Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Кадр из Башни. Глава первая. История эльфийская. Часть первая. Откуда берутся эльфы

к комментариям
Жанры: джен, юмор, POV
Персонажи: ж!Амелл, сотоварищи и толпа оригиналов для антуража
Статус: закончен
Описание: Помимо основной задачи, Солоне Амелл предстоит много других важных дел - присматривать за отрядом, чтобы не расползлись, как тараканы, помогать ближним по мере сил и возможностей, поддерживая репутацию ордена Серых Стражей, и, самое главное, встретить реальную жизнь лицом к лицу. Не так уж и просто, если ты всю свою жизнь провела в крепости Кинлок на полном довольствии, в тепле и заботе. Но Башня готовит отличные кадры! 
Автор: Anarore

Нет, Создатель милосердный, только не подъём, не надо! Какого Мора этим храмовникам нужно так рано нас поднимать, а? Вот стану настоящим магом, гарлока с два меня кто-нибудь из кровати вытащит. Так-то. Стоп. Гарлоков же в Башне отродясь не было!
Я открыла глаза. Кажется, за столько лет Создатель научился прислушиваться к моим просьбам — это и впрямь оказалась не комната учеников и даже не Башня. Надо мной был растянут потолок палатки. А я так надеялась, что весь этот бред — Йован со своей подружкой, Дункан, Остагар и сваливший в неведомые дали тэйрн Логейн со всей армией — мне приснились. Честное слово, лучше бы меня усмирили. Я бы жила в тёплой Башне, была бы у меня нормальная постель и неподгоревшая каша! Зевая, я на четвереньках выбралась из низенькой палатки.
— Лелиана! — сердито отобрал у церковницы большую деревянную ложку Алистер. — Кашу надо мешать, а не сидеть и молиться, чтобы она не подгорела, — Страж со всем рвением продемонстрировал, что именно надо делать с кашей. Варево хоть и было неприглядным, но пахло умопомрачительно. Или мне это кажется после отловленных по коркарийским болотам лягушек? Почему-то припасы, рассчитанные на всю дорогу до Лотеринга, закончились феноменально быстро. Может, дело в мабари или Алистере? Оба едят за четверых каждый, проглоты ненасытные.
— Я мешала! — возмутилась бард и надулась. Должна сказать, эта девица знает толк в мордашках. Я, и то заглядываюсь, что уж говорить о мужчинах?
— Угу, — кивнул храмовник, отличавшийся удивительной сопротивляемостью ко всем уловкам орлесианки ферелденского происхождения. Может, потому что его настораживало это её предвиденье? — А вот тут вот подгорело — это у меня у самого видения начались, Создатель и мне знаки посылает? Интересно, что может означать подгоревшая каша?.. — Алистер явно собирался что-то ещё добавить нахохлившейся Лелиане, но тут уже вмешалась я:
— Меня кормить будут, или как?! — от запахов из котелка слюнки текли. Кажется, я могу съесть его весь и закусить жареным поросёнком или телёнком. Ну хотя бы курочкой, на худой конец. Но если я так буду нажираться, то скоро ни в одну мантию не влезу!
— Будут, — пообещала мне бард, как-то странно на меня косясь, пока Алистер старательно рассматривал деревья на противоположном конце поляны. — Когда ты оденешься, — я, наконец, тоже посмотрела вниз и только после этого сообразила, что не соизволила натянуть ничего, в чём можно было бы выползать из палатки. Пробурчав под нос «Пршу прщения» и проглотив половину гласных, я уползла обратно под тент. Если я не потороплюсь, все без меня съедят, я их знаю!
Когда я выползла из палатки второй раз, уже не шокируя никого откровенным видом, моё маленькое, разношерстное и никак не желающее уживаться друг с другом войско стянулось поближе к еде. Батюшки святы, кого мы видим! Морриган! Клянусь Андрасте и всеми священными реликвиями, которые с нею связаны, я даже не знаю, зачем я её взяла. А нет, знаю. Как-то не хотелось отказывать старушке Флемет. Это с виду она полубезумна, но как маг ручаюсь — старушенция могла употреблять десяток таких Солон на завтрак, обед и ужин, даже не утруждаясь ковырянием в зубах зубочисткой. Банальная трусость, но я предпочитаю формулировку «инстинкт самосохранения».
Алистер... Ну, я даже воздержусь от комментариев, но, по крайней мере, он не в восторге от судьбы храмовника, что однозначно делает его едва ли не святым.
И Лелиана тоже не подарок — я, между прочим, боюсь сумасшедших! Это у неё пока безобидные глюки, а вдруг какой-нибудь голос нашепчет ей пойти и убить парочку Серых Стражей? Но, кажется, возвернуть девицу обратно местной преподобной матери не выйдёт — не так поймут-с. Кроме того, благодаря её поручению я вытащила Стэна.
Кунари меня так же настораживает — но всем известно, что эти кунисты своё слово держат, да и один вид такой махины отпугнёт любого, кому ещё жизнь дорога. Особенно если эта махина с двуручником и в доспехах — еле нашла его размерчик в этом Создателем забытом Лотеринге, тьфу на него три раза.
Вот только Мурзик молодец — я ему говорю «апорт», а он и приносит палочку. Не спрашивайте, какое «оригинальное» чувство юмора заставило меня дать мабари такую кличку. Просто иногда он издаёт такие звуки, которые похожи исключительно на кошачье мурлыканье. Придётся для восстановления природного баланса завести себе кота и назвать его Шарик. Или Дружок. Или Мухтар. В общем, логика ясна.
