Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Кадр из Башни. Глава шестая. История морозногорская. Замок с привидениями. Часть 1

к комментариям

Жанры: джен, юмор, POV

Персонажи: ж!Амелл, сотоварищи и толпа оригиналов для антуража
Статус: закончен
Описание: Помимо основной задачи, Солоне Амелл предстоит много других важных дел - присматривать за отрядом, чтобы не расползлись, как тараканы, помогать ближним по мере сил и возможностей, поддерживая репутацию ордена Серых Стражей, и, самое главное, встретить реальную жизнь лицом к лицу. Не так уж и просто, если ты всю свою жизнь провела в крепости Кинлок на полном довольствии, в тепле и заботе. Но Башня готовит отличные кадры! 

 

Автор: Anarore

Лучше гор могут быть только горы... Лично я могла перечислить навскидку несколько десятков вещей, которые совершенно точно лучше гор. А уж горы в середине зимы по своей ужасности уступают только Глубинным Тропам. Я провалилась в очередной сугроб до середины бедра, мрачно помянув Мор и всех его архидемонов, и мне на помощь пришёл Стэн, уже в который раз одним рывком вытащивший меня за шкирку из снега. Мне казалось, это никогда не закончится — но другого пути из Орзаммара не было, и пришлось тащиться через погребённые под снегом перевалы, которыми никому и в голову не могло прийти воспользоваться посередь зимы, кроме бешеной компании, возглавляемой крайне упорным Серым Стражем, который нацелился покончить со всеми делами к концу весны. А летом на море поеду. Солнышко, песочек, тёплая водичка. Нет, воевать с порождениями тьмы в такое время мне явно не с руки.
Однако сейчас вокруг меня простирались лишь зимние горы. Снег, лёд, снег, лёд, немножко породы — вот и всё, что окружало меня. Причём вышедшее из-за облаков солнце отражалось в этих мириадах зеркал, и идти приходилось сощурившись и моргая, постоянно вытирая выступавшие слёзы. И всё-таки... Я никогда не видела ничего подобного этому царству тишины и снега. Точнее, я уже видела подобное во время своего прошлого похода в горы, но вот в равнинном мире — никогда. Мелкая снежная взвесь танцевала в воздухе, проявляя солнечные лучи. Столько света... Казалось, его можно собирать в пучки и срезать для каких-то своих нужд. Однако ни жуткие песни ветра в вершинах, ни бросаемые им в лицо горсти льдистого снега, ни холод, упорно лезущий под слои одежды с каждым порывом гостеприимства Морозным горам не прибавляли. Поскорее бы уже спуститься.
Вдалеке, темнея сквозь обретшие морозную плоть солнечные лучи, появились две фигуры: одна девичья, кажущаяся лёгкой даже сквозь слои тёплой одежды, а другая гигантская, гротескная, как грубо вырезанный из камня человечек. Ну, по правде говоря, Шейла и впрямь была каменной. Я уже осознала всю глубину и невероятность своей способности обрастать спутниками, как Мурзик репьями, так что не удивлялась ни компании голема, ни рыжего гнома-пьянчуги, тяжело топающего и тихонько проклинающего верхний мир где-то позади остального отряда. Бедные летописцы — они с ума сойдут, пытаясь как-то прилизать и героизировать описание моей братвы, если, конечно, я расправлюсь с архидемоном.
— Что-нибудь нашли? — спросила я у Лелианы, едва церковница, высоко и смешно задирая ноги, сквозь сугробы подбежала ко мне.
— Ага, — бард так и светилась, довольная собой. Видимо, и впрямь что-то дельное нашли. — Там, — она махнула рукой куда-то в сторону и вверх, — на перевале замок. Думаю, мы можем заглянуть туда, всё равно почти по пути, — сказала Лелиана, обнимая себя руками и пританцовывая на месте, чтобы согреться.
Замок? Перед моим внутренним взором возникли сытный ужин, трещащий жаркий камин и кроватка с пуховыми одеялом и периной. От реальности нахлынувших ощущений я почувствовала слюну во рту и свербящий вкусный запах в носу. М-м...
— Разве на карте был замок в этой местности? — резонно заметил Стэн, но я только раздражённо покосилась на него. Перспектива провести хотя бы одну ночь в тепле и пополнить оскудевшие запасы соблазняла меня круче любого демона. Я не помню, есть там замок или нет. А даже если и нет, мало ли что бывает? Живут люди в глуши, вот и забыли про них. Или новострой. Лет сто-двести — карта, щедро выданная нам Беленом взамен сгинувшей где-то на Тропах, помимо наговой солонины, консервированных грибов и доброго слова на дорожку, явно видела не одно столетие и являлась ценным экземпляром картографии. Вон, тут даже всякие драконы-единороги по углам нарисованы, красиво так. Если я когда-нибудь заведу себе дом, повешу её на стену в гостиной — как сувенир на память. В общем, голос разума был в который раз проигнорирован, и мы, оживлённо переговариваясь и предвкушая не столь отдалённое пребывание в отапливаемом помещении — день-два, не больше, как уверяла нас Лелиана, — двинулись вверх по склону, штурмовать очередной полузаваленный перевал.

