушала бы совершенство, увековечить которое счёл бы невероятной честью и невыполнимой задачей любой скульптор. Я же, встрёпанная, тяжело дышащая, с бешеным взглядом, не до конца осознавшая, что кошмар закончился, валялась в пыли и истекала кровью, не в силах предпринять что-нибудь, чтобы спасти свою жизнь...
— Ты чё делаешь?! — возопила демонесса, когда я со всего размаху впечаталась лбом в землю. Проморгавшись и собрав глазки в кучку, я окончательно убедилась, что так-то лучше — во всяком случае, никакой морок на меня сейчас не действовал.
Сплюнув оставшуюся на зубах пыль, я поднялась, отряхиваясь. Одновременно с этим сами собой зажил порез на руке, кольчуга сменилась каким-то гибридом среднего доспеха и мантии мага, уложились в нормальный хвост волосы, по личной просьбе эрла Эамона выкрашенные в чисто чёрный, дабы не травмировать Собрание Земель, когда я на нём появлюсь, в руке появился Мэриков меч. Я была полностью готова принять бой с этим порождением Тени.
— Странно, думала, малефикары более уязвимы... — продолжила бормотать себе под нос демонесса, не обращая на мои метаморфозы никакого внимания. — Ну и ладно, — хлопнула она себя по бёдрам, возвращаясь в действительность. — Сделаем всё по старинке. Я убью тебя и захвачу твоё тело, — и прежде, чем я что-либо сообразила, швырнула в меня мощный магический сгусток. Я протестующе вякнула, прикрылась щитом, и снова протестующе пиликнула, когда разглядела, что Ирманди даже не думала превращаться в нечто рогато-копытное вопреки всем канонам демонологии. Всем известно, что демоны сражаются только в своём истинном облике, но ей почему-то было плевать на заключения авторитетных старцев, живших много веков назад.
— Странно, думала, демоны менее человечны, — пробормотала себе под нос уже я. Однако, демонесса меня услышала и довольно расхохоталась:
— А-а! Понравилось, да? Видишь ли, тело можно захватывать и по-другому, не так, как это обычно делают мои сородичи. На более долгий срок и с сохранением качества. Я сама придумала! — самодовольно заявила Ирманди, гоняя меня по окрестностям плотным магическим огнём и не давая времени на контратаку. — В этом теле я прожила пять лет, и видишь — ни малейшего следа разложения!
— Только вот со временем они всё равно портятся, — печально вздохнула она, пока я с диким визгом в красивом прыжке преодолевала не вовремя возникшую расщелину под ногами, заодно пропуская под собой азартно искрящуюся молнию. Тьфу, Мор и всего его архидемоны, когда она уже наконец выдохнется?! — Так что придётся менять...
— Ну а я-то здесь причём? — взвыла я, в попытке уклониться от особо мощного удара пробегая по скале параллельно земле. Чуть не грохнулась наземь.
— Мне больше никто не подходит, — капризно надула губки демонесса. — Седая совсем старая, рыженькая слишком смазлива, чернёнькая и вовсе дикарка. А у тебя и внешность интереснее, и вообще ты маг, — я не замедлила проклясть и «интересную внешность», и свой магический талант. Вечно они доставляют мне проблемы. — Думаю, мага хватит на более длительный срок. Но для его подчинения нужно много сил. Их можно получить из магии крови... или лириума. И того, и другого нужно много, очень много! Лириум даже лучше — его можно хранить сколько угодно долго и он всегда готов к использованию, — я очень порадовалась за неё, скрежеща зубами и наворачивая уже, наверное, круг десятый, в своём классе побивая все рекорды по бегу в полном обмундировании. — Ты уж извини, что я так много болтаю, — картинно всплеснула руками демонесса, и я почувствовала, как перебирать ногами становится невыносимо тяжело, словно я увязла в густом киселе. Не нравится мне это... — Просто так и тянет поделиться с кем-нибудь своей гениальностью, но свои ведь сопрут идею-то, а ты сейчас всё равно умрёшь, — сказано это было так просто, но веско, что я почувствовала, как волосы не только становятся дыбом, но ещё, кажется, седеют, и уже приготовилась смотреть повтор самых значимых моментов своей жизни — говорят, так бывает перед смертью, когда мир вокруг пустился в пляс и меня второй раз за день потянуло куда-то за его пределы...

