Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Кадр из Башни. Глава пятая. История убежищная. Концерт для дракона с оркестром

к комментариям

Жанры: джен, юмор, POV

Персонажи: ж!Амелл, сотоварищи и толпа оригиналов для антуража
Статус: закончен
Описание: Помимо основной задачи, Солоне Амелл предстоит много других важных дел - присматривать за отрядом, чтобы не расползлись, как тараканы, помогать ближним по мере сил и возможностей, поддерживая репутацию ордена Серых Стражей, и, самое главное, встретить реальную жизнь лицом к лицу. Не так уж и просто, если ты всю свою жизнь провела в крепости Кинлок на полном довольствии, в тепле и заботе. Но Башня готовит отличные кадры! 

 

Автор: Anarore

— Хм, интересно, для чего ему эта дудка? — я сняла с пояса Колгрима здоровенный рог, привлекший моё внимание ещё при первой встрече. Ух, ты, тяжеленный какой, а с виду и не скажешь. Я с восторгом покрутила инструмент в руках, примериваясь, как бы половчее и погромче дунуть.
— Ты знаешь, Сол, я бы не стал дудеть в дудку, снятую с пояса безумного сектанта. Ну так, просто на всякий случай, — решил проконсультировать меня разум голосом, почему-то принадлежащим Алистеру, но я осталась глуха к его воззваниям, и, набрав побольше воздуха, со всей дури дунула в рог... И сама того не желая, взяла первые ноты из концерта для дракона с оркестром! Возмущённая перебиванием своего послеобеденного сна тварь не замедлила явиться лично, чтобы высказать всё, что она о нас думает...
Земля под ногами задрожала, и я бы обязательно плюхнулась на многострадальную пятую точку, находящую для себя приключения с завидной регулярностью, если бы меня вовремя не подхватили под локти Лелиана и Алистер, быстро оттащив за какую-то стену. Огромная драконица бесновалась, разыскивая исчезнувших людишек, но мы смылись из поля её зрения быстрее, чем тварь прооралась дурным голосом и соизволила посмотреть себе под лапы.
Призывая на помощь Создателя и Андрасте, которая сейчас, хоть и в очень неполном виде, но всё-таки пребывала с нами, Лелиана положила стрелу на тетиву, привстала, чтобы было лучше целиться...
— Ты что?! — одновременно ухватили её за руки и потянули обратно вниз я и Алистер. Сестра послушно плюхнулась на место.
— Она же нас заметит! — прошипел храмовник.
— Она же реликтовое создание! — прошипела я.
Винн, Алистер и Лелиана воззрились на меня с немым укором.
— Что? — стушевалась под их взглядами я, сжимаясь в комочек с двумя целями: чтоб драконица не заметила, и чтобы сократить площадь попадания под лучи уничижения.
— Мы тоже реликтовые, — твёрдо заявила Лелиана, отметая все попытки сагитировать её и остальных в пользу сохранения вымирающего вида и единственных представителей хордовых гексаподов на Тедасе. — А если не разберёмся с драконом, то и вовсе вымрем, — я обиженно надулась. Почему нам так редко удаётся разрешить дело миром? Я, может, вообще пацифистка, если кто-нибудь из моей братвы знает такое слово.
Я осторожно высунулась из-за края стены, настороженная внезапно закончившимся сопением за ней. А что если драконице всё надоело, и она решила улететь досматривать сны? На площадке между скалой и нашим укрытием и впрямь было пусто. Видимо, Создатель всё-таки решил вступиться за Лелиану, а заодно и нам подсобил...
— Её здесь... — я обернулась назад и застыла, как соляной столб. Мои товарищи, хором развернувшись ко мне, ждали результатов разведки, а за их спинами, вытянувшись в длину, лежал...
— Драко-о-о-о-он!!!!! — возопила я и метнулась прочь прежде, чем меня догнали разочарованный драконий рёв и столб пламени в придачу. Следом столь же оперативно вывалились Винн, Лелиана и чуть подкопчённый Алистер. Перестав наконец упоминать так не вовремя кинувшего нас Создателя, храмовник обнажил меч и развернулся лицом к твари, намереваясь встретить её в ближнем бою и отсечь все лишние части тела. Чародейка покрепче перехватила посох, а церковница с самым решительным видом вытащила стрелу из своего колчана взамен неизвестно где сгинувшей товарки. Несмотря на закономерную дрожь в коленях и сосущее ощущение внизу живота, мне тоже пришлось вытащить клинок, дабы не отрываться от вверенного мне коллектива. Ой, мамочки, а ведь я же должна ещё и подать воодушевляющий пример... Но единственное, на что я могла их сподвигнуть, было тактическое отступление.