Когда-то я жаловалась, что ночной лес хуже дневного. Так вот, разница между дневными и ночными горами ещё ужаснее! Холод собачий сменился на холод демонический, похлёбка стремилась замёрзнуть быстрее, чем ты поднесёшь ложку ко рту, да ещё и вариться отказывалась, хотя вода исправно кипела и от неё валил пар. Проклятые горы, всё-то тут не так. Хотя ладно, вариться суп отказывался в любое время суток. Но поскольку хотя бы ветер улёгся до терпимого уровня и не норовил сдуть нас в ближайшее ущелье, пришлось нам организовывать вахты, потому что охочих в горах до тёпленького парного мяса было ничуть не меньше, чем в любом другом месте.
— Слушай, Сол, нам надо поговорить, — теперь я поняла, почему Алистер столь упорно набивался ко мне сегодня в пару на ночное бдение. Мурзик, радостно сопя, умчался куда-то в темноту, азартно уткнувшись носом в снег, остальные спали, и мы действительно были наедине. Надеюсь, его не потянет в очередной раз посплетничать об остальных наших товарищах. Не люблю я этого.
— Спрашивай, если что-то хотел, — пожала я плечами, наблюдая за ярким пляшущим пламенем костра. Была середина харринга, и без огня мы бы долго не протянули в Морозных горах. Мы с храмовником сидели, тесно прижавшись друг к другу, дабы не упустить ни капли драгоценного тепла, так что разговор наш протекал почти шёпотом. Алистер ещё немного помолчал, тоже задумчиво глядя в костёр, но потом всё-таки решился:
— Ты... ты действительно думаешь, что нам стоит возводить меня на трон? Я ведь буду плохим королём, ты же знаешь, — выдал он то, что, судя по всему, тревожило его уже много дней, с тех самых пор, как мы вернулись с прахом Андрасте и исцелили эрла. Страж уже тогда высказал своё недовольство этой идеей, но потом сделал вид, что смирился. И вот, пожалуйста... Я вздохнула. Мои объяснения не понравятся Алистеру, я это знала.
— Да, я так думаю, — устало ответила я, прикрыв глаза. Очередной порыв ветра жадно взревел и набросился на нас, свистя, разбрасывая хлопья снега и цепляясь когтями сотен мелких льдинок. Никогда больше не отправлюсь в горы зимой. Ну ничего, перейдём перевал Герлена, а там двинемся по льду Каленхада. Враз до Редклифа доберёмся.
— Почему? — набросился на меня храмовник, подождав продолжения и не удовлетворившись такой краткостью ответа. Я надеялась, что он станет лезть ко мне в голову, как часто поступала я, стараясь не задавать своим спутникам вопросов, на которые им бы не захотелось отвечать. Проблема была в том, что я их вела, а для этого мне требовалось знать как можно больше, чтобы быть уверенной — они не подведут. Но вот Алистер мог бы и не настаивать — ради собственного же блага. Сейчас помчится же плакать в подушку...
— На самом деле мне плевать, кто будет править — ты, Анора, Логейн, кто угодно, лишь бы он не мешал Стражам выполнять свою работу, — холодно пояснила я, поплотнее запахиваясь в шубку. Как и ожидалось, глаза у храмовника-недоучки стали как две кроны, он дико вытаращился на меня, отшатнулся и закашлялся. Кажется, я была слишком резка. Да и тейрна упоминать не стоило. На него у Алистера была дикая аллергия, он тут же начинал беситься и брызгать слюной во все стороны, не желая спускать Мак-Тиру смерти Дункана и остальных Стражей, а так же предательство при Остагаре. Я же была более равнодушна к деянием Логейна. Или, быть может, сама начала что-то понимать, потому что... Потому что... Под рукавами шубы, двух свитеров и тёплой шерстяной рубашки не видно, но на моих запястьях змеились тонкие шрамы, которые не были подвластны ни одному исцеляющему заклинанию. Такова метка всех малефикаров. Чтобы защитить Тедас от Мора я пожертвовала своими принципами и душой... Нет, как-то это слишком пафосно. Но я заставила переступить себя через вдолбленное с малолетства табу, хотя не могла сказать, что не жалела об этом.
— Ты хоть понимаешь, о чём ты говоришь?! — справившись с первым шоком, возмущённо прошипел Алистер, глубоко уязвлённый моими словами. Что именно его задело? Имя Мак-Тира, моё отношение к нему самому, просто как к удобному для моих целей человеку, отсутствие слов поддержки и готовности вытереть сопли, как он любил — или всё сразу? — Что с нами будет, если мы не сбросим Логейна с трона?! — с жаром накинулся на меня Страж. Ну вот, пожалуйста — пять минут назад он пытался мне доказать, что его к трону даже близко подпускать нельзя, а сейчас он готов занять кресло всея Ферелдена, лишь бы только Мак-Тир даже близко на нём свою задницу не умащивал. Мужчины бывают такими непоследовательными.
— Ну-у... — протянула я, быстро прикидывая в уме варианты. Алистер опять обиделся: он, видимо, ожидал, что я тут же смущусь, поняв всю абсурдность своей идеи, но я была действительно готова рассмотреть все варианты. — Тебя, скорее всего, казнят. Да, точно, я бы так и сделала, — уверенно заключила я под ошалевшим взглядом побледневшего и перекошенного храмовника. — А я... В общем, надо срочно узнать, почему только Стражи могут остановить Мор, — азартно хлопнула я кулаком по ладони. — И тогда, возможно, Мак-Тир позволит мне расправиться с архидемоном, — кстати, а ведь правильная мысль, почему она мне сразу в голову не пришла? Стражи, Стражи... Как я сразу не сообразила, что у того, что именно мы всегда встаём на пути у Мора, должна быть ещё какая-то причина, более существенная, чем жёсткий отбор кандидатов и возможность ощущать порождений. Вернее, я пребывала в полнейшей уверенности, что скверна в нашей крови имеет какое-то большее предназначение, чем то, что мне известно, но дополнительной информации взять было неоткуда. Алистер рассказал мне об этом всё, что знал.
Страж же в свою очередь только вздохнул и заткнулся, понимая, что от меня он ничего хорошего не дождётся. Я не стала мешать ему свыкаться с несправедливостью мира и оставила его одного, уйдя выкликивать Мурзика. Замерзнет ещё в этих проклятых Создателем горах, и останусь я без единственного друга, которому не надо постоянно подслащивать пилюли и решать за него возникающие проблемы.

