Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Разорванный Круг. Глава 15, эпилог

к комментариям

Жанр: гет, романтика, драма, ангст, экшн, даркфик;
Персонажи: маг Круга/эльфийка (ОС), Йован, Ульдред, Ирвинг, Винн, СС и Ко, другие;
Статус: завершено;
Описание: Прямое продолжение «Круга». Прошел год, и они снова встретились, но это не конец истории. Много изменилось за это время, и им предстоит по-новому взглянуть на все, что было раньше и ждет их в будущем…
Предупреждение: насилие, нецензурная лексика, смерть персонажа.
 

Автор: lrazzzorl

Глава 15


Первый чародей тяжело оперся о посох, не спуская глаз с оппонента. Он тяжело дышал, пот ручьем лился по его лицу, к порезу на плече добавились несколько ссадин и ожог запястья. Но у него не было ни сил, ни времени, чтобы вылечить их. Пожалуй, такого противника не встречал он за всю свою вроде бы слишком долгую жизнь. Он был бы уже давно мертв, если бы не смог свести на нет перемещения Релонда и не нащупал его слабое место. Созидание. Релонд ненавидел его еще во время учебы. Сильного наступления на нем не построишь, но все же. Хотя схватка истощила их обоих, Ирвинг позволил себе считать этот раунд выигранным.

— Тебе не победить, старик, — нарушил молчание его противник. Его одежда тоже была разорвана в нескольких местах, хотя раны были явно пустяковыми, — еще не поздно встать на сторону победителей…
— Темную сторону. Магия крови запрещена не просто так.
— Конечно, — кивнул он.
— Она уничтожит тебя рано или поздно. Ты хоть знаешь, что будет, если ты уничтожишь Денерим?
— Конечно. Дыра в Завесе, пораженная зона радиусом около десяти километров, время закрытия примерно три месяца, пять-шесть тысяч одержимых, опасно тонкая Завеса на ближайшие триста лет. Ничего не забыл?
— Ты сумасшедший.
Релонд усмехнулся и взмахнул клинком.
— Один город ничто по сравнению с целым миром. Что, если бы вы проиграли? Что, если бы Мор поглотил Ферелден? Если бы численность порождений тьмы возросла в десятки раз? Если бы Серые Стражи уже не смогли остановить такое нашествие? Что тогда?
— Так это все для того… чтобы убить Архидемона? — недоверчиво спросил Ирвинг. Доводы казались убедительными, но уж слишком хорошо он знал, что здесь обязательно будет двойное дно. Релонд вскинул руки к небу.
— Дошло наконец! Я бы уже был на полпути в Амарантайн, если бы все это, — он обвел рукой комнату с фигурами и письменами, — не нужно было срочно погасить. Победа такого сброда, как ваша армия, была настолько маловероятна, что я практически на нее не рассчитывал…
— Даже такая цель не оправдывает твоих злодеяний!

Ирвинг покачал головой. Нет, он не верил в это. Скорее всего, маг крови хочет просто запутать его… С другой стороны, здесь действительно не было ни капли магии, если он что-то понимает в этом. Первый чародей вдруг поймал себя на мысли, что он начинает сомневаться вместо того, чтобы наблюдать за противником.

— Не смеши меня, пожалуйста! О целях и средствах тебе стоит поговорить с нашим Героем Ферелдена, поверь, у него достаточно секретов… Правда, его сегодня не будет. Грегора тоже. У нас отличная возможность поговорить, ты не находишь?
Релонд улыбнулся и нарочито медленно, боком стал обходить повисшего на своем посохе Ирвинга. Тот следит за ним взглядом.
— Нам не о чем разговаривать.
— Почему же? Политика политикой, оставим ее. За твоей спиной нет храмовников, признай, ведь ты хотел бы хоть одним глазком взглянуть на это заклинание? Просто из любви к знаниям. Или узнать секрет мгновенного перемещения?
— Никакое это не перемещение, — пробурчал Ирвинг. Релонд продолжил кружить вокруг него, глядя в глаза. Так черный волк кружит вокруг старого седого медведя. Он еще боится его, но знает, что раненый медведь скоро ослабеет и станет его добычей. — Просто иллюзии, созданные магией крови.
— Догадался… И все равно свободному Кругу как никогда будет нужен Первый чародей. Разве ты бросишь творение всей своей жизни?