Впрочем, драконица не дала нам много времени на раздумья, и я не успела предаться панике до того, как она, зверски клацнув зубами, набросилась на Алистера, грозясь перекусить Стража пополам. Храмовник отскочил, но не удержался на ногах и упал наземь, выронив меч и щит. Облизнувшись сервированному обеду и проигнорировав стрелу и магический удар в голову, тварь пошире раззявила пасть...
— А ну не тронь! — возмутилась я и отчаянно рубанула по ней клинком. Добытый в руинах у другого боевого мага меч протестующе звякнул и накрылся медным тазиком, разлетевшись на множество осколков. Я аж окосела от такого предательства — проклятые фанатики, и тут подгадили! Драконица тоже скорее удивлённо, чем от боли мотнула башкой, потеряла интерес к оперативно отползающему Алистеру и... переключилась на меня.
Уйти от удара рогатой башки кувырком или ещё каким-то способом я не могла — попробуйте покувыркаться в тяжёлой кирасе! Мне оставался только один способ. С отчаянным визгом вцепившись в рога, я оседлала драконью шею, под уважительный присвист напарников и возмущённое клацанье зубов чешуйчатой твари. Правда, Винн и Лелиана тут же оказались не у дел: попытка испортить дракона в его самой уязвимой части — голове — с большей вероятностью означала порчу меня.
Никогда до этого не каталась на драконах... И больше не стану! Зверюга подо мной бушевала, крутилась, вертелась, всячески пытаясь сбросить меня со своей шеи, но я только крепче держалась за рога и громче вопила, срываясь на запредельные тона. От этого ужасного визга над ухом драконица бесилась только ещё больше и пыталась стряхнуть меня всё активнее. Отчаянно трепыхаясь, я начала сползать с шеи на лоб твари, грозя вообще не удержаться и шмякнуться прямо на голые скалы. Впрочем, дракон не стал ждать у моря погоды и просто тараном ударился о ближайшую скалу.
Воздух тут же помахал мне ручкой и скрылся из лёгких, перед глазами заплясали цветные пятна, в ушах эхом отдавался гул доспехов. Всё, на что меня хватило в этот момент — выбросить руки вперёд. Я из последних сил вцепилась в скалу, чувствуя, как осыпается каменная крошка под пальцами.
— Бегите, глупцы! — не своим голосом прохрипела я, болтая ногами над землей, а братва внизу понятливо кивнула и испарилась быстрее, чем драконица успела послать им вдогонку ещё одну струю пламени. Я активно зашевелила ногами, пытаясь нащупать хоть какую-нибудь опору, пока разочарованная зверюга с воплями догоняла скрывающиеся в храме остатки компании. Блин... хотя здесь, конечно, подошло бы другое, гораздо более крепкое словечко — я же сама отсюда не слезу! Уперевшись ножками в скалу, я обрела более-менее устойчивое равновесие, но так же оказалась в безвыходной ситуации: ни спуститься на землю, ни подтянуться наверх — а всё этот проклятый доспех! И снова выбор вариантов у меня оказался небольшой.
Обиженная тем, что никто не хочет с ней играть, драконица поспешила к оставшейся мне, так замечательно блестевшей серебристыми латами на солнышке. Ну давай, милая, подойди-ка поближе... Я говорила, что больше не сяду на дракона? Я солгала.
Пожелав подзакусить мною лично, тварь приблизилась, доверчиво поглядывая на меня снизу и ожидая, пока я сама упаду к ней в пасть. Ну я и упала: прямиком на морду, в очередной раз выбив весь воздух из лёгких и отчаянно вцепившись в рога драконицы, мотающей головой в надежде откусить мои соблазнительно болтающиеся ноги. Больше об скалу она меня бить не пробовала, за что я даже могла бы чувствовать к ней благодарность... если бы была в состоянии испытывать что-нибудь кроме ужаса!