В голубых небесах, распластав крылья, кружился орёл. Или беркут. Я в них не разбираюсь. Задрав голову, я смотрела на цель нашего дневного перехода. Замок оказался таким, каким и положено быть любому уважающему себя замку в горах — состоящим из соединённых крытыми галереями, тесно прижавшимися друг к другу башен с яркой черепичной крышей, обнесённым крепостной стеной, эпично возвышающимся над пропастью и выглядящим сошедшим со страниц книжек. Я бы с удовольствием полюбовалась на его простую и надёжную архитектуру, но всё ещё было холодно и меня куда больше влекло внутреннее убранство в виде печей и тёплых одеял. Надеюсь, местный владелец не откажет в приюте компании замёрзших странников? Иначе, клянусь честью Серого Стража, я возьму этот замок штурмом.
Однако дело обошлось без кровопролития: мы вежливо постучали, нас вежливо спросили «кто там?», мы столь же вежливо представились, и нам не менее вежливо открыли ворота. Точнее, калитку в воротах. Ну ладно, так и быть, прощу им на этот раз, что они осмеливаются принимать единственного Серого Стража сотоварищи (хотя стоп, нас же двое... ну неважно) без фанфар и красной ковровой дорожки, как это принято в цивилизованных странах, мне Лелиана рассказывала. Ах да, ещё должно быть конфетти. Его разбрасывают в честь праздника. Интересно, конфетти — это от слова «конфета»? Я хотела спросить у барда, но постеснялась. Будет у нас какое-нибудь торжество, обязательно закажу ей конфетти, а то интересно.
Нам вежливо (какие милые, однако, здесь люди) предложили пройти в холл и подождать там, пока о нас доложат хозяевам замка. Отказываться причины мы не видели, так что двинулись следом за спешащим внутрь донжона стражником, всё больше и больше обгонявшим нас.
— Что-то мне тут не очень, — прищурившись, сказал Алистер, с подозрением осматривая двор, стены и башни. Винн и Стэн согласно закивали, остальные же пренебрежительно фыркнули, даже Мурзик. Хотя нет, он, наверное, чихнул. Бедняжка. Надо будет сказать целительнице, чтобы посмотрела его, не хватало, чтобы мой пёс простудился в этих забытых Создателем горах.
— Да ладно вам, мне здесь нравится, — энтузиастично заявила я, с интересом оглядывая высокие каменные стены. — Башню чем-то напоминает.
Приняли нас и впрямь радушно, предложив отобедать и заночевать в замке семейства Ирманди. Его владельцами была чета средних лет, состоящая из лорда Ирманди, милого грузного толстячка, когда-то явно бывшего воином, но в последние годы предпочитавшегося кружку мечу, и его очаровательной супруги леди Ирманди, точёной молчаливой блондинки со странными серо-серебристыми глазами. Обстоятельно заверив меня, что никто и никогда не узнает о том, что в этом замке были Серые Стражи — ну, может быть только лет через пять, когда он будет хвастать таким знаменитым гостем, лорд велел сопроводить нас в наши комнаты, дабы уставшие путники могли спокойно подготовиться к обеду. Зевран и Лелиана в один голос вопили, что не стоит нам рассосредотачиваться по разным крылам замка, пусть даже традиции славного семейства хозяев замка предписывали селить мужчин в одних комнатах, а женщин в других (во всяком случае, так нам сказали), но мне было крайне неудобно обижать милую чету какими-то глупыми подозрениями, и я велела им заткнуться. В самом деле, что может случиться?