Вот тут он попал в точку. Ирвинг вдруг понял, что он и не задумывался об этом. Страж заставил короля пообещать это ему, но сама идея казалась Первому чародею настолько фантастичной, что он и не думал, что же будет потом.

— Подумай, ты бы мог стать величайшим из Первых чародеев, ты бы мог доказать, что Кругу не нужны храмовники, ты мог бы освободить всех магов от гнета Церкви… Неужели ты пожертвуешь этим всем ради глупых принципов?

Слова медленно перетекали друг в друга, Релонд говорил медленно, тихо, спокойным тоном… И Ирвингу уже не казалась невозможным решить дело миром, договориться, ведь общее благо важнее… Нужно лишь пойти на компромисс, заключить сделку… Сделка… Его словно отрезвило это слово. Ирвинг схватился свободной рукой за голову, пытаясь отогнать наваждение. Тут он заметил серебряный медальон на черном бархате.

— Это… что… медальон… Откуда он у тебя? — прохрипел он.
— Сувенир из прошлой жизни, а что?

Первый чародей все еще держался за голову. Давление на его разум немного ослабло, он знал, как сопротивляться, но и предположить не мог, что внушение может быть таким сильным и, главное, незаметным. Пожалуй, кто-либо слабее него вполне мог бы поддаться этому и даже не понять, что произошло.
Но не это было самое страшное. Ирвинг разглядел гравировку на медальоне. У него похолодело внутри, наверное, это отразилось на его лице, потому что Релонд дал ему осознать все это.

В мире очень мало предметов, способных так усилить магию крови. И лишь один из них сияет солнцем Церкви.

— Так, значит, он существует… Невероятно… Все, о чем нас учит Церковь, Песнь Света, все писания учеников Андрасте, все это… все ложь?
— В целом да.
— И ты думаешь, что с помощью… этого уничтожишь Церковь?
— Еще чего! Какой смысл уничтожать такой инструмент манипуляции людьми, если его можно просто реформировать? Хотя бы по образу Тевинтера?
— Нет, Релонд, все-таки ты сумасшедший. Если не собственная гордыня, то этот артефакт точно погубит тебя.
— Да, да, конечно, я тоже слышал сказку о кольце, которое может дать власть над миром даже самому маленькому человеку, но затем поработит его. Мы живем не в сказке.

Это была правда. Только Ирвинг был не уверен, кто же из них двоих летает в облаках. Если положить руку на сердце, он понимал, что соблазнило все этих людей. И будь Ирвинг моложе хотя бы лет на двадцать, он бы тоже согласился. Окунулся бы с головой в запретные учения, хорошенько вспомнил Грегору застарелые обиды, завел себе ручного демона, стал бы проводить кровавые ритуалы да бегать от храмовников… Романтика…

Но некоторым людям уже просто поздно меняться. Наверное, именно поэтому предательский удар без предупреждения у него, мягко говоря, не вышел. Они снова схватились в отчаянной магической схватке. Первый чародей медленно, но верно теснил противника, Релонд начал терять спокойствие. Радоваться было пока рано: нет противника страшнее, чем маг крови в ярости. Видя, что проигрывает в обычном спектре заклятий, Релонд обрушил на Ирвинга всю мощь магии крови. Только многолетний опыт позволит тому не только выстоять, но наносить все более сильные удары по противнику. Если расклад сил не изменится, этот бой он должен выиграть… наверное. Ирвинг так увлекся, что чуть не заметил слабый ледяной удар, осевший инеем на барьере Релонда. Миримэ, не говоря ни слова, принялась помогать ему в меру своих скромных сил. Ну или мешать, поскольку Ирвингу теперь пришлось посматривать за ней.

Маг крови отступал все дальше под их натиском, и тут Первый чародей понял, что сделал ошибку. Он слишком увлекся битвой и на мгновение престал обращать внимание на эльфийку.

