Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Разорванный Круг. Глава 12

к комментариям

Жанр: гет, романтика, драма, ангст, экшн, даркфик;
Персонажи: маг Круга/эльфийка (ОС), Йован, Ульдред, Ирвинг, Винн, СС и Ко, другие;
Статус: в процессе;
Описание: Прямое продолжение «Круга». Прошел год, и они снова встретились, но это не конец истории. Много изменилось за это время, и им предстоит по-новому взглянуть на все, что было раньше и ждет их в будущем…
Предупреждение: насилие, нецензурная лексика, смерть персонажа.
 

Автор: lrazzzorl

Поместья в черте города довольно типичны для Ферелдена. Эти богатые особняки знати и приближенных к трону выстроены с роскошью и расчетом на штурм, потому некоторые из них, особенно старые, могут порой походить на замок в миниатюре: внешняя стена пять метров высотой, так просто не перелезешь, башни и крепкие ворота прилагаются, во внутреннем дворике располагаются хозяйственные постройки, а само центральное здание и вовсе неотличимо от самой настоящей цитадели.

«У могущественных людей могущественные враги», — гласит народная мудрость, быть может, тогда такие крепости были необходимостью, это вопрос истории. Впрочем, даже сейчас хорошая охрана вряд ли помешает. К примеру, год назад случился инцидент, когда вооруженная банда эльфов ограбила и зарезала сына эрла в его же доме (ну или народные мстители совершили самосуд, отомстив за обесчещенных и убитых им женщин — кто знает, какая версия правдивее). Так или иначе, подобные поместья стали важными опорными пунктами, за которые разгорелась нешуточная борьба. Видимо, даже звериные мозги порождений тьмы понимали, что в них обороняться значительно легче, чем, скажем, в трущобах эльфинажа.

Поместье эрла мало чем выделялось из себе подобных, также и в том смысле, что его не раз брали штурмом. Множество тел солдат и порождений тьмы вперемешку устилали подходы к стенам. Эта часть города вроде бы должна была находиться под контролем ферелденцев… наверное. Таковы уж уличные бои: тут каждый дом — крепость и каждая улица — линия фронта, и битва может тянуться днями и неделями совершенно не так, как расставили фигурки и нарисовали стрелочки генералы на своих картах.

Поместье окружала внушительная стена, правда, большинство башен были сожжены, а ворота выбиты. Каких-либо следов присутствия солдат короля не наблюдалось. Впрочем, Ирвинг и так не сомневался, что оставленный здесь гарнизон перебит, если учесть, каким могуществом обладают наемные маги. Колонна остановилась перед воротами, на всякий случай прикрываясь щитами и поглядывая на бойницы надвратной башни.
 
Тут Ирвинг сумел разглядеть некий предмет в воротах, который, видимо, и заставил остановиться шедших в авангарде солдат. Отчаянно щурясь и проклиная каждую книгу, прочитанную им при свете свечи, Ирвинг протолкался вперед.

— Есть мысли, что это? — спросил король Алистер. Он тоже пытался разглядеть что-то с безопасного расстояния и из-за щитов своих телохранителей.
— Попахивает магией крови, — констатировал Страж.

Ирвинг не стал с ним спорить в этом вопросе, малефикару виднее. Впрочем, открывшаяся картина не «попахивала», а скорее «воняла» ею.

Прямо возле разбитых створок ворот стоял стул, на нем сидел мертвый генлок, улыбаясь гостям перерезанным горлом. У ножек стула кучей лежало еще шесть его сородичей, а пространство вокруг шагов на десять все исписано магическими знаками и рунами, причем вместо краски, скорее всего, использовалась кровь подземных жителей.

— Первое правило мага: ничего не трогай, пока не узнаешь, с чем имеешь дело. Добровольцы? Командор Грегор, как я помню, храмовники ведь самые опытные борцы с магией крови, и их доспехи не должна брать магия? Ну и карты вам в руки!

«И еще вас не жалко», — докончил мысль Ирвинг. Хотя, с другой стороны, ведь действительно не жалко… Грегор отрядил троих добровольцев, ну в смысле, смертников, те осторожно пошли вперед, получив благословление Создателя и, конечно, всякую возможную магическую защиту. Пожалуй, положись они на последнее, у них еще был бы какой-то шанс.

