Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Разорванный Круг. Глава 11

к комментариям

Жанр: гет, романтика, драма, ангст, экшн, даркфик;
Персонажи: маг Круга/эльфийка (ОС), Йован, Ульдред, Ирвинг, Винн, СС и Ко, другие;
Статус: в процессе;
Описание: Прямое продолжение «Круга». Прошел год, и они снова встретились, но это не конец истории. Много изменилось за это время, и им предстоит по-новому взглянуть на все, что было раньше и ждет их в будущем…
Предупреждение: насилие, нецензурная лексика, смерть персонажа.
 

Автор: lrazzzorl

Денерим, день Битвы за Ферелден.


Огненный шар описал широкую дугу, закружился, задергался в воздухе, оставляя за собой огненный шлейф, вдруг резко рванул в сторону и врезался в стену. Взрыв вырвал куски каменной кладки, взметнувшееся пламя жадно лизнуло внутренности уже изрядно поврежденного строения, и зарево еще одного пожара сделало этот пасмурный день немного светлее. Впрочем, пожары — не такая редкость в городе, ставшем полем боя.
Всего несколько часов назад был повержен Архидемон, но порождения тьмы и не думали сдаваться. Уличные бои продолжались по всему Денериму.

Еще несколько болидов прорезали воздух и взорвались среди рядов порождений тьмы. Подобие строя сломалось, в прореху ударил плотный клин храмовников, завязалась старая как мир кровавая сеча.
Ирвинг опустил посох. Работа магов пока закончена: слишком велик риск попасть по своим. А исход предрешен: на узкой улочке в битве толпа на толпу, когда в плотном строю нет места не то что для маневра, но и для хорошего замаха меча, выучка и тяжелые доспехи храмовника стоят больше, чем звериная сила и ярость гарлока.

— Еще один отряд… но Архидемон мертв, кто их ведет? Аллен, как ты думаешь?
— Скорее всего, эммисары, — ответил Серый Страж, — по крайней мере, теперь они не так рвутся в бой. А те, кто командует, обычно стоят за спинами рядовых.
— Не все, — парировал король Алистер, выглянув из-за спин своих телохранителей, но не выходя за пределы шеренги магов Круга, выстроившихся поперек улицы. — Сам меня королем сделал, так что давай без намеков!

Бронированный кулак храмовников медленно, но верно продавливал массу порождений тьмы, и тут невидимые командиры отдали приказ отступать — противник дрогнул, рассыпался, поодиночке и группами отходя вниз по улице. Чтобы преследовать их, придется разомкнуть строй, а в бою один на один порождение тьмы намного сильнее человека. Храмовники перегруппировались, нескольких раненых отнесли к лекарям, разведчики выдвинулись вперед, и после минутной остановки командор Грегор взмахнул окровавленным мечом, показывая, что отряд может двигаться дальше.

Потому что, даже если Архидемон убит, еще одно чудовище в этом городе все еще дышит. И кто знает, не окажется ли оно страшнее древнего бога.

Небольшой отряд, все, кого смогли собрать в хаосе битвы: в авангарде шли полсотни храмовников, основная ударная сила в центре — два десятка верных Церкви и короне магов, арьергард составляла сотня королевских гвардейцев и прибившиеся по пути солдаты. Маленькое войско медленно тащилось через охваченный пожарами и уличными боями город к восточной его части — поместью эрла Денерима, где, по мнению Первого чародея, должна состояться завершающая часть страшного ритуала магии крови. Пока им удавалось относительно быстро подавлять небольшие группировки порождений тьмы с помощью магии и тяжелой пехоты, и, как ни странно, они не встретили больших отрядов, в которых были бы эммисары или огры.
Ирвинг, король и Страж-командор шли в центре.