Обед нам накрыли в большой каменной зале, ярко освещённой светильниками под потолком. Собственно, лампы, стол и стулья составляли единственное убранство столовой, выполненной всё в том же практично-грубом ферелденском стиле. Неприкрытые потолочные балки, голая каменная кладка стен, мебель, выполненная мастером, даже близко не слышавшем слова «декорирование» — всё очень напоминало замок Редклиф, с тем отличием, что эрл Эамон жил всё-таки побогаче. Сходство с Башней тоже чувствовалось — строили явно на века. И было ещё что-то, что я смутно ощущала, но не могла вычленить, наслаждаясь теплом и ароматами свежеприготовленной пищи, царившими в столовой.
Правда, покинуть свои комнаты решили не все. Винн, несколько приболевшая, сослалась на здоровье и необходимость его поправить, Алистер вспомнил, что он вообще-то на меня обижен, Шейла — после громкого скандала поселённая на женской половине, а не оставленная во дворе, как нам предлагали изначально — даже близко не собиралась посещать никакие обеды, а Огрен уже был нетрезв, Мурзик остался отсыпаться после какой-то дряни, которую в них обоих залила старая волшебница. Зато остальные, даже Стэн и Морриган, нацепившая на себя, наверное, не меньше половины своих украшений, были очень даже согласные насладиться компанией радушных хозяев и бежали вниз едва ли не в припрыжку, влекомые вкусными запахами.
Лорд Ирманди благодушно приветствовал нас, приглашая усаживаться, куда мы пожелаем. Братва попыталась оттеснить меня на почётный стул по левую руку от хозяина — справа от него сидела его жена, но я споро заняла место где-то в середине поближе к еде, и там оказалась Лелиана.
По правде говоря, обед не слишком-то задался поначалу. Вернее, не задался разговор за столом, впрочем, лично меня это нисколько не интересовало, благо моё внимание было полностью посвящено трудам местных поваров. Изменения, вызванные скверной, уже проявлялись во всю, и каждый ужин в этих проклятых горах превращался для меня в состязание в красноречии, ибо убедить товарищей пожертвовать свою порцию в фонд помощи голодающему командованию было ой как не просто.
— Вы уж простите мою жену, ей сложно поддерживать нужную обстановку за столом. Не так часто у нас бывают гости, — извинился за свою молчаливую супругу лорд Ирманди.
— Честно сказать, даже не знаю, о чём и говорить, — потупила глазки леди, смущённо перебирая подол платья.
Лелиана тут же принялась их уверять, что всё в порядке, и через пару минут и примирительных рюмок необходимая атмосфера была создана. Даже леди Ирманди, поначалу замкнутая и какая-то настороженная, расслабилась и приняла участие в общем разговоре, украшая его своим неподражаемым звонким смехом. Зевран — кто мог ожидать иного? — даже принялся осторожно подбивать к ней клинья, крайне незаметно для мужа. Ловелас ушастый, тьфу на него. Обеденная зала наполнилась болтовней, историями, шутками и дружным смехом. Хозяин замка делился родовыми историями, в ответ мои спутники живописали наши приключения. Я же вносила в общую лепту только односложные ответы, когда от меня требовали что-либо подтвердить, и аппетитный хруст, не собираясь тратить драгоценное время на бесполезную трепотню.
Вдруг лорд Ирманди покраснел, захрипел и плюхнулся мордой в тарелку под нашими ничего не понимающими взглядами. Никуда не торопясь, леди Ирманди дожевала свой кусок и совершенно спокойно пояснила:
— Видите ли, у моего мужа проблемы с сердцем и... — слуга, подошедший к хозяину замка, ощупал его шею и печально доложил:
— Он мёртв, миледи, — тишина за столом стала ещё гуще. И в ней ужасно отчётливо слышалось шевеление моих челюстей. Что?! Если какому-то лордику вздумалось прекратить свой ужин таким оригинальным способом, это не значит, что я собираюсь закончить свою трапезу тоже! Я Серый Страж и должна много кушать, иначе сил на архидемона не останется.
— Да? — свежеиспечённая вдова не выглядела сильно опечаленной таким развитием событий, как и сколько-нибудь удивлённой. Наверное, давно этого ждала — болезни сердца частенько так и заканчиваются. — Ну тогда отнесите его в комнату, да позовите священницу — пусть подготовит усопшего, — чуть дрогнувшим голосом добавила леди Ирманди, и мне даже стало её жалко. А вкусно они тут готовят, пальчики оближешь.