Я завопила, чувствуя, как рога твари выскальзывают из рук, скатилась кубарем по шее, крылу и шмякнулась на землю, подняв тучу пыли. Драконица взревела — то ли от торжества, то ли от того, что один из рогов я прихватила на память. Скорее, пока не стошнило от омерзения, я отбросила от себя вырванный с мясом костяной вырост куда подальше. Но теперь твари надоело оплакивать свою потерю, и я спиной почувствовала, как над беззащитной мной раскрывается здоровенная зубастая пасть с ниточками слюны, источающая смрадное дыхание... Бодро перевернувшись, я пьяным дрожащим движением нарисовала руну у драконицы под лапами, и пока она изображала памятник самой себе, путаясь в собственных ногах, руках и междометиях, я бросилась скорее к спасительной Перчатке. Когда я уже коснулась ручки двери подушечками пальцев, сзади раздался невероятный гул с обгоняющей его волной нестерпимого жара...
Я едва захлопнула дверь, механически прижимая её спиной, как в неё ударил клуб огня, и даже успела попрощаться со своей глупой жизнью, прежде чем по своим подсчётам сгореть в адском пламени... Но дверь выстояла. Я недоверчиво поколупала одну из её досок, снимая хлопья потрескавшейся краски. Наверное, за столько лет она успела окаменеть... Или это какое-нибудь божественное чудо. Мне было всё равно, кого благодарить за своё спасение — природу или Создателя, главное, что сейчас я могла тихонечко плюхнуться на пол там, где стояла, подчиняясь призыву не держащих меня ног.
— Зачем ты вернулась, паломница? — своим ужасно благообразным и, из-за полной несовместимости с ситуацией, столь же издевательским в моих ушах голосом спросил у меня Привратник.
— А что, неслышно? — саркастично указала на дверь я. Та недвусмысленно трещала и прогибалась под ударами беснующейся снаружи драконицы, но пока держалась. — Кстати, помочь не хотите? А то она, как дверь доломает, всё здесь порушит.
— Не доломает, — убеждённо ответил мне Привратник, ничуть не меняясь в лице, в своём спокойствии способный поспорить с Усмирённым. — Вход сюда охраняет сила... — и в этот момент дверь разлетелась в щепки, а её заменила морда дракона, успешно закупорившая весь дверной проём. Тварь попыталась тут же ухватить меня, так соблазнительно близко сидящую, челюстями, но вот она сделала один толчок, другой... и обиженно взревела, поняв, что застряла в этой дурацкой стене.
— Да вали ты отсюда, — усталым голосом посоветовала я ей и для весомости своего мнения придала ускорения хорошим ударом латной перчаткой в ноздрю — носа, как такового, у драконов нет.
Народное средство против всяких любопытных сработало безотказно, и драконица, обиженно мотая мордой, тут же освободила проход, вывалившись наружу. Я, меланхолично отряхнув доспех от пыли, последовала за ней. Привратник, где-то разжившись веником и совочком, напоследок пожелал мне всяческой поддержки Создателя в моём благом деле.
И почему мне всё всегда приходится делать одной? Пинком убрав с пути мешающую мне доску, я вышла наружу. Там, всё ещё обиженно воя, ярился дракон, капая на землю текущей из ноздри кровью. Однако, заметив меня, он замер. Грудь твари заметно вздымалась и опадала, словно она подвыдохлась за время нашего родео, на что я сильно надеялась. Крылья бессильно волочились по земле, но в глазах и во всей позе дракона — круто изогнутая шея, широко расставленные лапы, нервно подёргивающийся хвост — читалась решимость никуда не улетать, пока он не разберётся с этой маленькой козявкой, за последние двадцать минут умудрившийся совершенно испортить ему жизнь. Чудовище громко и жарко фыркнуло, мотнуло головой и...
— Р-Р-Р-Р-РА-А-А-А-А-А!!! — сотряс горы могучий крик. Я пошатнулась на ногах, неуклюже взмахивая руками, но кое-как устояла и сама ответила рыком: негромким, зато уверенным. Тьфу, с кем поведёшься, от того и наберёшься, дожила, с драконами перегавкиваюсь. Зато тварь озадаченно склонила голову набок, словно столкнулась с какой-то диллемой. «Есть или не есть, вот в чём вопрос», — хихикнула я про себя. Наконец дракону надоело бездействие, и он двинулся на меня, подходя осторожно и не торопясь. Видимо, коронный удар в нос ему не шибко понравился. Он попытался обойти меня со стороны, насколько это было возможно в тесном ущелье, и я, привычно поминая Мор и всех его архидемонов, прикрыла глаза рукой, настолько ослепительна была чешуя твари. Решив про себя, что из неё выйдет классный трофей, я стряхнула кисти рук и приготовилась встречать зверюгу всем имеющимся арсеналом.