— Первый чародей, вам не кажется, что мы спешим? Может, стоило сначала выбить порождений тьмы из Денерима, а затем разбираться с малефикарами? — нарушил молчание Алистер.
— Боюсь, ваше величество, если мы промедлим, от Денерима может ничего и не остаться… У нас есть основания считать, что отступники применят небывалую по силе магию крови, которая разрушит весь город.
— Это возможно?
— В принципе, да, — уверенно сказал Страж. — Поле битвы — идеальная среда для магии крови, вопрос в том, откуда этот Релонд мог узнать столь сложное комплексное заклинание? Такое знание могло сохраниться лишь в Тевинтере.
— Кто знает. Я боюсь, что он не обычный главарь отступников, каким был Ульдред. У меня есть догадка, но лучше бы я ошибался… Что это там, впереди?
— Разведка возвращается… Только их же вроде больше было, нет?

Двое солдат бежали навстречу маленькой армии так быстро, как только могли. Это при условии, что один был ранен, и второй практически тащил его на себе. Колонна тут же перестроилась в оборонительный порядок, перегородив узкую улочку эльфинажа. Это был один из самых бедных районов города, каменных домов тут и близко не водилось, только деревянные хибары, но застроен он был очень плотно и в несколько этажей: места под эльфинаж выделялось мало.

Ирвинг сразу понял, что теперь им противостоят не порождения тьмы: твари слишком глупы, чтобы устраивать засады, или, наоборот, слишком умны и понимают, что это бесполезно, — два Серых Стража в отряде все равно чувствовали их на расстоянии.

На крышах ближайших домов словно по волшебству выросло несколько фигур, немного, едва десяток, все в простой, невзрачной на вид одежде, может, даже в легких доспехах — Ирвинг не смог разглядеть точнее, проклятый возраст напоминал о себе… Но оружия ни у кого из них не было. Значит, маги, вот только совсем они не были похожи на малефикаров, то есть выходцев из Круга.

Конечно, спустя всего несколько секунд первый магический удар грянул сверху, когда большинство солдат даже не успели увидеть противника.
Ирвинг привычно прикрыл волшебным щитом себя и стоящих рядом людей, и успел удивиться, когда не узнал атакующего заклинания. Это был не привычный огненный шар или молнии — просто сгусток энергии, причудливо преломляющий приходивший сквозь него свет.

Первый удары пришлись на голову и хвост колонны, их прикрывали другие маги, и в них Ирвинг был уверен, как в себе самом, так что произошедшее потом просто не укладывалось у него в голове. Сгустки не просто пробивали магические щиты, это он бы еще смог понять, но сами защитные заклинания распадались прямо на глазах струями пламени или разрядами молний, раня и убивая тех, кого они должны были защищать.

Ирвинг был свидетелем не одной магической битвы, но такого не видел никогда. В нападающих полетели первые ответные заклятья — без особого эффекта — врага закрывала стена из того же преломляющего свет воздуха. Огненный шаг Ирвинга взорвался, не долетая всего около десяти метров до цели, причем заклинание не натолкнулось на преграду, его не разрушила чужая воля — магия просто перестала работать, и энергия вышла из-под контроля в единственный возможный для нее способ.

На саму магическую битву ушла едва ли пара минут, Ирвинг еще пытался достать противника, когда Страж зло швырнул посох на землю.
— Создатель сегодня что, законы природы поменять решил? Лелиана, пристрели их! Ваше величество, пусть твои гвардейцы до них доберутся!
— Как? Они же на крышах!
— Не знаю! Кто тут король?

Симпатичная рыжеволосая девушка, все время стоявшая рядом со Стражем, вскинула длинный, почти во весь рост, лук. Все маги Круга прекратили бесплодные попытки защитить свои войска и сконцентрировались на противнике, чтобы хотя бы не вредить своим. Солдаты тоже стали понемногу оправляться, по крайней мере те, кто стояли ближе к зданиям, попробовали ворваться внутрь, во врага полетели первые стрелы, а все остальные рассыпались, прикрываясь щитами. Храмовники нескладным хором в пятьдесят глоток затянули свою любимую литанию отрицания магии (достаточно эффективную благодаря вере и, конечно, вплетенным в нее магическим формулам), рассеивая и без того работающую непонятно как магию своих волшебников.