— Только язык у вашего покойного мужа какой-то подозрительно синий, — Морриган недобро сощурилась, приглядываясь к мертвецу, и в её жёлтых глазах не было ни капли доверия к милой хозяйке замка. — Может, ты перестанешь жрать?! — вызверилась она на меня, как раз в тот момент, когда я заглатывала седьмой по счёту пирожок, и от неожиданности я даже поперхнулась, заметавшись в поисках чего-нибудь, чтобы запить.
— В самом деле?.. — растерянно пролепетала леди Ирманди, тоже присматриваясь к своему мужу. Язык у него и впрямь был весёлого синего цвета, такой даёт кручёный корень — совершенно безобидная красильная травка. Я как-то блюдо пирожков с начинкой из него поставила посередь комнат храмовников: так потом половина ордена ходила, не раскрывая рта, даже Грегор. Вот и над лордом, наверное, кто-то решил пошутить. Ну, ещё есть мертвянка синяя, дающая тот же эффект — но кто бы стал давать покойному банну такой сильный яд? — Нет-нет, ну что вы, пусть кушает, — тут же вступилась за меня вдова, чем заслужила мой полный признательности взгляд. — У нас как-то гостили несколько лет назад Серые Стражи...
— И вы, заметив, как они жрут, качественно разделали и скормили им ещё кого-нибудь? — уставилась на неё в упор эта болотная жаба, перестав наконец прожигать во мне дырки. У меня, может, от этого пищеварение портится.
— А кости бросила псам, вот и избавилась от тел, — поддержал её Стэн, нагло обвиняя милейшую Ирманди в каких-то выдуманных ужасах. Вот сейчас прожую и велю им заткнуться, или ещё перепёлочку съем, ничего, без меня пока поговорят.
— Ничего подобного не было! — возмущённо привстала хозяйка замка, впрочем, слишком чем-то смущённая, чтобы кричать слишком сильно.
— Правильно, зачем скармливать кого-то Серым Стражам, — согласно кивнул Зевран, — когда у них тут есть такие замечательные обрывы. Скинул труп — и ищи его потом, свищи... — мечтательно протянул эльф, под ошарашенным взглядом побледневшей вдовы. Я, перетянувшись через весь стол, подтащила к себе по ближе маленький бочонок с одурительно пахнущим мёдом. Вкусняшка... Я щедро намазала ломоть пшеничного хлеба и с аппетитом вгрызлась в него.
— А по-моему бросать тела на растерзание птицам гораздо поэтичнее, — в тон Ворону отозвалась Лелиана, видимо, уже набрасывая в уме первые строки баллады, главный герой которой в конце станет поэтической пищей для воронья. Ну или кто тут в горах летает?..
— Кунари сражаются с врагом только в прямом поединке, — упрямо набычился Стэн, явно не согласный с полётом мысли своих товарищей. — Им не престало травить своих врагов или подло сбрасывать их с обрывов! — пафосно заявил коссит, и его тут же поспешили уверить, что никого с обрывов в ближайшее время мы скидывать не собираемся. Даже я оторвалась от молочного поросёнка с хреном, дабы милостиво кивнуть, выражая согласие с мнением большинства.
Чем дальше, тем больше распалялись мои товарищи, соревнуясь в изобретательности убийства ближнего своего. Под запеченную в яблоках утку, Морриган и Лелиана не на шутку сцепились рогами, выясняя преимущества ядовитых растений Диких Земель и многокомпонентных ядов орлейских мастеров; под галушки со сметаной Зевран убедительно вещал о практической пользе применения стандартных предметов обихода для нестандартных целей — мне особенно понравился способ убиения маникюрными ножничками. Стэн настаивал на том, что врагов лучше всего перерабатывать — в последователей Кун или на удобрения в зависимости от ситуации, и я с подозрением покосилась на груши в своём пироге — архидемон знает, на каких удобрениях они росли, вдруг некачественных? Леди Ирманди что-то быстренько строчила на неизвестно откуда взявшемся клочке бумаги столь же удивительно возникшим пером, внимательно прислушиваясь к советам экспертов.
Наконец наевшись, я сытой пиявкой отвалилась от тарелки, деликатно вытирая рот салфеткой. Спор за столом, достигнув точки кипения — соотносимы ли риск и удовольствие при попытке защекотать до смерти — притих, и братва хором уставилась на меня, ожидая вердикта начальства. Я убедилась, что вся еда комфортно разместилась в животике, выковырнула мясное волоконце из зубов и авторитетно заключила:
— Скормить гада порождениям тьмы и вся недолга.
— Ну вот и поговорили, — удовлетворённо констатировала Лелиана.


