Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Разорванный Круг. Главы 5, 6

к комментариям
Жанр: гет, романтика, драма, ангст, экшн, даркфик;
Персонажи: маг Круга/эльфийка (ОС), Йован, Ульдред, Ирвинг, Винн, СС и Ко, другие;
Статус: в процессе;
Описание: Прямое продолжение «Круга». Прошел год, и они снова встретились, но это не конец истории. Много изменилось за это время, и им предстоит по-новому взглянуть на все, что было раньше и ждет их в будущем…
Предупреждение: насилие, нецензурная лексика, смерть персонажа.

Автор: lrazzzorl

Глава 5


Четыре месяца до Собрания земель, где-то в Морозных горах.


— Холодно здесь…
— Конечно, холодно, это же Морозные горы!

Горы. Белые кости земли, устремленные в небеса. Огромный хребет, ставший границей между Ферелденом и Орлеем, край камня и стали. Под ним лежат неисчислимые богатства земли, здесь добывают все известные минералы, даже лириум. В горе построен Орзаммар — последний из свободных городов гномов, тень былой империи.

По горной дороге ехали четыре всадника. Трое в ряд, четвертый чуть позади. К луке седла последнего привязаны две запасные лошади, навьюченные необходимым в дороге скарбом.

— Йован, хватит ныть! Говорила я, не нужно было брать тебя с собой.
— Я только за… Едем черт знает куда, сплошные тропы, серпантины да перевалы. И тракт давно кончился, никто в эту глушь не захаживает…
— Сам же хотел мир посмотреть!
— Какой к архидемону мир? Сплошные камни! Три травинки между ними. Снова камни. Две убогие коряги. О, смотри! Опять камни!
— Тьху, зараза! — Лиара ловко перебросила ногу через луку седла, усевшись по-женски, и повернулась к Релонду, который ехал справа. — Релонд, он меня достал уже! Долго еще?
— Не знаю… — ответил тот, задумчиво глядя по сторонам. — Оставить Йована в Башне я не могу, потому что кое-кто у нас беглый малефикар и до сих пор в розыске. Храмовники ни за что не догадаются искать у себя под носом, но половина Круга вполне может узнать его. И если бы он был обычным отступником, магом крови и убийцей, как, например, Лиара, это было бы полбеды. Так нет! Шутка ли, отравить эрла Эамона, разорвать Завесу и вырезать весь гарнизон Редклифа, самого неприступного замка Ферелдена! Редклифским демоном теперь непослушных детишек пугают…
— Это не я… — обиженно ответил Йован и направил коня ближе к краю тропы. — Это чертов сынок эрла, ученик мой…
— Конечно! — фыркнула Лиара. — Ты это храмовникам рассказывать будешь!
— Лиара, тебя тоже оставь одну! Ты зачем того храмовника прирезала?
— За то, что он храмовник, — она отвернулась, как бы случайно провела рукой по шее.
— Я не спрашивал, за что. Я спросил, зачем. Месть ради мести ничего не даст.
— Правда? — волшебница резко повернулась к нему, и на мгновение что-то мелькнуло в ее взгляде. — А, по-моему, в Тедасе стало на одну церковную тварь меньше.
— Ты неправа. А куда исчезнет тело? Улики сами собой сгорят? Кто сотрет память свидетелям и пустит искателей по ложному следу? Это не так просто. Неразбериха после мятежа Ульдреда скоро уляжется, и устраивать несчастные случаи станет еще сложнее, — Релонд обернулся и взглянул на четвертого всадника. — Тарефам, ты же профессионал, подтверди!

Четвертый издал нечленораздельный звук и сделал пару жестов. Наверное, это означало согласие. Хотя, кто его знает. Наемник был высок, широкоплеч, с неприятным лицом, долгие годы не знавшим улыбки. Если присмотреться, под неброской одеждой грязного цвета можно заметить очертания легких кожаных доспехов, а из болтавшейся на спине лютни нельзя было извлечь ни единой ноты. А вот парные клинки извлекались в одно мгновение. И наконец последнее: Тарефам был немым, и его язык жестов хорошо понимал только Релонд.

— Вот-вот! А Антиванский Ворон, хоть и бывший, знает в этом толк. Короче говоря, чтобы кое-кто ненароком не попал на костер, я вынужден и ее тащить с собой.