Храмовники ступили на магические руны, но ничего не произошло, только когда они подошли ближе к стулу, труп вдруг задрожал и взорвался кровавыми ошметками. За ним взорвались остальные, в воздухе повисла красная дымка из крови, которая и не думала оседать, магическая защита вокруг храмовников отчаянно замерцала, но держалась. Троица смельчаков рванула назад, но тут остальные храмовники, повинуясь каким-то своим предписаниям или же по старой привычке, единым порывом воли попытались рассеять магию. Отчасти им это удалось, защита пропала, а вот красный туман никуда не делся, хотя был тоже, без сомнения, магического происхождения. Потому что ни одна кислота, даже утопический Абсолютный Растворитель не может так быстро разъесть человеческие тела. Храмовники едва успели вскрикнуть, когда сначала кожа, а затем мягкие ткани стали чернеть на глазах и отваливаться лоскутами. Все происходило так быстро, что начавшие оседать тела упали на землю пожелтевшими скелетами и бесформенной черной массой. Вокруг зашептали молитвы. Несмотря на весь ужас произошедшего, Ирвинг отметил, что зачарованные доспехи немного потемнели, но в целом хорошо сопротивлялись волшебной коррозии.

— Ну? — процедил сквозь зубы Грегор.
— Мастерская робота, — воодушевленно проговорил Аллен. — Верх магии крови. Тот, кто это делал, — гений. Злой гений, конечно… Но если таким туманом закупорить входы на Глубинные тропы? Или нет, ловушки на пути атакующей конницы! Защита штаба от лазутчиков? Mожет, не выдумывать колесо и просто оборонять таким образом крепости? А если удастся собрать газ в кувшины и хотя бы частично сохранить его свойства…
— Ты говоришь о магии крови…
— Я в курсе. А, что, увлекся немного? Но какое преимущество мы могли бы получить над порождениями тьмы… если бы уничтожили всех разлагающих Круг малефикарских отродий! А вы о чем подумали, командор? — как ни в чем не бывало улыбнулся Страж, глядя на перекошенное лицо храмовника и тянущуюся к рукояти меча руку. Игра в гляделки продолжалась еще несколько секунд, потом Грегор все же оставил меч в ножнах.
— Ни о чем. Вы можете избавиться от… этого?
— Сомневаюсь… — протянул Ирвинг, внимательно вглядываясь в кровавый туман и пытаясь осторожно прощупать его заклинаниями. — Магия крови вообще очень устойчива к влиянию извне, а это заклинание составлено специально, чтобы противостоять нашим методами и рассеиванию храмовников. Еще я подозреваю, что в… гм… краску было добавлено немного сырого лириума. На это уйдет много часов.
— А зачем нам вообще это делать? Давайте просто перелезем через стену! — видимо, королю тоже стало интересно, чего это тут все застряли, и он вышел посмотреть. Телохранители, конечно, ограждали его от всякой опасности, которая могла прийти из тумана. Ирвинг покачал головой.
— Этого от нас и ждут. Вход в центральное здание, скорее всего, тоже закрыт, а штурмовать укрепленное здание через окна… Не стоит забывать, что нам противостоят маги крови, и каждый убитый солдат делает их сильнее. Если мы хоть немного замешкаемся, они размажут нас, собрав силу с убитых. Я с самого начала хотел положиться на многовековой опыт храмовников и использовать маленький хорошо вооруженный отряд. Правда, после того, что мы видели…
— Если Ирвинг повторит тот огненный удар и отгонит наемников, мы отправим к Создателю остальных. Их мало, они загнаны в угол, и карающий меч Создателя…
— Да, да, все знают, — бесцеремонно прервал его Страж. — Значит так, этот туман — настоящее произведение искусства, два-три человека, в принципе, смогут пройти, но не больше. Полагаю, это должны быть сильные маги, чтобы ударить по противнику и отойти, пока храмовники обойдут поместье, переберутся через стену и зайдут противнику в тыл. На это уйдет минут пять-семь, если они будут шевелиться. Потом мы убиваем малефикаров и идем праздновать. Хотя чего это я раскомандовался? Извините, привычка. Ваше величество?
— Я за. Определенно лучше, чем «залезем на башню, убьем рептилию, пойдем праздновать». Я бы пошел с тобой…
— Да, королю не пристало. Пойдем мы с Ирвингом. Правда, третья волшебница, которую я бы хотел взять, сейчас куда-то запропастилась… Лелиана тоже отпадает, она сегодня уже… слишком много сделала и… отдала. Поэтому охраняй венценосца!

Рыжеволосая девушка смахнула с лица непослушную прядь и кивнула. Она действительно выглядела немного помятой, но, наверное, только Ирвинг здесь догадывался об истинном смысле этих слов. Ну и еще король, да и то не факт.

— Может быть вы, командор?
— Нет, спасибо, — пренебрежительно ответил храмовник, глянув на останки своих братьев.
— Извините… Первый чародей… Страж-командор… — Миримэ медленно подошла к ним, — но, возможно, вы позволите… то есть… разрешите мне пойти с вами! — выпалила она на одном дыхании. Страж бросил на нее оценивающий взгляд.
— Зачем?
— Чтобы… Чтобы отомстить. Я тоже хочу сражаться… правда… толку от меня немного, но я умею исцелять и помню пару боевых заклинаний…
Ирвинг покачал головой.
— Нет, это неразумно, дитя. Ты не прошла Истязания, а там, где маги крови, обязательно будут и демоны. Ты просто станешь одержимой.
— Но… Но я тоже могу сражаться…
— Послушай старика. Если хочешь помочь, останься вместе с солдатами у ворот, — сказал Аллен.
 
