Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Разорванный Круг. Глава 9

к комментариям

Жанр: гет, романтика, драма, ангст, экшн, даркфик;
Персонажи: маг Круга/эльфийка (ОС), Йован, Ульдред, Ирвинг, Винн, СС и Ко, другие;
Статус: в процессе;
Описание: Прямое продолжение «Круга». Прошел год, и они снова встретились, но это не конец истории. Много изменилось за это время, и им предстоит по-новому взглянуть на все, что было раньше и ждет их в будущем…
Предупреждение: насилие, нецензурная лексика, смерть персонажа.
 

Автор: lrazzzorl

Как это часто бывает, день закончил свой путь, и ночь вступила в безраздельную власть над землей. Звезд и луны не было, небо застилали густые тяжелое тучи, и далекие раскаты грома говорили и том, что с них вот-вот сорвутся первые капли летней грозы. Вокруг необычно тихо, но так всегда бывает перед бурей. Старый замок молчал и оттого казался даже более зловещим во тьме. Лишь несколько огней освещали увенчанные зубцами стены и высокие готические башенки, и только по ним можно было понять, что крепость не заброшена.

— Редклиф… Вот мы и приехали… — задумчиво проговорил Йован и остановил лошадь. — У меня с ним связаны плохие воспоминания… Эрла с семейством все равно нет, так что мы… как бы это сказать… «арендовали» его на ночь…
Миримэ остановилась рядом с ним. Час назад она пришла на условленное место, но Релонд не соизволил явиться сам, а прислал помощника. Еще одно оскорбление, брошенное ей в лицо.
— Это место… Мне кажется, это место как Setheneran.
— Что?
— Это… земля… земля блуждающих снов.
Йован вдруг замялся и кашлянул.
— Да, здесь довольно тонкая Завеса. Но я в этом не виноват, что бы тебе ни говорили, ясно? Тут случилась очень… неприглядная история с одним демоном… Неважно, короче. Скоро полночь, мы и так задержались.
 
У ворот их встретили солдаты эрла. По крайней мере, пытающиеся выдавать себя за таковых: даже в темноте и с точки зрения абсолютного профана в области военного дела накидки с символикой Редклифа смотрелись несколько подозрительно на нестандартных доспехах явно не ферелденских мастеров. Если прибавить разномастное оружие и бандитского вида морды, нетрудно догадаться, кто они на самом деле. Наемники, вероятнее всего, из Вольной Марки. Вояки внимательно пригляделись к приезжим, обменялись с Йованом паролями и пропустили их.
 
Маг спрыгнул с лошади, помог слезть ей, бросил вожжи солдату. Но направились они не по широкой лестнице к парадному входу, а в неприметную дверь у стены. За ней тянулся длинный коридор, освещенный факелами у стен.

— Йован… скажи, почему ты с ними? С отступниками? — осторожно спросила она немного погодя.
— Почему? — усмехнулся тот. — Потому что в этом мире для меня больше нет места. Круг — это рабство, а я не хочу быть рабом. Начать новую жизнь я тоже пытался, и эта попытка стоила жизни близкого мне человека. Да кому я рассказываю! Ты же сама беглянка, должна это понимать.
Миримэ ничего не ответила. Она действительно слишком хорошо понимала, как это, когда нет места в мире.
— Хорошо. Тогда… ты знаешь, зачем я Релонду?
— Не знаю, но догадываюсь. Сказать не могу, извини.
— Хорошо… Тогда что я сегодня должна делать?
— Ничего. Просто стоять за левым плечом Релонда и молчать. Запомни, за левым плечом на расстоянии половины шага. Это нечто вроде придворного этикета. Старая традиция, но Релонд почему-то хочет ей следовать. Когда тевинтерские магистры собирались на совещание и позволяли своим приближенным, ну и женам или любовницам, слушать, о чем они говорят, то это означало, что разговор будет о пустяках. Только я должен тебя предупредить: опасайся Лиары…
Тут он запнулся, потому что за стеной послушался какой-то шум. Потом еще раз, из отдаленной части замка донеслось что-то похожее на приглушенный взрыв. Йован сразу посерьезнел и жестом показал ей следовать за ним.

Следующая комната была уже каким-то из многочисленных служебных помещений, сейчас же на ней оставил отпечаток недавний бой. Покрытые гарью стены, сгоревшие гобелены, разбитая мебель. На полу умирал человек. Умирал медленно, в муках, было видно, что ему конец: страшно обожжена большая часть тела, множественные раны от холодного оружия.