— Кажется, я опять соврал насчет просьб… — сказал Релонд нормальным голосом, в котором абсолютно не чувствовалось напряжение, которое он должен был испытывать, борясь с Ирвингом. — Миримэ, пожалуйста, убей его…

Медальон вспыхнул и тут же погас. Острая боль пронзила Первого чародея. Метили профессионально, в сердце. Не обращая внимания на боль в спине, Ирвинг рванул в сторону и получил нешуточный удар в челюсть. Глаза эльфийки были остекленевшими. Магия крови. Ирвинг пошатнулся. Из последних сил он отбросил ее простейшим кинетическим ударом и потянулся рукой за спину, чтобы вытащить нож. Отчаянье придало ему сил, Миримэ пролетела больше десяти шагов, сильно ударившись о стену. Она мешком сползла на пол и больше не шевелилась. Впрочем, Ирвингу было не до нее. Даже он не мог долго держать щит под градом заклинаний. Ирвинг с трудом сумел выдернуть кинжал, притупив магией боль, и частично остановить кровотечение.

— Упрямец! — Релонд быстро шел к нему, держа клинок впереди. Время от времени с лезвия срывались алые молнии, и Ирвинга уже едва хватало лишь на то, чтобы отражать их. — Ты ведь и понятия не имеешь, кто я такой!
— Одержимый малефикар. И не более того. Тебе никогда не победить! — вскричал Ирвинг в отчаянии. Он уже сам не верил в это.
— Кто у нас тут? — услышал он женский голос за спиной. — Ах, Первый чародей!

Ирвингу даже не нужно было оборачиваться, тут и так все понятно: демон пришел к нему на помощь. Теперь уже все кончено. Никто не выстоит против них двоих.

Наконец одна атака оказалась успешной. Ирвинг получил с десяток ожогов, едва вообще не сгорел в пламени Тени, лишь чудом ускользнув. А лимит чудес, отмеренных Создателем на сегодня, стремительно исчерпывался.

Натиск немного ослаб. Релонд тоже устал, он все осторожнее пользовался магией крови, чтобы не истощить себя до крайности, а она была основным наступательным оружием. Демон же был очень ограничен в плане магии собственным телом.

— Ты до сих пор ничего не понял? Глупец, ты даже не знаешь, против кого сражаешься! — в ярости крикнул Релонд. Воздух дрожал от количества магии. Вихрь кружился вокруг них, подхватывая пыль и мелкие камушки.
— Церковь много столетий ждет ее прихода, а она уже давно здесь! Все это время она была под носом у храмовников и искателей, и никто, никто не догадался! Та, что ушла, вернулась вновь! Я и есть пророк! Я — новая реинкарнация Андрасте!

Заклинание страшной силы пробило щит, Ирвинг покатился по полу. С трудом он заставил себя встать, опираясь на посох. Защищался он уже из последних сил.

— Ты сошел с ума… Ты же…
— Мужчина? Ты чертовски наблюдателен! Видишь ли, Андрасте не может переродиться по той простой причине, что никогда не умирала. Частица ее души до сих пор хранится в ее медальоне. Поэтому я не только ее реинкарнация, я нечто большее! Медальон передал мне большинство ее знаний, давно потерянных и забытых сейчас, но я сильнее нее! И в этот раз я выполню задание Создателя!

Говоря это, он обрушивал все более сильные удары на Ирвинга. Он и не заметил, как уже беспомощно барахтался на полу, пытаясь защититься только из упрямства. Похоже, только этого у него сейчас хватало. Глаза старого мага закатились, он чувствовал, что просто теряет сознание. Где-то внутри еще теплилась искра, но она уже была так слаба, что… нет. Его уже не хватит даже на Релонда, еще остается демон. Из ступора его вывел страшный, нечеловеческий крик. Ирвинг с трудом распахнул глаза, Релонд тоже обернулся.

Красивое тело демона извивалось в клубах пламени. Из ее груди торчало лезвие клинка, плавившееся прямо на глазах. Демон кричал, языки огня взметались все выше, меч каплями стекал на пол. Страж выпустил рукоять того, что раньше было древним оружием, и продолжил магией методично загонять существо обратно в Тень. Релонд бросился на помощь, но не успел — через несколько мгновений от демона осталась кучка золы.

— Удар в спину… Зевран бы гордился… — нарочито веселым голосом сказал Страж. Он приготовился к долгой борьбе, Ирвинг ощущал множество слоев защиты вокруг него даже своими притупленными болью чувствами. — Рад встрече.
Маг крови взглянул на горсти пепла, и его лицо перекосило от злости.
— Вот это было, право, зря! Аллен, если не сложно, сдохни, пожалуйста!