Я застонала, испытывая очередное неприятное пробуждение. На этот раз, если судить по холодной и твёрдой, но, кажется, чистой поверхности под моей спиной и каменному своду над головой — в реальном мире.
— Ну вот, так-то лучше. С возвращением, командир, — потолок сменился наглой эльфийской рожей, и я только отмахнулась от попыток Зеврана мне помочь, самостоятельно приводя своё тело в вертикальное положение. Когда голова перестала кружиться и я смогла сфокусировать взгляд в одной точке, я разглядела, что, так же скрипя и пошатываясь, с земли встаёт Лелиана и крутит башкой Шейла, Ворон же выглядел вполне бодрячком.
— Что... что случилось? — приложила руку ко лбу, чувствуя себя так же, как и утром, после разудалой пьянки по поводу воцарения Белена на трон и обретения наковальни Каридина, поприсутствовать на которой и поднять пару тостов меня умоляли всем Советом Старейшин. Проще говоря, ощущения были премерзостные. Только что пить не хотелось.
— Эта швабра нас всех усыпила, потом я очнулся, ты валяешься, она истуканом стоит и пялится куда-то, ну я вырубил её, и очнулись уже все, — коротко, но по существу доложил Зевран, лучась довольством. Только я всё равно ничего не поняла.
— Ты сам очнулся и выбрался из насланного демоном сна? — подозрительно уточнила я. В теории, это, конечно, возможно, и даже на практике, но обычно для этого надо набить морду тому самому демону, а я что-то не заметила эльфа, когда бегала от Ирманди. — И вырубил демонессу? Как? — сплавал на тот берег, пережал сонную артерию и приплыл обратно? Однако обернувшись, я убедилась, что на другом берегу и впрямь торчат чьи-то ноги, обутые в женские туфельки.
— Это был не такой сон, как там, в Башне. Так что да, я как-то из него выбрался, — озадаченно почесал маковку Ворон. — Ну а потом просто кинул в неё сапогами. Со второго раза попал, причём удачно, — я перевела взгляд на его ноги и увидела, что эльф и впрямь стоит в одних носках, от холода перебирая пальцами ног. Присмотревшись, я заметила, что в голубом лириумном растворе возмутительно чернеет один сапог антиванской работы.*
— Зев, было совсем обязательно идти на такие жертвы, — умилённо всхлипнула носом я. — Эти сапоги так много для тебя значили... Обещаю, я обязательно куплю тебе новую пару! Нет, две! — расчувствовавшись, я прижала Зеврана к груди, точнее, просто от всей души обняла, но низкорослый ушастик с комфортом улёгся на бюсте, млея от привалившего счастья. Вот извращенец проклятый! Однако я немного потерпела, и только потом недвусмысленно сунула ему под нос кулак, всё-таки он мне жизнь спас.
На другом берегу бассейна застонали, и хором повернувшись на звук, мы увидели, как Ирманди, схватившись за голову, пытается встать на ноги. Кажется, на ней такой резкий выход из Тени сказался гораздо хуже, чем на мне.
— Говоришь, сапогом в неё метнул? — прогудела Шейла, с грохотом маршируя поближе к краю резервуара. — Так я тоже в неё чем-нибудь кинуть хочу! — и с этими словами голем выдрала из пола нехилый такой камушек, накрывший с головой и резко пришедшую в себя демонессу, и её дикие вопли. Земля содрогнулась, лириум немного расплескался, но с того берега никто больше признаков жизни не подал. На всякий случай я ещё приложила её «столкновением маны», чтобы уж наверняка. Деловито отряхнув ручки и задрав нос так, словно лично обрушила на Ирманди тонну-полторы камня, я скомандовала братве на выход — нас ждёт эрл Эамон, Собрание Земель и архидемон, а ещё нужно выколупать Огрена из винного погреба, Алистера с кухни и Винн из библиотеки, прервать увлекательный диалог Стэна и Мурзика и в сотый раз объяснить Морриган, кто тут главный, просто чтобы не терять форму, я их всех знаю, на минуту одних оставить нельзя!