Миримэ, не раздумывая, направилась к раненому, но Йован остановил ее.
— Мы должны помочь ему!
— Постой, знакомая картина… Годвин, это ты?! А ну вылезай, трус паршивый!

Несколько секунд ничего не происходило, потом дверца шкафа большого шкафа у стены отворилась, и оттуда вылез низкий волшебник в мантии Круга.

— Годвин, ну что за привычка по шкафам прятаться? И какого тут творится? Этот вроде из наших… — кивнул он на раненого.
— Небольшая чистка кадров, — невозмутимо ответил маг. — Это новенький. На поверку оказался лоялистом, работал на Ирвинга.
— Уверен?
— Абсолютно. Вычислили его и еще двоих. Но я на всякий случай жду, что кто-то из его дружков за ним явится…

Миримэ нервно сглотнула. С людьми Ирвинга тут разбираются быстро. И их внедрили, у них было какое-то прикрытие, а она действует наобум… Но уже поздно отступать.

— Но он умирает! Разве мы не поможем ему?
Годвин хотел ответить что-то колкое, но Йован прервал его резким жестом.
— Ты им займешься. Релонд завтра решит, что с ним делать.

Потом он фактически потащил ее за собой, и остановились они только у тронного зала в центральной части замка. Здесь уже присутствовала серьезная охрана, по крайней мере, тройной периметр из наемников и магов. Миримэ насчитала уже более тридцати знакомых из Круга, а наемников тут было никак не меньше сотни! Она и предположить не могла, что отступников может быть столько… А ведь это далеко не все, всего их должно быть еще больше. Наконец они дошли до большой двустворчатой двери, Йован заглянул в щель и что-то тихо проговорил.

— Мы уже должны быть там, быстрее приводи себя в порядок. Еще раз повторю: опасайся Лиары, она больная на голову. Нет смысла ее описывать, сразу узнаешь. Я постараюсь стоять поближе к тебе.

Миримэ поправила прическу и платье. Последнее сидело на ней просто прекрасно — тончайшей шелк цвета молодой листвы в меру охватывает талию, в меру свободен в рукавах, сложный орнамент рассказывает о пробуждении жизни, о весне. Это платье — один из немногих подарков хранителя, напоминание, что она тоже часть Vhen, часть своего народа.

Тронный зал выглядел как тронный зал: ряды колонн, гобелены и гербовые щиты развешаны на стенах, огромный дубовый стол посредине, собственно трон на возвышении — это все было так, как она и представляла. Вояки у стен, старательно изображающие почетный караул, человек двадцать посетителей, в основном магов, тоже смотрелись довольно предсказуемо. Поразило ее другое.

***

Тот, кто сидел на троне. Миримэ хватило одного взгляда, и она могла поклясться, что уже видела эту картину, причем с точностью до мельчайших подробностей. Кажется, в какой-то из старых книг по истории так изображали архонта Гессариана. Может, и какого-то другого — все мужчины, когда-либо восседавшие на троне Минратоуса, были очень похожи. Сильнейшие маги в мире до той поры, пока не появится кто-то еще сильнее и не отберет у них все, магистры во всех мыслимых областях магии, мастера дворцовых интриг и заговоров, мудрые правители и полководцы, тевинтерские архонты всегда обладали какой-то внутренней энергией, харизмой, притяжением — чем-то таким, чему трудно подобрать определение, но что заставляло миллионы преклоняться перед ними, что влюбляло с первого взгляда друзей и вселяло страх во врагов, что сохранилось даже в картинке на странице учебника и навсегда отпечаталось в памяти Миримэ.
 
