Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Ненастье перед бурей. Глава 15. Прыжок в бездну

к комментариям

Жанр: ангст, драма, экшн;
Персонажи: фем!Кусланд/Алистер, Огрен, Натаниэль/Веланна, Архитектор, Сигрун, Вэрел;
Статус: в процессе;
Описание: Элисса Кусланд — Серый Страж, Героиня Ферелдена и командор Башни Бдения Амарантайна. Сколько титулов для одного человека!
Шли годы, и Элисса начала понимать, что в политике статус героя — ничто. Тучи начали сгущаться, в Ферелдене настали тревожные времена. Сможет ли Элисса выбирать правильно, кто из старых друзей повернется к ней спиной, а кто останется верен до конца, кто потеряет все, а кто сможет выжить? Это история, которая затронет каждого их них и изменит навсегда…
Примечание автора: Эта часть является связующей с третьей игрой. Время действия — последняя глава Dragon Age 2.
Предупреждение: смерть персонажа, насилие, нецензурная лексика.


Пятнадцать лет я защищал короля от врагов, но не сумел защитить от друзей.
(Дж. Р.Р. Мартин, «Песнь льда и пламени»)


Элисса брела по дороге. Мысли разрывали девушку на части. Практичность твердила Кусланд смотреть по сторонам, чтобы не угодить в чью-нибудь ловушку, поставленную на одинокого путника. Долг заставлял Стража думать о том, что она скажет и как подберет слова. Чувства Элиссы снова пытались вернуть ее к встрече с Алистером. В память всплывали мелкие детали: то, как он зарывал свою руку в ее волосы, какая на ощупь была его кожа, вкус губ, запах… Возможно, разум Элиссы пытался сконцентрироваться на чем-то хорошем на фоне всего произошедшего за последние дни. Эта короткая встреча напоминала Кусланд луч солнца, который прорезался среди вечно хмурого неба.
Совсем скоро. Она просто уйдет вместе с мужем. Конечно, в Денериме на Элиссу обрушится новый град политических проблем, но все же справляться с задачами вдвоем гораздо приятнее и проще, чем делать это одной.

Элисса увидела знакомое поле и деревянный дом. Мысли об Алистере вылетели из ее головы, возвращая к трагедии, которая здесь недавно произошла.
Девушка застыла на месте, еще раз перебирая в голове слова. Затем она быстрым шагом поспешила к строению. Хватит тянуть! Один раз Кусланд уже пыталась извиниться перед лордом Эддельбреком, и чем все это закончилось…
Элисса подошла к дому и громко постучала в дверь. Никто не отвечал. Девушка назвалась и повторила попытку. Тишина.
Кусланд толкнула дверь, та поддалась. Видимо, хозяин ее не запер. Элисса вошла внутрь и замерла. События той ночи вновь пронеслись перед глазами. Взгляд девушки наткнулся на поломанный стол. Кое-где на полу виднелись следы крови — их так и не сумели до конца отмыть. Мухи не упускали возможности сесть на застывшие сгустки алой жидкости. В нос бросился запах гнили.
На стенах тоже виднелись следы кипевшего здесь сражения — отколотые щепки, пятна крови.
«Все кончено», — успокаивала себя командор. Вся четверка мертва. Она обязана сообщить об этом старику, чтобы постараться подарить ему хоть немного спокойствия.
Кусланд прошла дальше, толкнула дверь и поднялась по лестнице. Она помнила, как, будучи вся в синяках, еле хромала по этим ступенькам, а уже через пару минут, столкнувшись нос к носу со здоровяком, ей пришлось плясать и вертеться по всей комнате, чтобы выжить.
Элисса открыла дверь в спальню.
Девушка прикрыла рот ладонью, из глаз едва не покатились слезы. Она провела рукой по сухой коже лица… Последний раз Кусланд плакала после Хайевера по дороге к Остагару. Тогда она зареклась не показывать свое горе другим. Командор могла сетовать на несправедливость, проклинать судьбу, но только мысленно и только в одиночестве.
Элисса заставила себя еще раз посмотреть на старика. На его шее была веревка, другой конец которой крепился к одной из деревянных балок, рядом валялась отброшенная в сторону табуретка.
Кусланд обессилено повалилась на пол. Она прислонилась к стене, поджав колени, и просидела так некоторое время. Затем девушка собралась с силами и сделала то, что должна была. Она поставила табуретку и перерезала веревку…

Элисса потратила немало времени на то, чтобы собрать хворост и развести погребальный костер. Кусланд не особо верила в Песнь Света. Но отчего-то она заставила себя вслух произнести строчки из писания.
Призраки безмолвно окружили Элиссу — Анора, Рендон Хоу, лже-Алистер, Анита. К ним присоединился лорд Эддельбрек и преподобная мать из Хайевера. В какой-то момент они решили нарушить тишину и попытались шептаться, но Элисса уже не слушала их, она была настолько подавлена, что на агрессию, казалось, не осталось сил, поэтому девушка просто стояла, склонив голову, и слушала все обвинения, которые рушились на нее с разных сторон.
Наконец пламя полностью поглотило старика.