И венчаю эту компанию прекрасная я — пособница мага крови и Серый Страж в законе с волосами ядрёного розового цвета. Набить бы морду этим усмирённым алхимикам из Круга — обещали же лёгкий розоватый отблеск, — но ведь всё равно не возымеет это никакого воспитательного эффекта. Они, видите ли, в добровольно-принудительном порядке познали Кун, и теперь им всё до свечки. Тьфу, Мор их забери. Надо срочно перекраситься — может, у этой болотной жабы есть басма?
И вот таким несплоченным коллективом нам надо спасти этот мир. Если кто-нибудь на небесах делает ставки на эти тараканьи бега, то поставившие на меня в случае успеха сорвут куш, потому что шансов у меня — ноль целых, хрен десятых, как говаривал один не очень сдержанный на язык кадр из Башни.
— Всем спасибо, было вкусно, но мало, — я выскребла миску так тщательно, как не скребла её с тех пор, как неделю просидела в карцере на голодном пайке, питаясь лишь водой и святым духом. А ведь и всего-то тайно прокралась ночью на этаж храмовников, облила кого-то дёгтем и обсыпала белыми пёрышками. Из своей подушки надёргала, не пожалела! Я же не знала, что этим кто-то окажется Грегор... И какая разница, что мне тогда было восемнадцать, старикан от этого приятнее не стал.
— Слушай, Солона, а можно пару вопросов? — поднял руку, как на уроке, Алистер.
— Конечно, — вздохнула я. — Отвечаю по порядку. Нет, Алистер, мы не бросим Морриган. Нет Морриган, мы не бросим Алистера. Спасибо, Лелиана, я думала над тем, чтобы покраситься. И нет, Стэн, я не собралась ещё принять Кун и посадиться на цепи, — кунари только покосился на меня, но ничего не сказал. Он вообще мало разговаривает. Приятное качество. Меня не заглушает. Вы же уже догадались, что я обожаю звук собственного голоса и говорю только для того, чтобы его слышать, верно? — И если вопросов больше нет, то давайте собирать вещи и сматываться из этой «гостеприимной» деревеньки до того, как нас всех сожрут порождения тьмы, — я встала и отряхнула мантию, всем видом выражая непринятие любых возражений. Создатель, да я даже тараканами в своей голове в жизни никогда не командовала — а тут целый отряд! Как мне только с ними управиться?
— Ты ответила на оба моих вопроса, — уважительно выпятил губу Алистер и тут же поспешил собираться. Хоть кто-то меня слушается. Да и то, дело не в моей харизме, а в том, что наш храмовник-недоучка будет слушаться любого, кто готов снять с него хоть немного ответственности.
Остальные проявили меньше энтузиазма или не проявили его вообще, но как бы там ни было, через полчаса все — от Мурзика до Сэндала стояли с вещмешками за спиной и пламенем во взгляде. Правильно, больше энтузиазма! Вряд ли с архидемоном можно справиться, ноя о своей несчастной судьбе. Не уверена только, что попытка остановить Мор без ордена Серых Стражей за спиной, это то, о чём я могла мечтать в свои двадцать восемь лет, едва пройдя Истязания.
Пересчитав всех по головам, я возглавила наш маленький гордый отряд, уводя нас прочь от Лотеринга. Ручеек беженцев не думал пересыхать — понимая, что в деревне делать нечего, те, у кого были ещё силы и воля куда-то идти, собирали свои скорбные пожитки и трогались в путь. Мрачная, подавленная толпа действовала на нервы, иссушивая желание бороться с напастями, как магия крови свою жертву. Стараясь не терять расположения духа, я чувствовала себя полной идиоткой в окружении этих безрадостных лиц. Мои товарищи тоже всё больше и больше скукоживались, сливаясь с толпой. В конце концов, мы всё-таки обогнали всех беженцев и вырвались на пустую дорогу, где никто не косился на нас, как на последних глупцов, стоило Алистеру отпустить очередную неловкую шутку или Лелиане начать напевать песенку чуть дрожащим голосом. Говорить нам между собой не хотелось — мы были подавлены, а Стэн, который, кажется, стал только ещё презрительнее относится к людям, и так не был разговорчив, как и Морриган. Я тоже не была горда своими сородичами — здесь делать что-то надо, но разве в этом безмолвном стаде есть хоть какая искра?
— Люди совсем раздавлены бедою, а ведь она не перешла ещё и их порога, — словно читая мои мысли, хмыкнула болотная ведьма. Я прямо чувствовала её жёлтые буркалки лопатками и едва удерживалась от того, чтобы не передёрнуть плечами. — Ужель не собираются они совсем бороться?
— Это жители приграничных деревень и хасинды, но не весь Ферелден, — горячо вступился Алистер. Он вообще всегда говорил «чёрное», если Морриган сказала «белое», и старался спуску ведьме не давать. — Мы будем бороться, эрл Эамон... — видимо, Страж собирался закончить свою коронную фразу «эрл Эамон нам поможет», но запнулся. — Солона, мы идём на восток. Редклиф в другую сторону, — уж не знаю, сейчас ли до него дошло, или он долго не решался сказать, но Алистер был прав — владения Герринов и впрямь были в противоположном направлении. Но дело вовсе не в моём топографическом кретинизме.