Это был вроде бы тот же человек, что и утром… И не он одновременно. Релонд расслабленно расселся на троне, закинув ногу на ногу и подперев голову правой рукой. На нем было шикарное одеяние из черного бархата, вышитое золотой нитью и отороченное мехом, серебряный медальон сиял на груди, как звезда посреди ночного неба, солнце Создателя будто в самом деле испускало какое-то невидимое сияние, охватывающее фигуру. Оно завлекало, не давало отвести взгляд, хотелось смотреть на него еще и еще…

И, наверное, Миримэ еще долго бы стояла в дверях с открытым ртом и смотрела, если бы Йован не дернул ее за плечо и не отвел вбок. Только потом она стала замечать, что по левую руку от Релонда сидит очень худая и бледная женщина и держит его за руку, за троном тоже стоят люди, среди которых высокий воин в кожаных доспехах, рукояти парных мечей выглядывали у него из-за спины. Какой-то маг стоял перед престолом и что-то докладывал, но Миримэ не слушала. Она смотрела только на него. На архонта. И постепенно забывала, зачем она здесь. Убить его? Как это вообще возможно, убить кого-то настолько… настолько… великого… Как он может быть злодеем? Нет, этого просто не может быть! Ее обманули! Он… великий! Счастье служить ему, видеть его, любоваться им…

Миримэ тряхнула головой, отгоняя наваждение, и попыталась сосредоточиться. Получилось не сразу. Магия крови, очень сильная… Расслабляет, рассеивает мысли и медленно, но настойчиво диктует свою волю… Миримэ пробовала не смотреть, закрыть глаза — бесполезно, медальон притягивал взгляд и не отпускал.

Наконец маг закончил доклад, слегка поклонился и отошел. Релонд шепнул приказ на ухо подбежавшему слуге, сделал нетерпеливый жест рукой. Йован подтолкнул ее.

Миримэ на ватных ногах подошла к трону. Все взгляды были направлены на нее.
— Aneth ara, emm'asha, — произнес Релонд на чистом эльфийском практически без акцента. У него и раньше были хорошие способности к языкам… но не настолько же!
— Andaran atish’an, shemlen, — резко ответила она. Как ни странно, теперь влияние на ее сознание уменьшилось, и стало немного легче. Теперь она помнила, кто перед ней. Присутствующие в зале задержали дыхание. Эльфийский тут вряд ли кто-то знал, но интонацию уловили все. Миримэ пережила одно из самых длинных мгновений в своей жизни, но Релонд вдруг рассмеялся.
— Давайте отбросим формальности! Почти все здесь знакомы с Миримэ — верной ученицей Ульдреда, да пребудет душа его навеки с Создателем… Но близится полночь! Поэтому я попрошу всех, чье присутствие необязательно, покинуть этот зал и приступить к другим обязанностям.

Почти все посетители и караул изобразили формальный поклон и направились к выходу. Релонд величественно поднялся с трона, и Миримэ не могла не заметить, с какой неохотой отпускает его руку женщина, которая сидела рядом с ним, и с какой ненавистью смотрит на нее. Потом она медленно ушла, в зале осталось всего человек десять магов и воин с парными клинками.

— Йован, будь добр, развлеки пока нашу гостью, я хочу сам встретить остальных, — сказал Релонд и прошел прямо мимо Миримэ. На нее он даже не взглянул, что ее сначала немного удивило, а потом сильно задело. Почему — она сама не знала.

Йован отвел ее к стене, а Релонд направился к главному входу.
— Пока все хорошо, с минуты на минуту должны прибыть гости… А вот и первый! — тихо проговорил Йован.

Через исполинские двери в зал вошел человек в алой мантии необычного покроя. Полное отсутствие волос на черепе вполне восполняла густая черная борода.

— Каладриус, тевинтерский магистр, — шепнул ей на ухо Йован, — собственно говоря, никакой он не гость, давно уже в Ферелдене. Под шумок занимался работорговлей в денеримском эльфинаже при поддержке Логейна, но когда узурпатор пал, ему пришлось свернуть лавочку. Сейчас представляет архонта и смотрит, куда уходят выделенные на «ферелденскую революцию» деньги…
— Это какую еще революцию?
— Обыкновенную. Сначала Логейн расшатывает ситуацию, а мы заканчиваем…

Больше он ничего не сказал, а Миримэ не стала расспрашивать. Тот человек ей сразу не понравился. Работорговля, какое варварство! Правда, ее сородичи в эльфинажах и есть рабы, пусть и называются по-другому.

Магистр поздоровался с Релондом, перебросился с ним парой слов, прошел внутрь зала и сел за большой стол.

Следующей вошла женщина. Вошла — неподходящее слово, скорее, вплыла. Это точно была женщина в возрасте, о чем свидетельствовала фигура, тщательно скрытая пышным платьем, но ее лицу могла бы позавидовать пятнадцатилетняя девчонка — идеально круглое, с гладкой, без единой морщинки кожей, покрытое густым слоем макияжа, на щеке приютилась черная мушка.