Пора возвращаться. Солнце скрылось за серыми облаками. Поднялся сильный ветер. Такой, что заставляет ветки деревьев неестественно пригибаться, а те, что покрепче, выламывает с треском. Элисса поплотнее закуталась в плащ. Песок и листья, подхваченные стихией, неслись к ней. Приходилось одной рукой поддерживать капюшон, второй она прикрывала лицо от пыли, которая все равно уже хрустела на зубах.
«Ненастье перед бурей», — подумала Элисса и ускорила шаг, надеясь, что успеет в Башню, пока дождь со всей яростью не обрушится на нее.


***


Натаниэль подошел к стойке и взял меч, рассчитанный на одну руку. В общем-то он, как и Элисса, предпочитал в ближнем бою парные клинки, но из-за ожогов на левой ладони пришлось временно сменить вооружение. Что ж, придется подстраиваться под ситуацию.
В комнату вошел сенешаль, облаченный в доспехи, в сопровождении двух солдат.
— Мы договаривались, что нас будет только двое, — Хоу с недоверием поглядел на воинов.
— Обезвредить командора вдвоем будет крайне сложно, — возразил Вэрел.
— Я не намерен доводить ситуацию до драки, я хочу убедить ее.
— Ты уверен, что она будет слушать?
— Я не хочу, чтобы о том, что сейчас произойдет, знал кто-то еще в Башне. Элисса — Героиня Ферелдена и должна остаться ею в памяти людей. Мы не можем позволить огласке сделать ее командующей, которая была отстранена по причине невменяемости. Поэтому я настаиваю, чтобы все осталось между нами четырьмя, — настойчиво произнес Хоу и внимательно посмотрел на солдат, вошедших с сенешалем.
— Им можно верить, — просто сказал сенешаль. — Ты планируешь тихо посадить Элиссу под замок. И что дальше? Будем тайно держать ее в Башне? Если кто-то из солдат найдет заточенную командора, он выпустит ее, и Элисса первым делом обвинит нас в измене и казнит. Не говоря уже о том, что королю тоже не понравится, если он узнает, что мы тайно посадили его жену в тюрьму.
— Я знаю, все это очень рискованно, — Хоу угрюмо пожал плечами. — Но сделать что-то нужно, а я хочу причинить ей как можно меньше вреда. Мы должны все-таки попробовать убедить Элиссу сложить полномочия.
— Сомневаюсь, что все пройдет гладко, — Вэрел нисколько не пытался скрыть свой пессимистичный настрой.
— Либо так, либо я отказываюсь в этом участвовать, — отрезал Натаниэль.
— Хорошо. Попробуем.
— Элисса вернулась и сейчас в своем кабинете. Служанку она отправила к прачкам. Я позаботился, чтобы на этаже не было ни Стражей, ни солдат. Нужно выдвигаться.

Они бесшумно зашагали по темным коридорам Башни. Натаниэль надеялся, что после проникновения к Элиссе убийцы девушка не обзавелась новыми ловушками или еще какими-нибудь сюрпризами.
Натаниэлю чудилось, будто портреты Хоу глядят на него с затаенной усмешкой. Ветер с силой бился об окна, затем внезапно стих, и в следующую секунду дождь забарабанил по крыше.
Несколько раз путь освещался вспышками молний. Разразилась буря…