— Да, Алистер, мы идём на восток, — как можно ровнее согласилась я, стараясь не наброситься на храмовника с воем и когтями. Сначала они называют меня командиром, а потом оспаривают приказы и сыпят вопросами по десять раз на дню — куда это годится? — В лес Бресилиан.
— К долийцам? — хором взвыли Алистер, Лелиана и даже Морриган. О, ну хоть в чём-то между этими двумя появилось согласие. Мурзик поддержал их вдохновенным воем. Стэн промолчал. Может быть, я скоро начну даже его уважать.
— Именно, — моё терпение было на исходе. Оно у меня вообще маленькое, это терпение. Если они сейчас же не заткнутся, я сама заставлю их это сделать с применением грубой магической силы. — Да, эрл Эамон болен, я знаю. Долийские эльфы знают многое, может, они смогут помочь не только своими луками. А если и им неведомо лекарство, то мы отправимся в Денерим на поиски того брата... как там его? — я покосилась на Стража, предлагая ему продолжить. Хорошо хоть храмовник прост, как семь грошей одной монетой: стоит мне только запеть про Дункана или Эамона, как он несётся в нужном направлении.
— Дженитиви, — благодушно «подсказал» Алистер. Он и Лелиана и впрямь выглядели довольными моими объяснениями. Хвала Создателю.
Может, это не слишком-то благородно и правильно, рассматривать своих товарищей с точки зрения струн, на которых нужно играть, чтобы заставить их что-то сделать, но... жить становится гораздо проще. И если для того, чтобы избавить Ферелден от Мора, я должна стать последней стервой, хуже Морриган, что ж... впрочем, хуже этой жабы болотной вряд ли кто-то есть, тут я погорячилась. Может, архидемон? И Грегор. Да, и Грегор.
На самом деле для меня сейчас лес Бресилиан — единственный приемлемый выход. Без лекарства в Редклифе делать нечего, в Орзаммаре его явно не найти, в Башне, наверное, уже спрашивали... да и я не знаю, смогу ли посмотреть в глаза Ирвингу, не говоря уже о том, чтобы что-то от него требовать, после того, что я сделала. Но ведь я не знала, что Йован — маг крови! Я сама никогда не хотела покинуть Башню, но ему там было бы лучше... В общем, остаются только Денерим и долийцы, причём эльфы ближе. Но как бы там ни было — я лгала Алистеру. Меня не сильно беспокоят поиски лекарства для Эамона, мне просто нужно быть подальше от крепости Кинлох.