— Графиня де Дюпюи. Орлесианка, кузина самой императрицы, одна из самых крупных землевладельцев Орлея. Опасная женщина, о ней ходит множество самых разных слухов, да и факты, мягко говоря, жутковатые. У нее было штук восемь мужей, все умерли при загадочных обстоятельствах. Кстати, два ее старших брата, сестра и другие претенденты на наследство тоже очень вовремя скончались вслед за родителями. Даже если не упоминать, что ей сейчас около восьмидесяти лет… Удивлена? А ванны из крови девственниц действительно могут творить чудеса…

Миримэ постаралась сделать вид, что не слышала этого. Релонд тем временем церемонно поцеловал протянутую руку и что-то долго говорил ей. Наконец графиня поплыла к столу, подол ее длиннющего платья сзади поддерживали два пажа.

Где-то снаружи, но совсем близко от замка протяжно завыл одинокий волк.
 
Как вошел еще один гость, Миримэ не заметила. На мага он совсем не походил, скорее на… нет, непонятно на кого. Ну, во-первых, одевался он абсолютно безвкусно, а во вторых… И во вторых, и даже в третьих, вкуса у него вообще не было. Странная прическа или, скорее, ее отсутствие, дерзкая ухмылка, странный белый до слепоты камзол с очень высоким воротником, рубиновыми пуговицами и кучей всевозможных цепочек, подвесок, медалей, монеток и еще кучей блестящей дребедени, навешанной куда только можно. Также он был высок, крепко сложен, имел короткие белые волосы и довольно красивое лицо с прямоугольным подбородком.

— Артанес, предводитель элитного отряда магов-наемников. Полулегендарная личность, кто-то говорит, что он из киркволлского круга, кто-то — что из Андерфелса, но никто не знает точно. Как никто не знает, откуда родом и где учились бойцы его отряда, по силе и мастерству не уступающие магистрам Тевинтера. Они как стервятники появляются там, где начинается большая или малая война, и предлагают свои страшно дорогие услуги. Но откажется только скупец или круглый идиот, что в данном случае одно и то же. Прибыли в Ферелден, чтобы сражаться с Мором… за хорошие деньги, конечно. К счастью для порождений тьмы, моральные устои не позволяют королю Алистеру нанимать магов крови… Или, что более вероятно, они просто не по карману пустой ферелденской казне.

Разряженный как попугай наемник сказал пару слов Релонду и прошел за стол, все так же ухмыляясь и бренча развешанным на груди металлом. Он чем-то напоминал хищную птицу, то ли вытянутым лицом и орлиным носом с горбинкой, то ли плавной и упругой походкой. За ним шла тоненькая эльфийка явно легкого поведения, если судить по откровенной одежде.

— А вот и последний! — с облегчение сказал Йован. — Но этого ты сама должна знать…
— Д… Да… — проговорила Миримэ внезапно дрогнувшим голосом. — Кель-таранис, хранитель уничтоженного клана, оборотень и убийца…

Последний гость оказался эльфом в бесформенном плаще бурого цвета и наброшенной поверх него волчьей шкуре. Лицо хранителя полностью покрывал валласлин, письмо на крови, и застарелые рваные шрамы.

— Да? Он же у вас вроде национального героя или борца за свободу…
— Не все думают так. Он убил множество невинных людей, называя это борьбой за свободу, и навлек бесчисленные бедствия на долийский народ. Но во многих кланах его действительно считают героем.

Эльф ограничился церемониальным поклоном и фразой приветствия. Потом они вместе пошли к столу.

— Все, начинается. Релонд будет сидеть в голове стола, становись за ним, как я говорил, и представь, будто ты часть интерьера. Да поможет нам Создатель!

Миримэ про себя повторила просьбу, только вкладывали они в нее совершенно разные значения. Она заняла свое место, на этот раз Релонд даже улыбнулся ей, вроде бы доброжелательно. Она постаралась выдавить из себя ответную улыбку. Если они хотят, чтобы она была послушной, — она будет… До поры до времени…

Релонд немного склонился над столом и сложил ладони домиком. По левую руку от него сидели магистр и графиня, по правую — наемник и хранитель. Все ждали, когда же он начнет говорить.