Он решил не брать с собой посох, привычное оружие мага, и Лелиана отдала ему меч, который носила в ножнах за спиной. Ирвинг сразу понял, что это не ее оружие: слишком велик для нее, а быстро выхватить его из-за спины практически невозможно. Ей бы больше подошел длинный кинжал, болтавшийся у бедра. Тут Первый чародей сумел разглядеть гравировку на рукоятке, и, наверное, у него так загорелись глаза, что даже Миримэ на секунду прекратила скулить. Это был один из «Ткачей заклинаний», древнее оружие эльфийских боевых магов. Жаль, что секреты создания подобного оружия давным-давно утеряны.

Миримэ все пыталась уговорить их, Ирвинг же был непреклонен. В конце концов Лелиана увела девушку в сторону. Глупо посылать ее на гибель — в этом Первый чародей был уверен. Ну, быть может, была тут и другая причина, по которой он предпочел бы вообще идти один. Так или иначе, два мага, окружив себя волшебными барьерами, сделали шаг в туман.

***

Вначале все шло хорошо. Даже слишком хорошо. Волшебные щиты шипели, отталкивая враждебную среду, идти приходилось медленно, чтобы не натолкнуться на что-нибудь в красной мгле. К счастью, она простиралась всего шагов на двадцать и рассеивалась у границы кровавых рун.

Словно гора свалилась с плеч, когда они вышли из тумана, и Ирвинг погасил заклинание. Путь обратно сам по себе уже станет серьезным испытанием, а ведь силы предстояло беречь…
 
За воротами располагался просторный внутренний двор, большинство деревянных построек были разрушены, более или менее уцелело только массивное центральное здание. Пока все было спокойно, и Первый чародей сделал знак отойти в сторону и перевести дух. Импровизированным укрытием стали обгоревшие развалины конюшни.

— Аллен, я думаю, ты знаешь, что наша миссия — самоубийство… — начал Ирвинг не слишком оптимистично, прислонившись к остатками деревянной стены.
— Нет, Ирвинг, самоубийство — это бежать дракону в пасть с мечом наперевес и орать: «Зарублю!» После Архидемона малефикары — это так, разминка. Не понимаю я только, почему их так много…
— Я думаю, у Релонда есть некий артефакт, с помощью которого он влияет на умы людей. После мятежа Ульдреда Релонд несколько недель отсутствовал в Башне, не могу сказать точнее, там царила страшная суматоха, многих одержимых в тот день до сих пор не могут опознать. Релонд и еще два мага тоже числились среди погибших, и один Создатель ведает, где они были на самом деле.
— Артефакт? Очень злой артефакт, конечно, но если им можно промыть мозги порождениям тьмы? Можно заставить их сражаться самим с собой, положить конец Морам или не изобретать колесо и использовать его для дипломатии? Одной мыслью останавливать войны, а может…
— Аллен… Ты меня пугаешь. Неужели еще один мой ученик…
Ирвинг взглянул на него, и его голос вдруг дрогнул. Страж лишь усмехнулся.
— Не сам ты ли недавно восторгался големами? Восхитительные творения, находка для любого генерала…
— Не увиливай.
— Но знаешь ли ты, какой ценой они были созданы? У тебя бы глаза на лоб полезли. Или кого мне пришлось посадить на трон Орзаммара ради войск гномов? Какие сделки заключить, чтобы вернуть эрла Эамона с того света? Кому устроить геноцид, добиваясь поддержки долийских кланов? Даже не вспоминая проклятую политику Собрания земель. Я веду к тому, что, если разобраться, спасение мира — чертовски грязная работа. Зато цель оправдывает средства.
— Но, Аллен, магия крови — это зло. Ее нельзя использовать в благих целях!
— Только не надо лекций! — взмахнул рукой тот. — Мне Винн уже весь мозг этим выела, а их величество с Лелианой поддакивали. Хоть ты не начинай, я тебя прошу! Это такое же оружие, как и любое другое. Неважно, из какой стали сделан меч, важно, кто держит его в руках.

Ирвинг вздохнул и опустил голову. В этот момент он понял, что потерял последнего из своих учеников. Все погибли в этой безумной войне или, что хуже, перешли на темную сторону. Воистину порой Создатель бывает жесток. Очень жесток. Но почему? Он так гордился своим Кругом, приложил столько усилий, чтобы разойтись миром с храмовниками, не допускал и намека на запретные учения, был в курсе всех дел Башни… почему? Что он сделал не так? Почему он смотрел, как все они переступали порог Башни детьми, и не увидел в них зла? Или… или средоточием зла был сам Круг? Кто знает. Только одно Ирвинг знал точно: во всем этом виноват только он сам.