Я прокрутила в голове этот диалог и свои измышления, вздохнула, признала собственное несовершенство и коротко ответила:
— Алистер, пожалуйста... просто иди за мной, ладно, — видимо, что-то в моём взгляде, когда я обернулась на него через плечо, подействовало на Стража, и тот согласно кивнул, не выражая никакого недовольства. Надеюсь, он всё-таки достаточно простодушен, чтобы не быть способным на притворство. И даже если я его задела нежеланием объясняться — это лучше, чем лгать боевому товарищу.
— А-а! — над дорогой откуда-то из леса донёсся тонкий, срывающийся, явно детский крик. Мы замерли, переглядываясь, чтобы убедиться, что это никому не показалось, а затем под мой рявк: «Мурзик, ищи!» — ринулись следом за бодро рванувшим мабари, указывающим нам дорогу.
Не люблю лес! Пока мы неслись, я дважды споткнулась, один раз при этом упала, послужив бульваром для Морриган — спасибо ещё, что Алистер поднял, а не промчался по мне же, иначе я бы уже не встала, — оставила клок мантии какому-то кусту и напоролась на острую веточку, и теперь не столько бежала, сколько активно хромала впереди всех, оставляя за собой кровавый след. Ну, теперь хотя бы у меня будет повод всё-таки переодеться в купленный кожаный доспех, хотя своё одеяние полноправного мага, которое я в Башне и недели не относила, было жаль до слёз. А во всём виновата эта буйная растительность. Обиднее всего было, что так сильно пострадала одна я — остальные разбирались в передвижении по лесу хотя бы чуточку больше. Я бы и дальше продолжила ругаться на несправедливое мироустройство, но тут Мурзик остановился на каком-то участке, на мой взгляд, совершенно не отличимом от любого другого, и зарычал, вздыбив шерсть на холке.
— Но кто кричал? — Лелиана оглянулась по сторонам, но мы ей ничем помочь не могли. Впрочем, ответ сам нас нашёл.
— Помогите! — вновь крикнул кто-то совсем рядом, и мы, как по команде, повернулись в нужную сторону. На высокой сосне, едва не плача от отчаяния, сгрудилась компания из трёх эльфят, а под ними толпилась стая волков, кровожадно скаля зубы. Одно из дельных замечаний Морриган касалось этих серых бестий — ведьма как-то отметила, что волчьи стаи в такое далёкое от зимы время, признак того, что ничего хорошего нам ждать не следует. Мог ли Мор заставить их собраться вместе?
Тренькнула тетива, скомандовав уже волкам — они тоже резко повернулись к нам и бросились, завывая и лязгая челюстями, как безумные. Я поудобнее перехватила посох и отправила в пасть твари хорошую молнию. Моментально запахло палёной шерстью. Правда, три его серых товарища оказались более проворны, так что пришлось вскипятить им мозги, отправив на заклание Алистеру и Стену. Лелиана, которую я разглядела лишь уголком глаза, была сосредоточена на своём луке... и прекрасна. Этакая рыжая богиня охоты. А вот жёлтые глаза Морриган, так похожие на волчьи, только вызывали ещё большее содрогание, чем обычно, идя в комплекте с хищным оскалом и убийственной магией.
Скоро всё было кончено. Я осторожненько пнула один меховой труп — я видела волков только на картинках и землях Коркари, так что до сих пор их опасалась: а вдруг подхвачу от них блох или ещё какую-нибудь пакость?
— Кажется, всё волки решили в одночасье стать людоедами, — несколько нараспев, в своей диковатой манере, сказала ведьма, обходя кругом место битвы.
— Это Мор так влияет? — тихо спросила я, не очень-то желая получить ответ. Если верить тем зоологам, труды которых я читала, людоедство для волков — всё-таки редкость. Видимо, эти умники никогда не видели волков. Или пришествия архидемона.