Наверное, он привел в действие резервное заклинание, которое берег до последнего. Практически непреодолимое желание умереть вдруг заполнило разум Ирвинга, хотя магия была направлена не на него. Он как-то сопротивлялся, Стражу же пришлось намного хуже: вся его защита была бесполезна. Аллен зашатался, потом его глаза на миг остекленели, струйки крови заструились из носа. Мага выгнуло дугой, он окончательно потерял равновесие и рухнул на пол.

Магия истощила силы Релонда. Он медленно повернулся, как будто боясь упасть. Ирвинг уже был на ногах и ждал его. Из последних сил он швырнул в него молнию. Противник остановил ее ладонью, но Ирвинг продолжил слать все больше энергии в заклинание.

— Я избранник Создателя и не могу умереть, — сказал маг крови, — а вот ты… ты умрешь…
— Посмотрим…

Они медленно сходились все ближе и ближе, словно толкая неподъемный груз перед собой, как будто соединенные извивающейся змеей света. Ее разветвленные отростки молотили во все стороны, зал наполнился гулом, казалось, от напряжения дрожат даже стены.

Они сошлись, почти касаясь руками, молния исчезла или, если точнее, превратилась в сияющий чистейшим белым светом шар. Ослепительный свет заполонил все вокруг.

***

Страж застонал и пошевелился. Он заставил себя сесть, почти с удивлением взглянув на собственную кровь. Как-то достав флягу из сумки на поясе, он сделал несколько глотков.

— Создатель, да по сравнению с этим Архидемон разминкой был… — задумчиво протянул Аллен и попытался осторожно встать. Удалось с третьего раза. По залу как будто прошелся ураган. Странно, что здание вообще устояло. Все камни кладки были изрезаны и разломаны поверху исполинским ножом. Три тела лежат в центре зала. Ирвинг тяжело и прерывисто дышал, но вроде был жив. Миримэ уже пришла в себя и лежала в нескольких шагах от него, закрыв лицо руками. Похоже, она плакала. Релонд лежал рядом. Он был мертв. Маг крови уставился в потолок невидящим глазом, половина его лица была обожжена до костей, также ожоги пятнам покрывали его тело, от роскошной одежды остались жалкие лохмотья.

Страж, шатаясь, подошел к Ирвингу, пощупал пульс, осторожно приподнял голову и влил глоток ему в рот. Первый чародей закашлялся, стон слетел с его губ.

— Ну, старый лис, живой? — спросил Релонд.
— Нет… я мертв… — еле слышно ответил Ирвинг.
— Живой…
Аллен улыбнулся и попробовал дать ему еще попить из фляги. Приступ кашля снова схватил Ирвинга.
— Стар… я уже для этого… Что… за гадость…
— Не знаю. Один мой друг ее бочками хлещет, вот, попробовать дал. Похоже на самогон… Не разговаривай.
Первый чародей лишь скривился и как-то по-другому взглянул на Стража. Быть может, ему просто удалось наконец сфокусировать взгляд.
— Ты вернулся…
— Конечно, вернулся, ты что, сомневался?
— Я думал… ты тоже… потерян…
Страж махнул рукой, сам сделал приличный глоток из фляги.
— Если честно, я уже почти ушел, а потом вдруг подумал: «Ну какая к черту это будет сказка, если белые и пушистые герои не победят?!»

Он еще раз отхлебнул. Ирвинг попробовал сесть, но тут же оставил напрасные попытки. Даже на первый взгляд его раны были очень серьезными, тем более в его возрасте. Ему нужен был лекарь, лучше маг, и как можно скорее.

— К тому же все равно ничего мне с этой рогатой шлюхой не светит. Не бывает честных сделок… С другой стороны, для демона это обычное дело, можно попытаться задобрить, все равно способы для всех женщин универсальные…
— Я не хочу этого знать…
— Ладно, — махнул рукой Аллен, — лучше нам убираться отсюда. Других малефикаров тут явно нет, хотел бы я знать, куда подевался весь культ… И я не уверен, что спровадил демона в Тень окончательно…
— Аллен… как бы ты ни сделал это… все равно… спасибо тебе…
— Э, нет уж! Спасибо скажешь, когда поможешь мне с темными силами расплатиться. Альтруизм, зараза, чертовски затратное дело, оказывается… Идем скорее…

Ирвинг явно не готов был никуда идти. Он и лежал-то с трудом. Страж оставил его и подошел к телу Релонда. Недолго думая, он сорвал медальон с цепочкой и пригляделся к нему. Обыкновенная железка грубой работы, каких сотни в любом ломбарде. Ни капли магии. Либо потеряла силу со смертью владельца, либо очередной обман.