Шурх-шурх. Я резко открыла глаза. Шурх-шурх-шурх. За дверью кому-то явно не спалось, хотя время было позднее. Шурх. Разбуженный Мурзик с интересом прислушивался к ночным звукам, как-то странно поскуливая. Ну и у кого там бессонница разыгралась? Всунув ноги в милые белые тапочки, любезно предоставленные мне хозяевами замка, я, зевая и потягиваясь, прошлёпала к двери с намерением разогнать всех шаркунов, чтоб не мешали честным Стражам спать. Заготовив прочувственную речь, я громко распахнула дверь...
— Ну вот, я же говорила, Башню чем-то напоминает, — умилённо шмыгнула носом я, видя, как на меня несётся толпа одержимых.
Победитель забега получил шикарную молнию в грудь и упал на сзади бегущих, дав мне время закрыть дверь и броситься к мечу. Надолго, конечно, просто захлопнутая створка одержимых не остановила, но мне и не надо было. Ухватив привычную чуть прохладную рукоять Мэрикова меча, призывно сияющего золотыми* рунами, я была в полной готовности отражать нападение врага любой численности, и злобно рычащий Мурзик вместе со мной.
Мабари восторженно взвыл, едва первый одержимый показался в комнате и радостно бросился ему навстречу с намерением разорвать гада, но всё решилось гораздо проще и быстрее, стоило мне «столкнуть»**. Вся оставшаяся в живых тройка тут же вернулась обратно в Тень, а я осталась один на один со своим укоризненно смотрящим псом. Как же, обидела животинку, подраться не дала. Ох уж эти мужчины, хоть псы, хоть человеки — им только мордобой и подавай.
Я собиралась вылететь из своей комнаты пугающим призраком мести — в беленькой ночнушке, но с мечом, однако немного подумала и всё-таки потратила время на то, чтобы натянуть штаны и кольчугу. За прошедшие месяцы я уже перешла на тяжёлые латные доспехи, но тащиться в них через горные перевалы было бы чистым самоубийством, и поэтому пришлось сменить кирасу на более лёгкую защиту. Мурзик нетерпеливо скулил и переминался с лапы на лапу, пока я застёгивала на нём боевой ошейник с вот такенными шипами, из воронёной стали, сегментированный и вообще стильный, но через некоторое время мы всё-таки вышли из комнаты вершить правосудие над всеми, кто пытается коварно захватить тела мирно дрыхнущих магов.
Правда, всего моего пафоса хватило до тех пор, пока я не услышала звуки битвы, доносящиеся со стороны комнат Винн и Лелианы. Они, конечно, боевые дамы, но бросать друзей в беде не дело!
— Пусть оно так не торопится, — притормозил меня раскатистый женский бас, когда я, не успевая за Мурзиком, скользила, забирая ногами, на очередном повороте. Я послушно перестала спешить, остановилась и тут же плюхнулась на пол звонкой кастрюлькой, не справившись с управлением. — Пусть оно не торопится, а не ложится досыпать! — недовольно прогремела Шейла, поднимая меня поперёк талии. Я почувствовала себя мягкотелой улиткой и поспешила избавиться от заботы голема. Не то чтобы я подозревала её в какой-то форме магоненавистничества и желании причинить мне вред или чём-то таком, ну, просто так, да.
Минут через пять, затраченных на выражение радости от встречи и подсчёт общего количества поверженных противников, мой пополнившийся отряд пробирался по замковым коридорам. В отличие от наших апартаментов, битком набитых незваными гостями, они оказались пусты, освещение от Шейлы создавало интимную обстановку, и вскоре напряжённая вылазка на территорию врага превратилась в весёлый выгул дамами собачки. Потом, правда, мы с ревом и гиканьем отловили какого-то мелкого демонёнка праздности, рассеивающего наше внимание, но общей привлекательности прогулка не потеряла.
— Ладно, ладно, Алистер, ты, в кои-то веки, был прав, — поспешила заявить я, прежде чем храмовник, когда мы встретили его и всю остальную часть компании, устроил бы тут концерт. Страж открыл рот, закрыл рот, кивнул и послушно заткнулся.
— Кто-нибудь вообще понимает, что здесь происходит? — выразила повестку ночи Лелиана, догадавшись, что настало время очередного маленького собрания на территории, окружённой врагом, где я буду раздавать свои, несомненно, ценные инструкции с самым умным видом, сама при этом совершенно не зная, что делать в сложившихся обстоятельствах.
— Не знаю, но выцарапаю зенки этой Ирманди с удовольствием, — прошипела Морриган где-то сбоку, и я поняла, что за языком надо всё-таки как-то следить, пока всякими нехорошими словами от меня не заразились все остальные.
— Виноватых мы нашли, — позитивно заключил Зевран, выглядящий не только возмутительно бодро, но ещё и аккуратно, так, словно спал в сеточке, а потом ещё заставил всех гостей дожидаться, пока он наведёт красоту после сна. С учётом таланта эльфа к ловушкам — такой вариант вовсе не фантастичный.