— Итак, братья… и сестра, — начал он, — во-первых, позвольте вас поприветствовать в Ферелдене и поблагодарить за то, что так быстро откликнулись на мой зов… Не буду тратить время на представления, вы и так отлично знаете, кто перед вами. Позвольте лишь представить особую гостью. Особую не только потому, что не состоит в нашем Ордене, но и потому, что является моей давней подругой и, более того, невестой! Подойди же, дорогая…

Релонд привстал и протянул левую руку. Миримэ метнула в него самый зловещий взгляд, на какой только была способна, но смотрел он совсем не на нее. Тот самый воин с парными клинками прошел мимо нее и встал рядом с Релондом, взяв его за руку. Теперь Миримэ поняла, что она в принципе ничего не понимает. Следующие несколько секунд она пыталась осознать произошедшее и найти вменяемое объяснение. Без особого успеха, но, к счастью, решение пришло само собой. Намного проще тех, что вертелись у нее в голове, но оттого не много лучше.

Фигура воина вдруг подернулась дымкой и растаяла в воздухе, а вместо него появилось это. Нет, с виду оно напоминало женщину, наряженную в тончайшие шелка, переливающиеся всеми цветами радуги… И даже с виду перламутрово-непонятный цвет кожи смотрелся подозрительно. Но Миримэ с первого взгляда поняла, что перед ней. Когда демон показал свою истинную сущность, ее словно обдало холодной водой. Существо было могущественным, много, много сильнее тех, что ей довелось видеть. Гордыня, без сомнения, да еще и в человеческом теле… Страшно представить, на что оно только способно…

Гости и глазом не моргнули, словно видеть демона для них было обычным делом. А может, и было, они же маги крови, в конце концов…

— Мы приветствуем нашу дорогую гостью, — от имени всех сказала графиня мелодичным чарующим голоском с едва заметным орлесианским акцентом, — надеюсь, ей по нраву наш мир? И когда свадьба?
— Нескоро. Как видите, у нас небольшие проблемы с телом, — ввернул Релонд и отпустил демона. Тот вернулся в свое «человеческое» состояние и сел на третий стул на левой стороне стразу за графиней. — Но давайте перейдем к делу. На повестке дня два вопроса, а именно: пятно на карте, именуемое Ферелден, и небольшое стихийное бедствие, которое мы привыкли называть Мором…
— Насчет пятна вы сказали точно, а вот с «бедствием» я не согласна, — перебила графиня, — порождения тьмы могут в скором времени угрожать и Орлею.
 
В это время эльфийка, которая стояла за спиной Артанеса, наклонилась и что-то прошептала ему на ухо.

— О, я… то ест да, порождений тьмы ест сильный враг. А… Я ест воевать с ними в молодости, — сказал он. Акцент у него был, мягко говоря, ужасный, слова он выговаривал с трудом, да и то неправильно. Видно было, что наемник издалека, но Миримэ никогда не слышала такого говора.
Релонд и ухом не повел в ответ на замечания.
— Сегодня я получил письмо с инструкциями от архонта. Они несколько противоречат предыдущим. Если бы я не знал архонта, то мог бы подумать, что он плохо осведомлен о положении дел в Ферелдене. Но он осведомлен значительно лучше нас всех вместе взятых, это может подтвердить господин Каладриус.

Магистр кивнул, не сводя с Релонда взгляда. Эльфийка снова нашептала Артанесу несколько фраз. Теперь Миримэ была уверена, что маг просто не понимает языка.

— Так вот, общее содержание письма таково: «Мор должен продолжаться». Причем длительное время и охватить как можно больше южных стран вплоть до Тевинтера. Такова воля архонта. Это значит, что армия, которую вы могли наблюдать у стен этого замка, должна быть разбита наголову… Вы что-то хотите добавить, графиня?
 
Та улыбнулась, обнажив ряд белоснежных зубов. Миримэ передернуло от мысли, что эта красота куплена ценой крови невинных девушек.