Ход битвы становился все более и более неудачным, и, что самое обидное, Ирвинг не видел способа его переломить. Стрелы и другие метательные снаряды зависали в воздухе, не долетая до цели, а магические атаки отказывались работать, едва коснувшись невидимого барьера. И все это время сверху сыпались эти самые сгустки, они были не так смертоносны, как обычные огненные шары, но доспехи от них не спасали, хуже всего приходилось храмовникам: обработанная лириумом и зачарованная специально, чтобы противостоять магии, сталь по какой-то причине буквально вспыхивала от одного касания вражеского снаряда, а храмовник превращался в живой факел (как правило, очень быстро становившийся мертвым).

— Лелиана, Алистер, запасной план, как у Мертвых рвов! — скомандовал Аллен, забыв даже добавить «ваше величество». Лучница прекратила тратить впустую стрелы, вместо этого она вытянула вперед левую руку и провела по ладони кинжалом. Страж взял ее руку в свои и на секунду закрыл глаза.

Первый чародей наблюдал за всем этим, не оставляя попыток пробить казавшуюся идеальной защиту противника. В следующий миг глаза девушки закатились, ее тело обмякло, и Алистер еле успел подхватить ее, растолкав своих настырных телохранителей. Страж резко развернулся и вскинул руки — поток пламени устремился к противнику. Взрыв разнес половину крыши, на которой стоял противник, одного или двух из них даже должно было ощутимо задеть. Буквально стразу обстрел прекратился, а враг исчез так же быстро, как и появился.

— Почти как у Мертвых рвов… — сказал Страж и вдруг пошатнулся. Один из телохранителей короля поддержал его. Теперь Ирвингу было ясно, что это было за заклинание.
— Аллен, это… Ты совсем свихнулся… Это же…
— Да, это именно то, что ты подумал. Сильнее, проще, неожиданно, не похоже на обычную магию. И все равно и в половину не так эффективно, как должно быть…
— Но это же… Неужели и ты… Да что же это… — Ирвинг взглянул на короля.
— Что? Да, я бывший храмовник, и мне тоже это не нравится, — развел руками тот, — но Аллен уже раз пять спасал нас своим темным искусством, так что я его казнить не могу, а под юрисдикцию Церкви этот умник уже не попадает, как Серый Страж. Бюрократия.
Первый чародей демонстративно отвернулся и поспешил отойти от обоих, благо работы было навалом.

Остатки отряда потихоньку приводили себя в порядок. Подсчитывали раненых и убитых, хотя и так было понятно, что потери можно считать катастрофическими — почти четвертая часть войска просто погибла, бессмысленно и бесславно, словно телята на бойне. Война остается войной всегда, здесь никого не удивить смертью, но одно дело, когда сражаешься с врагом лицом к лицу, и лишь Создатель ведает, кто останется жить, а кто умрет, и совсем, совсем другое — погибнуть от шального заклинания только потому, что маги противника переиграли твоих. В короткой битве погибло всего два мага, да и то убиты они были собственной взбесившейся магией. Насколько понял Ирвинг, их особенно не атаковали, враг предпочитал методично истреблять храмовников и гвардию. Быть может, в этом и была какая-то логика — маги Круга нанесли своим едва ли не больше урона, чем враг. Наименее пострадавшие отряды гвардии пошли прочесывать ближайшие здания и отправили разведку вниз и вверх по улице, лучники заняли позиции на крышах, как будто все это могло помочь им против такого врага.