Широко распахнув крылья и взвревев, драконица ринулась в атаку, прямую, как мысли Алистера, и убойную, как логика Стэна. Я едва успела убраться в сторону, обманутая кажущимся бессилием твари до этого. С лязгом я брякнулась на спину, сметённая воздушной волной, воодушевлённый дракон развернулся, оттолкнувшись от стены ущелья, с грохотом приземлился на все лапы, торжествующе завопил...
— Развернись и сразись с кунари! — раздался совсем близко знакомый голос. Мы с тварью хором повернули головы в одну сторону, разглядывая три фигурки с совершенно разными чувствами.
— Почему с одним кунари? — покосилась на Стэна Морриган, явно не желая отказываться от участия в вечеринке.
— Мы тоже хотим,- поддержал её Зевран, намекая, что жадничать вообще плохо.
Дракон, немного посмотрев на прибывшее подкрепление (чего так мало-то? Остальные-то где?) решил, что чем больше гостей, тем веселее вечеринка и сытнее обед, выразил своё полнейшее желание продолжить уже впятером. Или вчетвером — только со мной закончит, но когда догадавшаяся, что сначала надо добить хотя бы одного, тварь развернулась в мою сторону, меня на месте уже не было.
— Это вы вовремя пришли, — констатировала я, осторожненько выглядывая из-за плеча Стэна. Перед моим носом возникла услужливо протянутая эльфом рукоять Мэрикова меча, смотавшегося от меня вместе с Алистером, за которую я радостно ухватилась.
Но драконица не стала досматривать сцену воссоединения меня с товарищами, взрыкнула, хрюкнула и выдала с рёвом струю пламени. Однако она явно не ожидала, что в ответ получит примерно то же самое: пропустив над собой испепеляющую атаку, Морриган, не тратя времени даром, разогнулась и не замедлила угостить тварь фаерболом. Вместе с ревущим огненным шаром в бой ринулся Стэн, крича что-то на своём языке — видимо для храбрости, — за ним вприпрыжку побежала я, заодно готовя парализующую руну. Застыла тварь как-то неудачно — с высоко задранной головой, так что весь успех от атаки ограничился подрезанной правой передней лапой. Точнее подпилённой: всё время действия заклинания ушло на то, чтобы только добраться до сухожилия, скрытого под прочнейшей чешуей и толстыми мышцами. Охромевший дракон хотел было дорого заставить меня заплатить за свою наглость, но тут в его башку вмазалась стеклянная бутыль с ярко-оранжевой жидкостью, и тварь моментально забыла обо всём, обиженно воя и мотая головой. Довольный Зевран издал какой-то торжествующий звук и, выхватив клинки, присоединился к общему веселью.
Когда драконица ослепла на один глаз дело пошло гораздо проще — нужно было только держаться с одной стороны, и успевать потыкать в неё чем-нибудь острым до того, как она настроит угол обозрения и плюнет огнём, не забывая, разумеется, уворачиваться от ставших беспорядочными, но не менее опасными ударов лап и хвоста.
— Кадан! — приструнил меня Стэн, когда я, увлекшись, принялась прыгать над хвостом дракона, как через скакалку. Я виновато сжалась, получила по спине и кубарем укатилась куда-то в пыль под печальный вздох кунари.
Получив очередную молнию от Морриган в грудь, дракон, ослабленный всеми ядами, которые Зевран только принёс с собой, неуверенно пошатнулся и едва смог отмахнуться от Стэна, мощным ударом раскроившем ему перепонку. Скалы вокруг были забрызганы темно-алой кровью, и тварюга явно доживала свои последние минуты. Однако ведьма перед каждым заклинанием стискивала челюсти и собирала последние, едва успевшие восстановиться крохи силы, эльф, весь в мыле, начал осторожничать, уже не решаясь лезть прямо к морде дракона, и кунари махал двуручником не так активно, поднимая клинок всё с больше и больше заметным усилием. Было бы обидно свести всё в ничью, так что пришлось мне, сплюнув каменную крошку, вставать, отыскивать отлетевший в сторону клинок и становиться наизготовку.