Потом ехали молча, Релонд внимательно смотрел вниз, пытаясь отыскать ориентиры. Тропинка петляла, иногда проходя между отвесными скалами и пропастью, а порой взбираясь почти вертикально вверх. Лошади шли с трудом, в некоторых местах приходилось вести их под уздцы, а ведь это было еще, считай, только подножие — верхушки гор терялись в облаках.

Скоро они подошли к развилке. Указателя, конечно, не было.
— Ну и куда дальше?
— Кабы я знал… — протянул Релонд, напряженно глядя вперед.
Йован неприлично выругался.
— Релонд, прости, но куда мы идем? У нас нет проводника, нет карты, ты даже не говоришь, что мы ищем!
— Карты нам не нужны, я знаю дорогу… не помню просто. А ищем мы то же, что и все, — прах Андрасте, это модно сейчас…
Теперь уже Лиара пробурчала что-то.
— Церковная байка для идиотов! Я пойду за тобой куда угодно, только уволь меня от этой чуши!
— Каждая легенда имеет свое начало. Прах уже нашли… Тарефам! Что скажешь?
Убийца покачал головой, как ни странно, ничего не сказав.
— Ну да, ты не можешь знать… А я, значит, должен… Говорят, что горы вечны… Неправда, здесь все изменилось…
— Что значит «изменилось»? — снова воскликнул Йован. — Ты же не мог бывать здесь!
— Был в прошлой жизни… — невозмутимо ответил он. — А это было чертовски давно. Нам направо. Идемте скорее, мы уже недалеко.
Никто не нашелся ответить, и они поехали дальше.

***

Человек всегда поступает правильно, когда у него нет выбора.

Хорошая мысль, нужно ее запомнить. Долгая дорога дает хорошую возможность поразмыслить. Привычное к горной местности животное медленно бредет по каменистой дороге, километр за километром бежит путь, и лишь Создатель ведает, где его конец. А тебе, хочешь не хочешь, приходится думать.

Что все-таки за паскудное время этот Век Дракона! Ферелден трещит по швам, Мор набирает обороты, того и гляди настанет обещанный Церковью конец света. Немногие оставшиеся в живых после Остагара Серые Стражи собирают силы, но пока только Круг и несколько влиятельных эрлов откликнулись на зов, и пройдет еще немало времени, прежде чем соберется армия, способная остановить Мор.

Бойня в Башне пошатнула Круг. Маги разобщены, им нужен лидер, нужна цель, общая идея. Им нужны перемены. Ирвинг слишком стар и, если верить слухам, совсем расклеился после предательства Ульдреда.
И у нас есть идея, есть лидер, но что мы делаем здесь? Вместо того, чтобы вербовать новых членов и отстранять лоялистов от власти, мы шляемся по этим чертовым горам! Еще и чертовски интересной компанией, если смотреть со стороны.

Релонд. Властный и амбициозный маг, выросший под крылом Ульдреда. Несмотря на молодость, он один из сильнейших магов крови Ферелдена. По его словам, третий после некой Флемет и некоего Авернуса, архидемон знает, кто они такие. Часто говорит, что не любит насилия, иногда может процитировать Песнь Света, но без колебаний пойдет на все ради достижения цели. Его недолгий путь уже щедро полит кровью врагов и друзей, и это далеко не конец. Он вполне мог бы стать новым лидером Круга, бывшие последователи Ульдреда относительно легко признали его (после демонстрации силы в виде скоропостижной кончины нескольких несогласных), нужно просто не останавливаться и идти дальше. Конечно, были у него и странности. Взять хотя бы сны, в которых он якобы участвовал в битве у Безмолвных равнин, привычку говорить с самим собой или вот этот поход непонятно куда и зачем. И если первые два еще как-то можно списать на какую-то уловку, то последнее больше похоже на сумасшествие.

Лиара. Может показаться, что она жестока и немного не в себе. В принципе, так и есть, просто проблема намного глубже. Ненависть к Церкви, свойственная каждому магу, в ее случае приобрела радикальные черты. Злость и жажда мести дает ей сил, медленно сжигая изнутри. Неизвестно, что бы с ней стало, если бы она была одна. Но пока рядом единомышленники, рядом Релонд, а они, несомненно, пара — это совсем другое дело. Что же скрывается за ледяной маской ненависти, мог знать только Релонд, да и то не факт.