— Уйди, чел... шемлен! — я как-то совершенно забыла об эльфятах, но они сами о себе напомнили. Вернее, Алистер, добрая душа, пошёл к дереву, чтобы помочь ребятам, хотя как он собрался снимать их в доспехах, я ума не приложу, но его светлый порыв не был оценён по достоинству. — Мы и сами справились бы! — гордо заявил самый старший из трёх эльфят, сгрудившихся на сосне. У меня от такой неблагодарности челюсть отвисла. Правда, гордый вид имел только этот старший, а вот двое младших тихонечко сидели едва ли не в обнимку и смотрели на нас с испугом. Морриган за моей спиной пренебрежительно фыркнула и ушла, демонстративно прошумев ветками — эта бестия могла двигаться куда более бесшумно, но сейчас просто оповестила нас о своём нежелании участвовать в этом фарсе.
— Интересно, как... — проскрежетала я себе под нос, пока Алистер стоял под деревом с самым обалдевшим видом. — Вы что хоть посередь леса-то делаете? — крикнула я, подходя поближе к храмовнику. На худой конец, я просто потрясу сосенку, а он их поймает.
— Ищем долийцев! — столь же гордо ответствовали мне с верхотуры. Такой маленький, а уже... эльф. Я, конечно, слышала о том, что отношения людей и ушастиков далеки от братской любви, но только слышала — в конце концов, в Башне значение имело только деление маг-храмовник, а уж кто ты там по видовой принадлежности — дело десятое.
— Ну и как? — не подобрал реплики умнее Алистер.
— Не видать... — мрачно донеслось до нас.
— Тогда, может, слезете? — внесла дельное предложение Лелиана, разумно решив, что с этим гордецом ласковые увещевания не пройдут. — На земле и поговорим.
Эльфята переговорили между собой в своём гнезде и принялись осторожно слезать. Старший спрыгнул сам, двух маленьких осторожно снял Алистер и заботливо поставил на землю. Малыши пискнули и побежали к своему брату — ну или другому родственнику, сходство между ними теперь было очевидно, — и вцепились в его сапоги, прячась от нас. Да уж, ну и компашка. Их «предводителю» с самодельным луком за спиной, готова поспорить, совершенно дрянным, было лет четырнадцать, а то и меньше, остальные двое были примерно одного возраста, может, шесть-семь лет, наверное, близнецы, мальчик и девочка.
— Как вас хоть зовут? — хмыкнула я, не скрывая своих глубоких сомнений в боеспособности такого отряда. Эльфёнок нахохлился, но всё таки буркнул:
— Рогги... То есть, Рогнар, — вновь скорчил надменную гримаску паренёк, но под нашими осуждающими взглядами осёкся, сжался и продолжил уже проще. — Это мои брат и сестра, Микки и Луна, — малыши синхронно хлопнули глазками и пропищали: «Здрасьте», — чем заслужили умилённые взгляды от меня и Лелианы. — Мы искали долийцев... Мама с папой сказали, что идёт Мор, что нам надо бежать — но мы не хотим бежать! — упрямо надулся Рогнар, рассказывая нам, как они оказались в лесу, не дожидаясь вопросов. Сообразительный мальчик. — Мы решили найти долийцев, они наверняка не станут драпать! — запальчиво сказал он, будто бы мы перед этим битый час расписывали ему трусость этих полумифических эльфов. Во всяком случае, наши ушастики не были уверены, существуют они или нет. Но раз договоры есть — значит, существуют, я полагаю, не стали бы Серые Стражи заключать соглашения со своими галлюцинациями. Хотя кто его знает, что может привидится под действием скверны. Мне и не такие глюки снились.
— Кстати, а что вы тут делаете? — спросил нас паренёк, отойдя от первого шока и с любопытством разглядывая нашу пёструю компанию.
— Парень, — хлопнула я его по плечу, расплываясь в идиотской улыбке. — Ты не поверишь...


Отредактировано: Rogue.



Следующая глава

Материалы по теме


12.03.2014 | Rogue | 803 | Anarore, Кадр из Башни, Амелл, POV, юмор, джен
 
Всего комментариев: 0

avatar