— Жаль, не видать мне славы победителя всех Моров… — задумчиво протянул он, взвешивая амулет на ладони. — С другой стороны, нехорошо будет оставлять всех Серых Стражей без работы…
Аллен не стал долго думать, на всякий случай положил медальон в карман.
— Миримэ? С тобой все нормально? — спросил он у девушки. Та все еще тихо всхлипывала, не слыша его. Только когда он потряс ее за плечо, она убрала руки от лица и взглянула на него абсолютно безумными глазами, не узнавая его. — Миримэ, все закончилось. Пойдем отсюда.

Эльфийка не ответила. Она вдруг усмехнулась чему-то, но послушала его. Аллен решил, что она в шоке. Оставалась лишь надеяться, что со временем она из него выйдет. Вдвоем они аккуратно подняли Первого чародея.

— Давай, старый лис, опять тащить тебя приходится… — проворчал Аллен, помогая ему идти. Миримэ поддерживала старика, хотя тоже двигалась как во сне.
— Легко вам… молодым… говорить, а я… все, стар уже. В следующий раз… сам мир спасай, с меня хватит…


Эпилог


Ветер блуждал среди скал под свою заунывную песню. Изредка особенно сильный порыв сбрасывал мелкие камешки вниз. Орел летал высоко в облаках. Облаченная в плащ фигура медленно поднималась в гору по старым стертым ступеням. Тропинка извивалась, кое-где практически исчезая или превращаясь в отвесный склон. Никто не пользовалась этой дорогой много лет, исчез даже построивший ее стародавний народ, давно разрушен храм, к которому вела эта лестница. Осыпавшиеся изваяния надгробий, как безмолвные стражи, наблюдали за горной тропой. Белый как молоко туман стелился по кладбищу. Одинокая фигура шагала вперед. За ней наблюдали существа из-за тонкой здесь Завесы. Бесплотные призраки притаились среди могил, но не смели приблизиться. У края обрыва стоял мраморный пьедестал. Фигура подошла к пьедесталу и положила на него маленький предмет. Слова эльфийской заупокойной молитвы впервые за много лет звучали здесь, эхо разносило их на километры вокруг, отражаясь от гранитных стен.

Ветер внезапно стих, а затем задул с утроенной силой. Вокруг повеяло холодом, иней проступил на камнях вокруг. Столб огня взвился к небу, и из него вышел человек в черных одеждах. Языки пламени лизнули его, но не причинили вреда, огонь быстро погас. Человек огляделся по сторонам, небрежным движением стряхнул пепел с одежды и обратил внимание на фигуру в плаще. Первый окинул капюшон, им оказалась светловолосая эльфийка.

— Долго меня не было? — спросил он.
— Три месяца, — был ответ тихим бесстрастным голосом.
— Все идет по плану?
— Да. Были сложности у групп в Орлее и Антиве, но в целом внедрение идет удачно.
Черный улыбнулся.
— Положительно, от тебя есть толк. Пожалуйста, дай мне поговорить с Миримэ.
Эльфийка закатила глаза и пошатнулась. Спустя мгновение она удивленно заморгала, словно не понимая, где находится.
— Миримэ?
Она взглянула на него, и ее глаза расширились то ли от удивления, то ли от страха.
— Релонд… Ты жив? Но… Я запуталась, тебя же убили?
— Трудный вопрос, да и относительность точек зрения не делает его легче, — он глубоко вздохнул. — Никому из нас не уйти от судьбы. Ты отчаянно сопротивлялась, это правда. Я аплодирую тебе, мало кто способен на это. Но… знаешь, заключить сделку с демоном на таких условиях — это уже перебор. Неужели ты так меня ненавидишь?
Миримэ ничего не ответила. Ее взгляд был намного красноречивее, Релонд слабо кивнул.
— Тарефам, — сказал он. Глаза эльфийки снова стали темными как ночь. — Я знаю, у тебя есть запасное тело. Очередной давний контракт или что-то вроде этого.
— Есть… Андерс, Серый Страж. Здесь, в Киркволле, — неохотно ответила она.
— Отлично. Если не сложно, покинь это тело.
— Я выполнила свою часть сделки, этот сосуд мой!
— Мне пожаловаться папе? Он мне быстро новую невесту выдаст, у него их навалом, а вот что он сделает с тобой…

Демон издала звук, чем-то похожий на рычание, глаза девушки закатились, она стала падать. Релонд еле успел подхватить ее. Миримэ медленно опустилась на колени, прислонилась к ближайшему надгробию и закрыла лицо руками.