Заметив свою любимую цель, так соблазнительно застывшую посередь ущелья (мои товарищи орали, чтобы я не дурила и бросала попытки покончить с жизнью таким оригинальным способом, но я стоически игнорировала их вопли), драконица бодро ринулась ко мне навстречу. Я, проклиная свою незавидную судьбу, уже в который раз бросилась ей на морду. Мы разминулись в воздухе, и в результате тварь врезалась мордой в скалу, а я оказалась у неё на шее задом наперёд. Пока она недолго отдыхала в ауте, заодно умудрившись сбить и раскидать в стороны Стэна и Зеврана, я успела развернуться, ухватиться за уцелевший рог. Дракон взревел, поднялся на все три уцелевшие лапы, взмахнул крыльями, орошая всё вокруг брызгами кровавого дождя, и я подтянулсь, отводя клинок подальше и с силой втыкая его в опустевшую глазницу, борясь с тошнотой, потому что рана состояла из мешанины горелого мяса, сукровицы и сгустков крови, где всё было отвратительно на вид. Твари же было не до эстетических изысков: едва меч скрылся в её черепе, она, пронзённая адской болью, взбрыкнулась особенно бешено, сбросив меня наземь, замотала головой и рухнула на землю, произведя настоящее пылеизвержение. Мимо меня пролетела ало-чёрная молния, и Морриган, моментально оказавшаяся на месте, ногой вогнала клинок ещё глубже, дабы удостовериться, что дракон издох.
Склонившись надо мной, Стэн удивительно заботливо посоветовал мне лежать и не двигаться. Я, если честно, и не хотела — спина после приземления болела просто невыносимо и перед глазами плясали какие-то цветные пятна. В руку мне легла рукоять клинка, поданная болотной ведьмой. Вид у них обоих был какой-то встревоженный.
— Здесь! — раздался голос Зеврана, и Ворон обессилено плюхнулся на четвереньки где-то сбоку, глотая воздух после своего быстрого забега. Только куда ему понадобилось так мчаться? Я попробовала приподнять голову, но спина тут же отозвалась ужасной болью, и в этот момент на лоб мне легла чуть прохладная рука Винн.
— Лежи смирно, — велела она мне, и почти тут же боль и пятна отступили, проясняя мой разум и позволяя наконец-то сесть, что я тут же и проделала, с любопытством пялясь на огроменную драконью тушу. Целительница только фыркнула у меня за спиной, явно не одобряя такого самоуправства и намерений мчаться куда-то сразу со свежевылеченными травмами позвоночника и головы, но ничего больше не сказала.
— Достойный противник. Был, — заметил Стэн, поднимая крыло и рассматривая перепонку. Перед этим кунари в шагах перемерил тварюгу. Наверное, собирается внести её в доклад. Или прикидывает тактико-технические характеристики архидемона.
— Был у нас в Башне один кадр, драконов держал, — вспомнилось мне, когда я детально осматривала башку твари, примериваясь, как бы половчее содрать крупную налобную чешую себе на память.
— И как успехи? — с любопытством повёл ухом в мою сторону Зевран, тоже любивший после недолгих уговоров завернуть что-нибудь этакое про свои приключения.
— Да никак. Мы его вплавленные в стенку останки на третьем этаже проходили, — пожала плечами я и, поплевав на ладони, наклонила меч под углом к кости, принялась осторожненько слущивать блестящие, как самоцветы, чешуины, уже прикидывая в голове, как будет выглядеть сделанное из них ожерелье. И ещё дракона можно будет на кости распродать — формари с руками оторвут, главное, чтобы не с моими. Интересно, драконье мясо съедобно или нет? Надо будет дать Мурзику кусочек попробовать, мабари дрянь жрать не станет, воспитание не то. Кто-нибудь знает, драконью кость нужно продавать на развес, по объёму или поштучно?..

 
 
 
Отредактировано: Rogue

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


16.03.2014 | Rogue | 717 | Anarore, Кадр из Башни, POV, Амелл, юмор, джен
 
Всего комментариев: 0

avatar