Тарефам. Мутный тип, много лет работал наемным убийцей в одной из самых страшных организаций Антивы, потом сумел уйти от них. С тех пор продает свои услуги тому, кто дороже заплатит. В нем есть еще что-то… странное. Может, потому что он иностранец, но на некоторые вроде бы обыкновенные вещи убийца смотрел так, как будто видел их впервые. И иногда непонятно, что он там говорит на своих жестах.

Ну и, конечно, четвертый.

***

— Йован, а расскажи свою историю про выбор! — прервала его размышления Лиара.
Участок дороги был на удивление ровный. Это такой, где не нужно было постоянно следить, как бы не сорваться в бездну.
— Сто раз уже рассказывал. Неинтересная и банальная история.
Конечно, волшебницу было так просто не унять, даже Релонд оторвался от созерцания живописных пейзажей и поддержал просьбу. Скорее всего, потому что знал: чем раньше Лиара получит желаемое, тем скорее заткнется.

Йован театрально кашлянул и начал.
— Итак… Эта история произошла очень давно, примерно в Век Благословенный, в далеком Андерфелсе…
— Ага, конечно. Поверили тебе.
— Не перебивай… Сначала у человека был выбор: родиться или нет? Хотя, конечно, мы все знаем, что никто из нас этого не выбирает. Как и того, родиться в богатой семье или в бедной, красавцем или уродом, талантливым или же нет. Этот человек был проклят с рождения: у него был магический талант. Был ли у него выбор — пользоваться своим даром или забросить? Вряд ли, не умел он управлять своими способностями и случайно сжег сарай одной противной соседки. Такая ворчливая была и надоедливая, ну прямо Лиара в возрасте…
— А ты не лучше, нытик. Дальше давай, не отвлекайся.
— Ну вот… А когда пришли храмовники, мог ли он не пойти с ними? Нет, конечно. Потом много лет учился он в Круге, прилежно довольно, но был его дар слабее, чем у других. Других больше хвалили учителя, они получали больше привилегий, женщины тоже одаривали своим внимание первых… Но даже это не самое худшее. Хуже всего было предстоящее Истязание. А там просто: если ты слишком слаб, ты умрешь. Тогда человек испугался, стал искать выход и, конечно, нашел его. Был ли у него выбор — изучать ли магию крови? Я сомневаюсь, он хотел жить, а запретное искусство давало шанс выстоять на Истязании. К сожалению, об этом узнали. Старшие чародеи не могли допустить в Круг мага крови, и предстал перед человеком выбор: стать усмиренным или умереть? Но даже тут не было у него выбора, ведь он влюбился и не мог пожертвовать своими чувствами. Она была послушницей, но все равно хорошей девушкой… И человек, у которого не было выбора, воспользовался помощью любимой и лучшего друга и бежал. План почти удался, он сумел вырваться, но его сообщников поймали. Другу повезло — его завербовали в Серые Стражи, а вот ей предстояла участь много худшая… Эонар, тюрьма для врагов Церкви — награда за любовь и жертвенность…

Здесь Йован замолк и некоторое время молчал, глядя куда-то вдаль. Его не торопили.