— Достопочтимый… у вас же еще нет звания магистра, верно?
— У меня нет времени на поездку в Минратоус и сдачу экзамена, а не звания. Это не одно и тоже, прошу уловить разницу… — не слишком дружелюбно улыбнулся в ответ Релонд.
— Хорошо, но дело в том, что архонт обещал Ферелден мне. Зачем мне пустыня, по которой прошелся Мор?
— А вы посмотрите на это иначе, достопочтимая графиня! Непокорные ферелденцы уже один раз выгнали войска Орлея за Морозные горы, а так не нужно будет никого опять завоевывать или покорять — просто сразу присылайте колонистов на новые земли! И не надо делать такую невольную мину, магистр Каладриус! Ваши знаменитые команды работорговцев прямо сейчас расставляют силки в Киркволле и других портах Недремлющего моря, а вы уже давно подсчитали ожидаемую прибыль от проданных в рабство ферелденских беженцев. Всем нам выгодна эта война, не будем это скрывать.
— Тогда зачем мы собрались? Разве вам нужна помощь, чтобы саботировать действия этой разномастной толпы, ошибочно называемой войском? — спросил Каладриус.
— Я хочу внести предложение. Войны не избежать, можно лишь повлиять на ее результат. Скажем так, я бы хотел достичь некого компромисса: сберечь Ферелден в относительно целом, но достаточно покорном виде и как можно скорее перенести Мор на остальные страны.
— Простите, но зачем это нам? Столь скорое распространение Мора и разорение Орлея не входило в первоначальный план… — прищурилась графиня.
— Уничтожение оплота Церкви необходимо, сколько бы имений у вас не было под Вал Руайо. Такова воля архонта. И пока Орлей и Вольная Марка будут бороться за жизнь, можно будет занять власть в Ферелдене, не опасаясь вмешательства, например, вытащив из темницы королеву Анору. Также, устранив ключевые фигуры, вроде эрла Эамона, нетрудно управлять и игрушечным корольком Алистером, это я вам говорю как ферелденец.

Сидящие за столом на минуту задумались. Ну, по крайней мере, все кроме наемника в белом, который, казалось, не проявлял никакого интереса к разговору. А вот Миримэ слушала каждое слово. Все это казалось ей нереальным, каким-то глупым сном. Как эти люди могут так легко распоряжаться судьбой целых стран?!

— Разумно, — наконец кивнул магистр. — Это позволит надавить на Церковь в Орлее и превратит юг в зону конфликта еще лет на десять после окончания Мора. От имени архонта я одобряю план. Но как вы хотите заставить порождений тьмы покинуть Ферелден?
— Любезный Каладриус, вы недостаточно времени уделяли истории. Каждый раз, когда Архидемон встречал серьезное сопротивление, он отступал, направляя орду на менее защищенные земли, именно поэтому Мор всегда так распространен. Где порождения тьмы вылезут из-под земли сейчас? Это очевидно: богатый густонаселенный восток и, конечно, его жемчужина — Денерим. Вероятнее всего, у его стен и будет дан решающий бой. Я же хочу одним камнем убить трех зайцев: рассеять орду и заставить Архидемона отойти на север и запад, убрать неугодную нам более ферелденскую армию и значительно пошатнуть власть Церкви в Ферелдене. Это вполне возможно, просто камень нужен большой…

Йован принес туго свернутый пергамент и развернул его на столе. Это оказалась очень подробная карта Денерима. Красным цветом чернил на ней была аккуратно выведена сложная магическая фигура, щедро снабженная рядами мелких рун. Языка Миримэ не знала, скорее всего, это был тевинтерский, но основа фигуры — вписанная в круг пятиконечная звезда — была достаточно распространена. Самый простой и самый эффективный концентратор энергии, его можно было использовать практически везде, остальная часть фигуры была ей непонятна.

— Я не люблю ненужного насилия, но, как сказал один мой знакомый, Церковь направила людей по этому пути очень давно, и нужно настоящее потрясение, чтобы это изменить. Катастрофа, которая уничтожит верховный символ власти Церкви и пробьет хорошую брешь в идеологии людей. Мысль не нова, еще Андрасте говорила, что нужно разрушить храм старой веры…
Наемник вдруг оживился, видимо, услышав знакомое слово.
— Уничтожить? Символь? Дас… — он пару раз махнул рукой, подбирая нужное слово. Эльфийка ему подсказала. — Ви хотите взорвать самий большой церкофь в Денериме?
Что интересно, правильно выговорить у него получилось только слова «уничтожить» и «взорвать». Релонд вдруг рассмеялся.
— Мелко, Артанес, слишком мелко! Нужно смотреть шире. Например, стереть с лица земли Денерим целиком с церковью, армией, порождениями тьмы и Архидемоном.
 