— Теперь остаётся только надрать им задницы! — грубо, но правильно сделал вывод Огрен, боевито размахивая секирой с него ростом, заставляя нас шарахнуться от него подальше в разные стороны. Гном с удивлением обозрел моментально образовавшееся свободное пространство, однако свой топорище убрал на место.
— Точно. Для повышения эффективности разобьёмся на отряды — и вперёд, прочёсывать местность, — народ печально застонал, не испытывая восторга от идеи оказаться разобщённым посередь замка, может, битком набитым одержимыми, призраками и прочими неприятными штуками, указывающими на то, что где-то здесь свил гнездо демон, но я была непреклонна и тут же быстренько произвела разделение. Первый отряд, состоящий из Стэна и Морриган должен был осмотреть оставшуюся часть этого этажа, второй — Алистер, Огрен, Мурзик — как раз на троих в сумме выйдет интеллект одного человека, — и Винн, обыскать верх замка на предмет посторонних демонических сущностей, а внизу тем же самым заняться оставалось Шейле, Зеврану и Лелиане во главе со мной. Последние трое вздохнули печальнее всех, отлично зная, что по какому-то распоряжению с небес все шишки сыплются на меня.
Раздав всем благословляющих материнских пинков, чтоб не дурили и не сложили свои головы из-за какой-нибудь ерунды, я бодренько потопала вниз по центральной лестнице, возле которой мы все и столкнулись. Тишина стояла какая-то подозрительная. Чуткий Ворон исправно докладывал, что слышит сопение спящей прислуги, но почему никто не выполз хотя бы посмотреть, кто там бродит посреди ночи, мне не понятно. Ещё менее понятно мне стало, когда мы наткнулись на пост стражи, нагло дрыхнущий сидя на полу в обнимку со своим оружием. Я разом скисла — бодаться рогами с демоном, способным разом усыпить весь замок мне было немного страшновато. А в том, что здесь окопалось какое-то могущественное порождение Тени, я не сомневалась, ибо все признаки были налицо. Однако пусть по коридорам и бродили призраки, мертвецы и ещё парочка одержимых, которых мы разогнали без особых проблем, созданы они были явно что по случаю дорогих гостей, потому что в основном всё было тихо и цивильно. Впервые встречаю демона, не стремящегося превратить вокруг себя всё в хаос и шлак.
Подземелье замка, как и любое другое — хоть в Башне, хоть в Редклифе, хоть сам Орзаммар с его Глубинными Тропами, — приветливым не выглядело, зато было холодным и мрачным. Темноту разгоняли только раскачивающиеся на цепях с диким скрежетом масляные светильники, и пятна света плясали, как им вздумается, создавая жутковатую картинку. Остаётся надеяться только на одно — в таком мельтешении никто и не спрячется, потому что сложно схорониться в тени, когда её вдруг не окажется на месте.
— Пойдём что ли? — предложила я, задрав голову наблюдая за качающейся лампой у нас над головами. Мои спутники согласно агакнули, и мы двинулись вглубь подвала.
Не знаю, водится ли в Морозных горах какая-то особенная разновидность живых мертвецов, но нам точно попались какие-то не такие: их иногда даже я за несколько метров слышу, но тут бледное полуразложившееся тело выпрыгнуло из-за угла всего лишь через пару секунд, как эльф дал знак. Это, правда, не помешало получить ему в грудь огненную стрелу от церковницы, однако его место тут же занял десяток других монстров.
В другой ситуации при более чем двукратном превосходстве противника я бы предпочла отступить и перегруппироваться, дабы встретить его не в лоб, а в окружении хитрых ловушек и засад, правда, когда на твоей стороне играет целый голем, вещи видятся в ином свете. С мерзким, но весёлым чпоканьем мертвецы плющились под каменными кулаками, и я едва успела летально тыкнуть мечом хотя бы одного, чтобы не остаться совсем без сладкого. Ещё одного по-братски разделили между собой Зевран и Лелиана, остальные устилали пол ровным гниловатым слоем.
С горем пополам перебравшись через эту лужу — ползком по стене, как какие-нибудь пауки, сожги их всех Андрасте, насмотрелась я на этих тварей на Глубинных тропах, — мы двинулись дальше. Всего через десяток метров начало сильно холодать, и в результате мы оказались сначала в кладовке, а потом в леднике. Посовещавшись и решив, что морозильник — место вряд ли подходящее для вынашивания коварных планов, я скомандовала возвращаться.
— Оно чувствует? — вдруг спросила Шейла, заставив меня остановиться.
— Ч-что ч-чувствует? — переспросила я, инстинктивно подпрыгивая на одном месте, чтобы согреться посередь такого ужасного холода.
— Лириум, — лаконично пояснила голем.
Я застыла, дико выпучив глаза. Повода не доверять Шейле в таком деле не имелось — она с помощью своих кристаллов могла почуять даже мою ауру, хотя никому другому, наверное, это было не под силу. Другой вопрос, откуда здесь вообще мог взяться лириум. И зачем он демону. Если это, конечно, демон — лириум нужен магам. Весёлый аттракцион «Замок с демонами» превращался в Башню номер два, и это мне нравилось гораздо меньше.