— Проклинала она его или желала лучшей судьбы, я не знаю, — продолжил он. — Но человек не хотел, чтобы ее жертва была напрасной, и бежал, скрываясь об погони. Он был один в целом мире, не знал, куда ему идти, и скоро его настигли. Но не храмовники, это были люди узурпатора, который в то время восседал на троне. И приказали они ему убить одного из главных врагов узурпатора, очень влиятельного эрла. Если бы человек отказался, с ним бы особо не церемонились. Хороший выбор, не так ли? Но человек уже привык. Выполнить приказ было нетрудно. Сыну эрла не повезло: он тоже родился магом, и его способности уже начали проявляться. Его мать не захотела выдавать сына и искала мага-отступника, чтобы тот обучил его. Человек некоторое время жил в замке эрла и, выждав подходящий случай, отравил свою цель…
— Стоит добавить, — вдруг вмешался Релонд, — что это был очень сильный яд, и ни лекари, ни маги ничего бы не смогли сделать в этом случае. Концентрированная настойка корня смерти, я прав?
— Да, именно так. Но человек уже многому научил сына эрла, и тот смог вызвать демона, чтобы спасти отца. Как это часто бывает, коварное создание Тени обмануло молодого мага. Эрл застрял между жизнью и смертью, а телом юноши завладел демон. Затем был открыт проход в Завесе, демоны наводнили замок, и человек не успел бежать. Его обвинили во всем этом и упрятали в темницу… Потом вдруг объявился друг человека, который однажды помог ему бежать. Он сумел справиться с проблемой…
— Конечно. Опять Страж! Это уже должно войти в привычку… Прости, Йован, продолжай, пожалуйста…
— Демон засел в теле ребенка, и его нужно было либо умертвить, либо войти в Тень и заставить демона уйти. Загвоздка была в том, что ритуал требовал огромного количества энергии. У них не было лириума, а просить помощи в Башне было слишком опасно: демон запросто мог вернуться вновь. Да и не до них было Кругу. Мать согласилась быть жертвой, чтобы спасти своего ребенка. Задумка удалась, но человек остался в темнице, а эрл все еще был при смерти.
— Вот тут мы и подходим к интересующему нас моменту рассказа. Если я не ошибаюсь, вскоре Страж вернулся со щепоткой праха Андрасте, и эрл чудесным образом исцелился.
— Да, так и было. Друг пытался защитить человека, указывал на его помощь, но эрла опечалила смерть жены, он не послушал голоса разума и не простил убийцу. А потом храмовники отвели человека в Башню, судили и казнили за его преступления… Это конец истории. И был ли у человека выбор хоть однажды?

Никто не ответил. Долго они ехали молча, пока Релонд не заговорил первым.

— Ты прав, не было. Это чертовски обидно, хотя и достаточно предсказуемо. Но ты упускаешь один факт. Суд над человеком не был честным. Храмовники спешили, они только что чуть не потеряли Башню, и им некогда было разбираться. Им не нужно было еще одно дело с многолетними разбирательствами и длиннющими приговорами, что довольно закономерно. Закономерно и то, что на «суд» прибыл очень похожий человек, но совсем не тот, которого вывели из подземелий Редклифа. Поэтому эта история еще не закончена. Что будет в конце, ведает лишь Создатель, но я уже знаю, какими чернилами будет написан финал этой повести…
— Кровью, — закончила Лиара.


Глава 6


Огненный шар описал широкую дугу, закружился, задергался в воздухе, оставляя за собой огненный шлейф, вдруг резко рванул в сторону и врезался в стену. Взрыв вырвал куски каменной кладки, страшный грохот прокатился по подземному храму, его эхо много раз отразилось от стен и затихло где-то в глубине коридоров и штолен.

Йован с трудом выпрямился и тяжело вздохнул. Заклинание отнимало много сил и не приносило эффекта.

Чертовы культисты окопались в своей подземной крепости, специально построенной с расчетом на штурм. Тут множество ходов, залов и комнат, бараков, часовен, подсобных помещений, но нужный проход один — длиннющая широкая лестница в центральном зале.

Релонд мог бы очистить парапет одним заклинанием, но сейчас пошел на разведку в один из боковых тоннелей вместе со Тарефамом.

— Не выбьешь так просто… Их прикрывает маг. Не слишком сильный, и у него нет подготовки, которую дают в Круге. Но пока Йован не смог навязать ему бой.
— Давай я помогу! Мы их вместе в порошок сотрем!
— Не вставай, — сказал он, глядя наверх, на следующий лестничный пролет, где за парапетом вполне мог скрываться враг. — Релонд мне голову открутит, если с тобой что приключится.
— Это пара фанатиков! Быстро отправим церковников к их дохлой пророчице и…
— А ну лежать! Навоевалась. Нельзя гореть так ярко, один пепел останется…

Лиара прошептала что-то неразборчивое и явно не слишком приличное, но послушалась. Выглядела она немного помято, и дело было не только в одежде: очень бледное, почти бесцветное лицо и струйка крови из носа говорили об истощении организма и злоупотреблении магией крови.

Яркий волшебный огонек вылетел из ближайшего прохода справа — значит, свои. Следом вышел Релонд с таким видом, будто прохаживался по собственному дому. За ним шел Антиванский Ворон. В руках у него были изогнутые парные клинки, щедро политые кровью.