Над столом повисла тишина. У Миримэ чуть не отвисла челюсть, когда она услышала это. Уничтожить целый город! С тысячами мирных жителей!

— Поле боя — просто идеальная среда для такого рода магии: смерть, ярость, страдания, боль — целый океан сырых эмоций. На карте отмечены пять ключевых мест, где нужно одновременно провести начальный ритуал. Он сложен, требует много лириума и жертв, но мои люди уже два месяца его отрабатывают. Артанес и его ребята обеспечат безопасность, после чего я лично завершу ритуал вот здесь, в центре фигуры. Не вдаваясь в подробности, начальная энергия, извлеченная из лириума и магии крови, будет многократно усилена за счет исполинской Воронки Смерти и остатков жизненных сил умерших или умирающих на поле боя. На это уйдет несколько часов, по истечении которых мы будем достаточно далеко, а колоссальная по силе магия как таран пробьет Завесу, и высвободившаяся энергия Тени сметет все на многие километры вокруг!

Говоря это, Релонд все повышал и повышал голос, в конце почти перейдя на крик, и тут замолк, переводя дух. Никто не взял слово, все внимательно изучали карту.

— Мгновенный выход чистой энергии воплотится во вспышку света в тысячи раз ярче солнца и волну ветра, разбивающей горы в пыль! Даже Архидемон не сможет пережить такого! В смысле, дракон, аватар Древнего Бога, сам он просто переселится в другое порождение тьмы…

Артанес вздохнул и постучал пальцами по столу. С его лица наконец-то упала маска безразличия.

— Ви… не понимаете, с какой сила играть… Когда я работать на Тевинтерь и воевать с кунари, архонт приказываль уничтожать селения с последователь мерзкого Кунь. Магистри применяли подобное. И даже в маленький размер последствия нельзя… точно предположить… Ударный волна идет непредсказуемо… Потом в Завесе останется большой дыра, которую очень трудно закрывать, и множество демонов придеть в этот мирь…
— Тем больше хаоса и тем благодатнее почва, с которой мы вскоре будем пожинать плоды. Оценочное количество жертв: пятьдесят-восемьдесят тысяч, считая гражданских. Ах да, упреждаю следующий вопрос: откуда я вообще знаю про это волшебство, один из самых страшных секретов Тевинтера? Ответ очень прост: архонт требует результата и получит его, а я, как глава Ордена в Ферелдене, не обязан отчитываться более ни перед кем. Глупо препираться и разглагольствовать, давайте голосовать.

Тишина вновь повисла над столом. В принципе, в голосовании не было никакого смысла — это понимала даже Миримэ. Релонд никогда не выдвинул вопрос, если бы не был заранее уверен в успехе. Но все равно какая-то частичка внутри нее отказывалась в это верить и продолжала слепо надеяться, что даже самые ужасные в мире люди, которые, без сомнения, сегодня здесь собрались, не позволят этому чудовищному замыслу воплотиться в жизнь.

— Я ест воздрл… найн… взже… ворзд… — он снова прибег к помощи переводчицы, — воз-дер-жусь, вот. Ви ест платить, ми ест за вас воевать.
Довольно предсказуемо.
— Я за, — сказал магистр, — господин Релонд, вы выскочка, но ваши методы мне нравятся. Если ваш план удастся, найдите время посетить Минратоус.
— Я против, — решительно высказалась графиня, — это рискованная авантюра, которая, даже если удастся, будет стоить жизни тысячам.

Миримэ едва сдержалась, чтобы не высказать сейчас все, что она думает об этой напыщенной орлесианке. Девушек, которые пошли под нож ради ее личика, ей не жалко, а тут вдруг гуманизм взыграл! Ей просто не хочется терять свое влияние в Орлее вместе со всем государством, что тоже довольно предсказуемо.

Демон, скорее всего, не голосовал, и решающее слово осталось за эльфом, не проронившим ни слова с начала разговора. Это тоже понятно — что ему до каких-то людских свар. Что он тут вообще делал — вот это вопрос.

— Я за, — коротко сказал он.
— Итак, решено! — Релонд поднялся, и всем пришлось встать за ним. — И пускай Денерим падет, ибо такова воля архонта!

 

 

Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


19.03.2014 | Alzhbeta | 902 | даркфик, гет, драма, Йован, романтика, разорванный круг, Ангст, Экшн, lrazzzorl
 
Всего комментариев: 0

avatar