— Слабость пройдет через несколько дней, Тарефам особо не церемонилась… Будешь еще пробовать меня убить?
Она ответила не сразу, и даже тогда ее голос был едва слышен.
— Я устала… слишком устала. Всему есть предел… Я сделаю все, что прикажешь…
— Попросишь. Я никогда тебе не приказывал… последний раз не считается. Идем со мной? До Киркволла недалеко.
Она послушно встала, взяв его под руку. Они стали аккуратно спускаться по тропинке, эльфийка заметно опиралась на мага.
— У меня тоже есть просьба, — наконец сказала она.
— Все, что в моих силах.
— Сделай для меня ту иллюзию любви. Я уже устала от всего этого, так мне будет легче.
Ее собеседник замялся.
— Ну… я могу попытаться, если ты хочешь, но, если честно, понятия не имею, как это сделать…
— Правда? Но…
— Видишь ли, — продолжил он, — с помощью медальона я могу влиять на сознание людей, скажем, подталкивать их к определенным мыслям. Но это верх магии крови; вообще уровень рядового мага, каким я был год назад, — это простой приказ, чем примитивнее, тем лучше. А внушить чувство, что-то такое, чему ни один мудрец не может придумать даже внятного описания… Кто тебе сказал, что это вообще возможно?

Миримэ не нашла, что ответить. Ей нужно было очень многое обдумать. Релонд, кажется, понял это и не мешал ей. Некоторое время они шли молча.

— Что будет потом? — наконец спросила она.
— Ну сначала нужно дойти до Киркволла, там нас встретит Йован. После проконтролировать действия групп в других странах, особенно внедрения в Круг. Потом обязательно связаться с группой Лиары в Старкхевене и напомнить, что она должна устроить небольшой пожар в местном Круге, а не спалить к чертям весь город. Она, знаешь ли, увлечься может… Нужно встретиться с лидерами местного подполья магов, убить половину, остальных запугать или купить, собрать криминальных авторитетов города, две трети убить, остальных запугать, встретиться с командованием храмовников…
— Спасибо, кажется, я догадалась, — устало сказала Миримэ.
— Нет-нет, что ты! — поспешно возразил он. — За здоровье командора Мередит мы молиться должны! Более подходящего храмовника нам просто не сыскать во всем Ордене! В конце концов нужно найти человека, который сделает нам легенды со свидетелями, родственниками и всем остальным…
— Легенды?
— Конечно. Мне импонирует быть самым разыскиваемым Церковью преступником в Тедасе, но это может несколько помешать делу. Релонд умер. Родился Гаррет… — он на минуту задумался. Они успели сделать еще несколько шагов по осыпающимся ступеням. Где-то в вышине крикнул орел. — Гаррет Хоук. Беженец из Ферелдена, сын беглого отступника из киркволлского Круга и аристократки, прибыл в город родителей, спасаясь от Мора… А ты больше не Миримэ, не нужно облегчать искателям работу… Ты теперь Мерриль, ученица Хранителя, изгнанная из клана за занятия магией крови… И мы уже около года в Киркволле, скажем, мы выжившие члены экспедиции, пропавшей на Глубинных тропах, или нет! Нас бросили наши товарищи ради сокровищ, но мы нашли другой путь!
— Звучит, как полный бред…
— Какая разница! — отмахнулся Релонд. — Лет через сто о нас сложат легенды, и в них не будет ни капли правды. Так уже было с Андрасте…
— А что с ней?
— Она была тевинтерским магистром.
— А… — протянула Миримэ.
— Одно я знаю точно. Нас ждет очень много работы…

Круг замкнулся.



 

Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава

Материалы по теме


26.03.2014 | Alzhbeta | 899 | Экшн, разорванный круг, Ангст, Страж, романтика, Ирвинг, драма, даркфик, lrazzzorl
 
Всего комментариев: 0

avatar