— Прохода нет, идем наверх, — без предисловий начал Релонд, — Тарефам, будь добр, иди первым. Йован, прикроешь его. Когда в игру вступит маг, я его прижму, Лиара в резерве.
— Но я тоже могу сражаться! Подумаешь, один раз сорвалась…
— В резерве! — отрезал Релонд. — Ты для самой себя намного опаснее, чем какой-то там противник.

Тарефам первый ступил на лестницу. На первый взгляд храм казался покинутым, хотя, конечно, это было не так. Из-за парапета выглянуло несколько фигур с луками в луках, засвистели стрелы. До них было шагов двадцать, ни один не попал: стрелы снесло порывами сильнейшего ветра. Видя тщетность своих усилий, лучники отошли.

Примерно на половине лестницы показались новые враги. Пять воинов, явно бывавших в бою. Двое были в тяжелых доспехах.
— Разделаться с ними? — спросил Йован.
— Ни в коем случае, Тарефам еще не наигрался.

Дальше произошло что-то… несуразное. Что именно, никто так и не понял, ни Йован, ни наблюдавшие с дистанции лучники. Антиванский Ворон шел медленно, даже расслабленно и вдруг оказался рядом с противником. Молниеносный выпад — и первый враг упал, не успев поднять оружие, убийца тут же отскочил вбок, уходя от ответного удара и не давая себя окружить. Второй успел три раза скрестить с ним клинок, но Ворон был слишком быстр; плавными, легкими движениями он уходил от него, стараясь все время держать врага на виду. Быстрый удар, без всякого размаха, пробил блок и полоснул второго по груди. Третий и четвертый не были дураками и напали одновременно с двух сторон. Один сразу покатился по лестнице, но второму удалось задеть его. Обычный человек уже свалился бы замертво, а убийца даже не заметил глубокую рану через все левое предплечье и часть груди, более того, не было ни капли крови. Тело четвертого покатилось вниз, пятый, пользуясь секундной заминкой, попытался сбежать. Правда, недалеко — всего на три ступеньки, пока Ворон не настиг его одним длиннющим прыжком.

— Ну разве он не душка?
Йован не сразу нашелся, что ответить на это. Наверное, просто стоял с раскрытым ртом, пытаясь осмыслить увиденное. Он много слышал об искусстве Антиванских Воронов, но это… Человек просто не может двигаться так быстро!
— Создатель… Сколько мы ему платим?
— Более чем щедро, — усмехнулся Релонд. — Но с этим пора заканчивать, нас дела ждут. Подымайтесь, а я…
Тут он вдруг замолк.
— Что ты? — спросил Йован и повернул голову. Рядом с ним уже никого не было.

Впрочем, к этому он уже привык. Пропажа нашлась через пару секунд — наверху, на следующем пролете прогремел взрыв, языки пламени взметнулись почти под самый потолок, ударная волна швырнула лавину камней и камушков вниз.

Когда же они поднялись наверх, там стоял Релонд, закрыв глаза и скрестив руки на груди, а вокруг него догорало пламя и валялись обгорелые тела. Подкрепление охранников храма даже не успело понять, что же произошло.

Но это тоже было относительно привычно. Йован случайно глянул на идущего рядом с ним убийцу и вздрогнул: тот улыбался так широко, как будто ничего веселее в жизни не видел. Даже самому ленивому коту при виде миски сметаны не удастся и близко приблизиться к этому умиротворенно-счастливому выражению, которое неестественно контрастировало с жестким лицом Ворона. Вот уж кто действительно псих. Да Лиара по сравнению с ним праведница целомудренная!

Вдруг Релонд открыл глаза.
— Кому как, а мне это уже наскучило. Идемте, мы уже близко.

***

— Не может быть, это место… не похоже на остальной храм… Оно как будто…
Если другие помещения осыпались и превратились в руины, то тут действительно все было иначе. Высокий свод, изящные колонны, свежая кладка, резьба на ней, лепнина — кажется, только вчера здесь закончили работать строители.
— Нетронутое временем? Да, здесь действительно ничего не изменилось. Лиара, предупреждаю твой следующий вопрос: это действительно не чудо, а довольно сильная магия и огромная лириумная жила, что питает ее… Сейчас еще должен вылезти этот зануда, если не сдох еще…