*Поскольку канон — это наше всё, небольшое пояснение. Лично героям всегда приходилось выбираться из Тени самостоятельно, и никто не знает, можно ли освободить кого-то из такого сна вырубив демона в реальном мире. Но с другой стороны, мы снимаем морок с наших товарищей, убивая тех, кто ответственен за поддержание иллюзии, плюс ещё те усмирённые на третьем, вроде бы, этаже Башни. Так что, вполне возможно, если заставить демона потерять контроль и другим способом, то пострадавшие очнутся.

Послесловие:
— Эт-то что? — с подозрением воззрела я на две доски с загнутыми носами и ремнями посередине. Никаких хороших мыслей у меня эти приспособления не вызывали.
— Это лыжи, — доходчиво пояснила мне Лелиана. Ну да, сразу стало всё понятно, спасибо. — Ну, одеваешь их на ноги и едешь по снегу. Очень удобно, — снизошла до подробных объяснений церковница, наконец поняв смысл моего немигающего пристального взгляда.
— Ты забыла добавить, что в случае Сол, ехать она будет исключительно с Создателевой помощью и до ближайшего сугроба, — мерзко хихикнул Алистер за плечом рыженькой, уже стоя обутый в эти самые лыжи. Ага, значит их надо надеть на ногу, о, размерчик почти тот, надо только чуть-чуть поправить...
Ну вот, вроде бы всё так. Правда, ещё эти ужасные штуки оказались скользкими и так и норовили вместе с моими ногами разъехаться куда подальше, но пока я разбиралась с ремнями, Алистер, как настоящий джентльмен, держал меня за шкирку, не давая съехать вниз по склону.
— Так, держи палки, — впихнула мне вторую часть инвентаря бард, и пока я с удовольствием их осматривала и примирялась, как бы половчее стукнуть храмовника-недоучку, быстренько меня проинструктировала. — Спускаться с горы вообще просто — сгибаешь колени и стараешься не орать во весь голос, — я согласно закивала, не видя в этом ничего сложного, однако закономерно опасаясь, что здесь обязательно есть какой-нибудь подвох.
— А раз понятно... — протянул Алистер, заставляя меня опасливо покоситься на него. — То вперёд! — коварно он отпустил мой воротник и дал хорошего ускоряющего пинка.
Лыжи не замедлили исполнить своё предназначение, и с диким визгом я помчалась вниз по склону, взрывая пушистый снег и скрываясь из глаз товарищей. Радостно лая, Мурзик помчался за мной, думая, что его хозяйке просто вздумалось поиграть в новую игру. Кто-нибудь, снимите меня отсюда-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!..
— Ну ты дурак, да? — сердито покосилась на храмовника Лелиана.
— Да ладно, хорошо же едет, — возразил Алистер, сам хватаясь за палки. — Сейчас под горочку спустится, у Каленхада как раз остановится. Всё нормально, — убеждённо отмахнулся Страж и заскользил вниз по склону, за ним ничтоже сумняшеся последовали остальные с разной степенью сноровки, все, кроме Огрена, транспортируемого на санках псом и составлявшего мне достойный дуэт воплями и ругательствами. Вот перестану ехать, я им всем покажу, как надо со Стражами обращаться!

Отредактировано: Rogue


Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


15.05.2014 | Rogue | 685 | Anarore, Кадр из Башни, Амелл, POV, юмор, джен
 
Всего комментариев: 0

avatar