Первый чародей заставил себя оторваться от стены и молча побрел вперед. Страж поравнялся с ним, но тоже ничего не сказал. Эту недомолвку они могут решить потом, если, конечно, у них будет это «потом». Так они вошли в широкие двери, бывшие когда-то парадным входом в роскошный особняк. Следы войны были повсюду. Кто бы ни шел здесь на штурм, он явно преуспел. Двери снесены с петель, баррикады из мебели разбиты, то тут, то там попадаются мертвые тела. Странно, что сюда не успели добраться похоронные команды, и порождения тьмы тоже не забрали тела себе. Ирвинг так глубоко погрузился в собственные мысли, что едва почувствовал чье-то присутствие и успел повернуть голову. В одном из боковых проходов стоял человек, но тут его образ померк, будто покрылся дымкой. Потом им предстало это.

— Твою ж мать… — выругался Страж.
— Приветик, Аллен, — сказал демон мягким женским голосом.

Ирвинг не раз встречался с созданиями Тени, один Ульдред чего стоит, и сейчас он сразу приготовился к бою. Конечно, с ними нельзя разговаривать и вообще обращать внимание на их слова, но сейчас он все-таки не удержался и спросил.

— Вы знакомы?
— Нет, — ответил Аллен недовольно. И начать бой он тоже почему-то не спешил.
— Нет? Девичья у тебя память. Забыл Редклиф… Тень…

Лицо, ну то есть маска демона растянулась в улыбке. Это существо было могущественным, от него так и разило энергией Тени. Пожалуй, оно даже сильнее того, что поработило Ульдреда, но этому не так повезло с оболочкой. Если бы это был маг и демону не пришлось тратить силу на то, чтобы не дать мертвому телу развалиться… не хочется думать, что бы было тогда. Так его можно было победить… наверное. И проверять Ирвингу почему-то не хотелось.

— Первый чародей, она старается нас запутать, не слушайте ее. Идите дальше без меня, я скоро вас догоню…
— Что? — удивился Ирвинг, стараясь тем не менее не сводить глаз с демона. — Это глупо. Мы одолеем его вместе…
— А Релонд тем временем уйдет. Нет уж, с ней я справлюсь и сам. Мне после Круга ни один демон не страшен, идите.

Ирвинг несколько секунд колебался, но после все-таки решил послушать Стража. Нет, это все равно казалось ему полной глупостью, но ведь именно Аллен разделался тогда с Ульдредом, ему виднее… наверное. Ирвинг медленно сделал шаг в сторону, затем еще один и пошел дальше. Только по совсем другой причине. По той же, почему не взял с собой эту сумасшедшую эльфийку.
 
Он был один посреди вражеской крепости, но только сейчас смог вздохнуть спокойнее. По крайней мере, рядом с ним не было магов крови, притворяющихся друзьями. Сколько он уже их перевидал? Да, пожалуй, у него половина Круга таких, хорош же Первый чародей!
 
Так или иначе, все дальше шел он вглубь здания. Никто не преградил ему дорогу. Особняк пустовал. По крайней мере, здесь абсолютно точно не было той армии малефикаров, которой все так боялись. Не ощущал он и сильной магии, а ведь это место должно быть центром, глазом бури невиданной магии крови… но нет, ничего. Пусто. Особенно по сравнению с городом, в котором бушевала битва, то есть кишащими отголосками боевых заклятий, это место казалось подозрительно тихим. А в тихом омуте…

Центральный зал выглядел иначе. Тут не было разрухи и следов боев, скорее, тут совсем ничего не было. Мебель, украшения, гобелены и парадные ковры были вынесены из просторного прямоугольного зала, пол и стены покрывали сделанные кровью письмена. Несколько тел порождений тьмы лежало в ключевых местах магической фигуры. В центре сложной магической фигуры, занимавшей всю комнату, спиной к выходу прямо на полу сидел Релонд. На нем был черное бархатное одеяние, очень похожее на то, что было принято у магистров Тевинтера, его глаза были закрыты, а дыхание ровное, словно у спящего человека.

Ирвинг осторожно вошел в зал и приготовился к, возможно, самой сложной битве в его жизни. Релонд не шелохнулся.
— Я ждал тебя, — тихо сказал он.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


23.03.2014 | Alzhbeta | 896 | Экшн, Страж, Ангст, разорванный круг, романтика, Ирвинг, драма, Грегор, даркфик, lrazzzorl
 
Всего комментариев: 0

avatar