— Привет вам, паломники…
Перед ними вдруг появился человек. Высокий статный воин в начищенных до блеска доспехах.
— Не сдох, живучая зараза. Знакомьтесь, Страж Перчатки.
— Храмы, стражи… — недовольно протянула Лиара. — Скоро и я начну верить во всю эту религиозную ерунду…
Страж пристально посмотрел на них. На лице воина ничего нельзя было прочесть, но вот взгляд… Взгляд Йовану не нравился. Пронзительный, нет, даже пронизывающий, который видит человека насквозь… Но если Релонд спокоен, значит, опасности нет.
— Паломники, если вы желаете поклониться праху возлюбленной Создателя, то должны пройти испытания. Лишь доказав свою храбрость, смекалку и чистоту духа, вы будете допущены к праху…
— Опять он за свое! — вздохнул Релонд. — Нет, я понимаю, торчать тут вечность тоже скучно, одна радость осталась — над паломниками измываться! Приглядись, пожалуйста, внимательнее, не узнаешь ли ты меня?
Страж даже не удостоил его взглядом.
— Я помню всех своих паломников. Это ваше первое паломничество, поэтому позвольте задать вам вопрос…
— Вот зараза… — Релонд махнул рукой.
Не похоже было, чтобы Страж ждал разрешения.
— Йован, человек без выбора. Ты убеждаешь себя в этом, но для того ли, чтобы не нести ответственность за свои действия? Ответь, жалеешь ли ты о том, как поступил с ней? Стоила ли твоя свобода ее жизни?
— Э-э-э… А что отвечать? — шепнул несколько сбитый с толку Йован.
— А что хочешь! — тот демонстративно отвернулся и стал рассматривать барельеф на стене.
— Тогда… Да, я жалею об этом и, если бы мог, исправил бы любой ценой.
— Пусть будет так, — невозмутимо ответил Страж и повернулся к Лиаре. — Ах, Лиара, безжалостная мстительница. Много повидала ты жестокости людской, не меньше испытала на себе. Ты думаешь, что, принося страдания своим обидчикам, ты уймешь боль в своей душе? Ведь Андрасте учила, что…
— Плевать я хотела на вашу Андрасте, да и на тебя тоже, дух!
— Что ж, пусть будет так… Тарефам, гость из далеких земель… Иные скажут, что тебе не место здесь, но это неправда. Все мы дети Создателя, и все имеем право прикоснуться к тому, что осталось в этом мире от Его возлюбленной. Но ответь, что именно привело тебя сюда?
Антиванский Ворон не шелохнулся. Страж тоже. Видимо, ему не нужны были слова, чтобы понимать собеседника.
— Интересно… Но пусть будет так. И ты… — он повернулся к Релонду, и вдруг лицо Стража потеряло спокойствие. — Ты… Кто ты такой?! Что ты такое?! Почему я не могу прочесть тебя?!
— Почему, почему! Ты намного лучше меня знаешь ответ.
— Нет, но это невозможно! Она ушла к Создателю…
— Дошло наконец! — вскинул руки к небу Релонд. — Хватит языком чесать, тут где-то должен быть короткий путь. Веди, Страж! Твоя служба подходит к концу.

***

— Это… Это он, да?

Круглый зал и высокий пьедестал в центре. Статуи неусыпных стражей стоят по бокам. В центре выгравированного на полу солнца стоит изваяние пророчицы и богато украшенная урна у ее ног. Они взошли на пьедестал одновременно, но каждый по-своему. Релонд вразвалочку, словно тут все принадлежит одному ему, Лиара — всем своим видом выказывая пренебрежение к каждому камешку здесь, Тарефам равнодушно. Йовану, напротив, было неуютно здесь, наверное, оттого, что он подсознательно выказывал почтение к этому месту.

— Но я… не могу поверить… — проговорил Йован. — Его искали столетиями, и вот он просто перед нами…
— Горшок с пеплом, — процедила сквозь зубы Лиара. — А он и правда целебный?
— Не исключено… — Релонд огляделся по сторонам. — Мы совсем рядом… Тарефам, чувствуешь?
Убийца едва заметно кивнул.
— Но мы ведь недостойны даже смотреть на него! Этот храм должен стать местом паломничества. Это же величайшая находка, святейшая из всех святынь! Это…

Вдруг Релонд сделал шаг вперед и пнул урну. Золотая амфора перевернулась и покатилась вниз по ступеням, ее содержимое рассыпалось на пол. Йован замер с открытым ртом, Лиара рассмеялась.