— Все на поиски залежей лириума, — скомандовала я, незаметно сколупывая небольшую сосульку с носа — холодно.
Вышли мы из кладовки замёрзшие, но зато с трофеями — то есть, Зевран и Лелиана тут же умчались искать всякие потайные ходы, а вот никуда не торопящаяся я не забыла прихватить кольцо копчёной колбасы и сейчас наслаждалась поздним ужином или ранним завтраком, руководя поисковыми работами. Шейла бдела рядом, готовая помочь сломать любое заграждение, вставшее на пути к нашей цели. Как раз к тому моменту, когда от колбаски осталась одна верёвочка, под ликующие вопли (и чему они только радуются, логово демона нашли? Да любой бы нормальный человек уже оттуда ноги делал, не то, что мы) работников плаща и кинжала голем выломала нехилый кусок стены, открывая путь в обледенелые пещеры под замком. Подойдя поближе, я услышала знакомый хрустальный звон и кивнула, подтверждая слова Шейлы. Мы были на правильном пути.
— Кто как, а лично я бы в этом бассейне купаться не рискнул, — с сомнением протянул Зевран, рассматривая ярко-голубую прозрачную жидкость в резервуаре с маленькими прогуливающимися по её поверхности волнами. Собственно, это решение было исполнено мудрости и здравого смысла — я бы тоже в лириум с головой нырять не стала.
Немного побродив по заледеневшим коридорам, то складываясь пополам, то наслаждаясь незапланированным посещением комнаты кривых зеркал — а ледяные сталагмиты в этом качестве оказались ничуть не хуже, — мы закончили своё путешествие в довольно большой пещере, которую на две части разделял немаленький такой прудик, до краёв заполненный сильно концентрированным раствором лириума. За ним, прячась за ледяными наростами, был ход дальше, но чтобы попасть туда, нужно было переплыть бассейн.
— Ну, в общем, был у нас в Башне один кадр, — задумчиво склонилась я над краем бортика и яркие блики заплясали на кольцах кольчуги и моей коже. Звон усилился до нестерпимого, и я, поморщившись и механически поковырявшись пальцем в ухе, отошла от оригинального бассейна. — Лириумом незаконно торговал.
— И что? — с кислым выражением лица спросила меня Лелиана.
— Как что?! — законно возмутилась я. — Его сдали Грегору, а он его убил!
— Терпеть не могу твои истории... — печально вздохнула бард. Я обиженно надулась — ишь ты, подавай ей монополию на травление баек в нашей компании! Я может, тоже хочу.
— А мне нравятся истории, которые оно рассказывает, — добродушно, насколько это было для неё возможно, прогудела Шейла. — В них дело всегда заканчивается смертью магов, — удовлетворённо прибавила она.
— Это потому, что они жизненные, — немного подумав, заключила я. Лелиана явно считала, что хорошей истории вовсе не обязательно быть «жизненной», и намеревалась вступить со мной в творческий диспут, но...
— Милые дамы, заткнитесь на минуточку! — вдруг рявкнул на нас Зевран, и мы послушно заткнулись от удивления. Обычно за эльфом такого не водилось. Я потянулась закатать рукава и объяснить обнаглевшему остроухому как надо разговаривать с любимым начальством, однако в эту же секунду поняла причину такого поведения. Стоило тишине воцариться в подземной зале, как в лириумной мелодии стали слышны какие-то фальшивые нотки. Я удивлённо моргнула. Сколько я слышала этот потусторонний напев, он всегда был одинаково чист и прекрасен, так и маня воспользоваться предлагаемой мощью... Впрочем, Зевран-то не мог этого почувствовать, он же не маг! В оцепенении я уставилась на эльфа, но он только крутил головой по сторонам, словно что-то ища. До меня наконец дошло, что услышал он что-то другое, и жить стало как-то легче.
Однако я не могла сообразить, что именно. Мои спутники, как по команде, насторожились и вытаращились куда-то на другой конец резервуара, а я только чесала в ухе, в тщетной надежде вытрясти оттуда усилившийся звон, который все больше голосил в разнобой и до того пискляво, что голова просто раскалывалась от непереносимой боли. Я схватилась за виски, не в силах это терпеть. Братва кинулась ко мне, подхватила под руки, кто-то что-то говорил, но я не понимала. Лириум... Лириум поёт сильнее, если его использовать. Здесь должен быть ещё один маг! Я напряглась в попытке скастовать «столкновение маны», чтобы зацепить неведомого заозёрного гада...
— Не так быстро, малышка, — покачала головой леди Ирманди, показываясь из-за ледяного столба, и едва я столкнулась с её бездонным нечеловеческим взглядом, какофония звуков достигла своего апогея и прервалась лопнувшей струной, милостиво отпуская меня куда-то в темноту...

*В игре руны жёлтые, в книге — голубые. Немного подумав, автор решила всё-таки остановиться на жёлтом цвете. Он просто позитивнее:)
**Применить «Столкновение маны».

Отредактировано: Rogue


Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


13.05.2014 | Rogue | 780 | Anarore, Кадр из Башни, Амелл, POV, юмор, джен
 
Всего комментариев: 0

avatar