Когда Ирвинг вернулся, Страж сидел возле пришедшей в себя девушки и о чем-то с ней разговаривал, король принял на себя натиск Грегора. Первый чародей уже думал улизнуть снова, когда храмовник увидел новую добычу и накинулся на него.
— Ирвинг! Во имя Андрасте, что это было?! Устойчивые к магии доспехи горят прямо на моих людях, твои олухи ничего не могут сделать, и кто это были такие? Малефикары, одержимые, демоны, кто?
Первый чародей только начал размышлять над ответом, когда он нашелся сам собой.
— И… Извините, но, кажется, я знаю, кто это могли быть… — послышался тонкий голосок. Мужчины обернулись. Перед ними стояла, неловко переминаясь с ноги на ногу, Миримэ в мантии члена Круга. Командор Грегор глубоко вздохнул.
— Ирвинг, пять мнут назад какие-то уроды перебили половину моих людей, и если ты мне сейчас не объяснишь, что здесь делает малефикар, я…
— Грегор, спокойно, разница между малефикаром и отступником ясно указана в Песне Света, помнишь? Миримэ доказала верность Церкви, занимаясь разведывательной деятельностью в стане врага. Только благодаря ей мы вообще знаем о планах Релонда.
— И ты уже принял ее обратно в Круг?! После всего, что она натворила?
— Давай отложим этот вопрос и послушаем ее.
Грегор заскрипел зубами, но промолчал, с нескрываемой ненавистью уставившись на эльфийку. Та поежилась под его взглядом, нервно сглотнув.
— Как я уже рассказывала Первому чародею, там на собрании был иностранец, командир наемников. Я полагаю… полагаю, что это могли быть его солдаты, то есть маги…
— Кто такие, откуда?
— Не знаю, никто не знает…
— Оставь ее, Грегор. Боюсь, как безумно не звучит правда, нам придется принять ее, — Ирвинг принялся нервно ходить из стороны в сторону, заложив руки за спину. — До меня доходили слухи о них, но… если верить всем слухам, недавно был найден прах Андрасте! Полгода назад я получил письмо от моего друга Орсино, Первого чародея киркволлского Круга. Мы часто переписываемся, но в этот раз, помимо бесконечных жалоб на храмовников и просьб повлиять на командора Мередит, была любопытная приписка. В ней говорилось о том, что в Киркволле появились некие люди, с готовностью исполняющие самую сложную и самую… грязную работу, если вы понимаете, о чем я, и не оставляющие следов. Орсино сделал вывод, что это маги из Тевинтера, и шутил, что если бы они стоили дешевле, он бы заказал им Мередит…

Командор Грегор еще раз скрипнул зубами, похуже разъяренного бронто, но Ирвинг не обратил внимание. А вот Миримэ отступила на шаг и несколько секунд колебалась, не сбежать ли ей подальше отсюда. Но в конце концов любопытство победило, и она осталась.

— Потом они стали нанимать людей, устроили целые раскопки на Расколотой горе, что-то там искали. Работающие на горе люди наблюдали странные явления…
— Явления?
— Орсино не уточнял. Расколотая гора — место, где Завеса чрезвычайно тонка, там все время видят призраков, странных существ, ходячие камни, шары света в небе и так далее. Когда раскопки привлекли внимание храмовников и наместника, маги быстро свернули работу и исчезли. Прибывший на место отряд киркволлских храмовников и магов обнаружил только какие-то руины эльфийского храма. Если искатели Церкви и проводили расследование, то оно не принесло результатов. Тогда я не придал этому значения…
— Так, Ирвинг, все это, конечно, очень интересно, и, клянусь, сама Верховная жрица узнает об этом, но как они так быстро одолели вас? И как они поджигают наши доспехи?

На эти вопросы Первому чародею осталось только развести руками. Произошедшее шокировало его самого едва ли меньше, чем остальных. Нет, будь у него время, он непременно нашел бы ответ, и не потому, что задача слишком сложна для других, просто он сможет принять любой вывод, даже если тот противоречит всем догматам — никакому клирику такое не под силу. Глядя на обгоревшие останки храмовников, рассыпающееся в пыль зачарованное оружие и сошедшую с ума магию, Ирвинг понимал, что все это должно быть как-то связано с лириумом (именно им обработаны доспехи храмовников) и субстанций мирового хаоса — Тенью. Но высказать вслух ничего из этого он не решился, точнее, не видел смысла: приказать магам не помогать своим означает лишиться главной ударной силы, значит, прощай быстрая победа ценой малой крови, а если избавиться от волшебного снаряжения, половина солдат останется без оружия, храмовникам же вообще в подштанниках драться придется. Ну, быть может, была здесь и другая причина.

На то, чтобы привести отряд хоть в какое-то подобие боеспособного состояния, потребовалось не менее часа. Потом потрепанное войско продолжило свой путь к цели.

 

 

 

Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


22.03.2014 | Alzhbeta | 876 | даркфик, гет, Алистер, драма, Ирвинг, романтика, разорванный круг, Ангст, Экшн, lrazzzorl
 
Всего комментариев: 0

avatar