— Ну конечно! Тарефам, сложи два плюс два! Байки о чудесах — побочный эффект ауры, да и потом, если кто-то найдет священный прах, зачем ему копать глубже? В переносном и прямом смыслах…
— Это… невообразимое святотатство! — Страж появился у нижней ступени лестницы. Теперь у него в руках был внушающий уважение боевой молот, и сказать, что он был взбешен, — это ничего не сказать. — Да кем бы ты ни был… Я не позволю! Сама пророчица поручила мне сохранность ее наследия…
— А меня благословил Создатель! — бросил через плечо Релонд. — Моя инстанция повыше будет. Йован, Лиара, пожалуйста, надавайте этой зануде, достал уже…
— С удовольствием… — улыбнулась Лиара.

Классическая молния сорвалась с ее руки и расколола напольные плиты на том месте, где мгновение назад стоял Страж. Битва простой не будет — это ясно. Несколько десятков смутных теней возникло возле дальней стены. В полумраке было плохо видно, но Йован сразу понял, что это за существа. Темный саван с пародией на человеческую фигуру внутри, сотканной из лоскутов черного дыма, только глаза существа горят двумя угольками на бархатном фоне. Ошибочно именуемое призраком, оно имеет мало общего с мифологическим сородичем. Но оттого не менее опасно.

— Не пускайте их сюда, если не сложно.

Два огненных шара разметали шеренгу немертвых стражей, но лишь трое-четверо растаяли в воздухе. Остальные недовольно зашелестели одеяниями и продолжили путь.

Релонд сделал знак Антиванскому Ворону. Тот подошел к месту, где до этого стояла урна, и сильно топнул ногой по плите — раздался глухой звук. Одним движение вбил клинок в щель, с силой нажал — плита не поддалась. Мгновение спустя на ней вспыхнула лириумная гравировка.

Заклинание за заклинанием выпускали два мага в ряды призраков. На место каждого уничтоженного вставали сразу несколько новых.

Йован бывал во всяких передрягах, вспомнить хотя бы Редклиф, но это — явный перебор. Ведь зарекся же иметь дела с демонами да духами! Но что поделаешь! Профессия такая. Выбор, опять этот проклятый иллюзорный выбор…

Призраки уверенно напирали, их странные одеяния уже колыхались над ступенями лестницы.
— Долго еще? — вскрикнул Йован.
— Нет, — ответил Релонд, задумчиво разглядывая покрытую лириумом плиту. Антиванский Ворон налег на рукоятку, используя меч как рычаг. Сталь прогнулась, жалобно заскрежетала о камень, и клинок сломался посередине, а убийца едва не рухнул на пол. — Э-э-э… Йован, поправка: да, долго.

Йован выругался, усилием мысли вырвал кирпич из кладки и послал в самого настырного врага — демона отбросило обратно к сородичам.

— Магический замок… Нехорошо… Какой же может быть ключ? Тарефам, мысли?
Тот только покачал головой и показал на пальцах пару быстрых жестов.
— Слушай, можно подумать, ты только убивать умеешь! Ключ… Что-то такое, что должно быть только у того, кто должен это открыть… Что-то индивидуальное и постоянно находящееся при нем… Учитывая, кто этот замок делал, ответ очевиден…
Маг достал кинжал и провел им по руке, капли крови упали на лириумную гравировку, та еще раз вспыхнула и погасла.
— Релонд, не хочу тебя отвлекать… — тем временем Йован и Лиара шаг за шагом отходили. Они уже порядком выдохлись, отбрасывая наседающих демонов, уже используя магию крови, то есть за счет собственных жизненных сил.
Антиванский Ворон понял намек, воткнул оставшийся меч в щель и на этот раз легко поддел плиту. В тайнике лежал маленький блестящий предмет.
— ИМЕНЕМ СОЗДАТЕЛЯ! — выкрикнул Релонд, высоко подняв украшенный солнцем Церкви медальон.
Ослепительное сияние залило все вокруг, и орда призраков растаяла как дым.




Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


17.03.2014 | Alzhbeta | 907 | Экшн, разорванный круг, Ангст, романтика, Йован, драма, гет, даркфик, lrazzzorl
 
Всего комментариев: 0

avatar