Элисса застыла в полусогнутом положении над своим рабочим столом. На ней была рубаха, жилетка, штаны и широкий пояс с ножнами для пары клинков. На столе были собраны бумаги, рядом стоял флакон неизвестного назначения.
Девушка с интересом уставилась на зашедшего без стука Натаниэля, затем ее взгляд упал на сенешаля и пару солдат, что следовали за Вэрелом.
— Как это понимать? — девушка покосилась на Хоу.
— Мы пришли сюда, чтобы отстранить тебя от должности командора.
— Уместнее применить слово «бунт», — Кусланд выпрямилась. Она выглядела на удивление спокойной.
— Элисса, — начал Натаниэль, — нам неприятно это делать, но мы вынуждены. Казненные вчера тобой люди были невиновны, и лорд Эддельбрек тоже. Ты вынесла поспешное решение, которое стоило ему жизни. Уверен, скоро нападение повторится, тогда все поймут, насколько неоправданны были те смерти.
— То есть причина вашего «бунта» — мои ошибки?
— Это не просто ошибки, Элисса, — Натаниэль заметил, что отчего-то делает сильный акцент на ее имени. — Речь идет…
— Довольно! — отрезала Кусланд. — Меня назначил сюда король Алистер, и я буду нести свое бремя, несмотря ни на что!
— Несмотря на то, сколько людей еще погибнет?
— А что ты предлагаешь мне, Натаниэль? Позволить заковать себя в кандалы?!
— Элисса, все можно уладить миром и ограничиться домашним арестом. Я буду говорить от твоего имени с баннами, присутствовать на всех мероприятиях, которые ты так ненавидишь. Расследование нападений будет и дальше продолжаться. Я буду держать тебя в курсе дела и советоваться с тобой.
— Но конечное решение будет за тобой, — печально усмехнулась Элисса.
— Именно. Так будет лучше для всех. Люди винят тебя во многих бедах, и сейчас их гнев возрастет еще больше. Поэтому прошу тебя, будь мудрой командующей и отойди в сторону.
Элисса замолчала и задумчиво повернула голову куда-то в сторону. Натаниэль быстро перевел взгляд, пытаясь понять, куда она смотрит.
— Иногда королеве нужно быть жестокой ради будущего ее королевства. Вчера я вынесла вердикт и взяла на себя всю ответственность за последствия. Мне с этим жить, — произнесла девушка. — А ты, Натаниэль, будь добр, верни сенешаля в его камеру и забери у него оружие. Тогда я забуду об этом инциденте.
— Пока ты будешь с этим жить, другие будут умирать, — настаивал мужчина. — Ты казнила человека без веских доказательств. А теперь играешь в благородство.
— Мои поступки продиктованы чувством долга, Хоу, — Элисса повысила голос. — Если ты не уйдешь, то, клянусь Создателем, я закую тебя в кандалы и посажу в камеру по соседству с Вэрелом.
— Элисса. Не надо!
— Это измена, Хоу!
Комната сверкнула, а через несколько секунд раздался раскат грома.
— Ты, Сигрун, Огрен, Вэрел — вы все подвели меня, оставили одну на растерзание политике, — оскалилась девушка. — Меня еще удивляет, что ты так открыто пришел в мою комнату, а не перерезал горло во сне, как это делали солдаты твоего отца в Хайевере.
«Она меня провоцирует!» — ноздри Хоу раздулись от злости, рука потянулась к мечу. Но разум подействовал подобно ведру воды и вовремя остановил инстинкт.
— Элисса, ты знаешь, что я — не мой отец. Именно поэтому ты сделала меня Серым Стражем. Я не бросаю тебя с твоим бременем, я хочу забрать его у тебя, чтобы ты ушла с честью и осталась той Элиссой Кусланд, за которой шли люди во время Мора.
Натаниэлю показалось, что Элисса замешкалась. Девушка внезапно перевела взгляд снова куда-то вдаль и пробормотала:
— А ты прав, яблоко от яблони…
Натаниэль быстро начал припоминать последние дни и странности поведения девушки. «Она словно ведет беседы с невидимыми собеседниками», — подумал он.
— Элисса, — настойчиво позвал ее Хоу.
Девушка снова посмотрела куда-то вдаль и прислушалась.
— Элисса! — почти прокричал Натаниэль.
Она перевела взгляд на Хоу:
— Ты предал меня. Вы все меня предали! — она обвела взглядом четверых гостей. — Что тебе пообещали орлесианцы, Хоу? Вернуть земли и титул эрла, которые у тебя отнял король Алистер?
«Она безумна!» — до Натаниэля дошла простая истина, которую он столь долго отрицал.
Молния снова колыхнула за окном, зеленые глаза Элиссы сверкнули, словно у дикой кошки во тьме.
— Ты ненормальная! — заключил Хоу. — Послушай, что ты говоришь! Ты везде видишь врагов, убийц, заговорщиков и орлесианцев. Создатель, да ты превратилась в Логейна! И на что ты готова ради «защиты своей родины»? Сколькими жизнями пожертвуешь? Будешь продавать эльфов в рабство тевинтерцам? Подсылать отравителей к тем, кто тебе мешает? Или бросишь Алистера посреди поля боя?
Элисса резко выдохнула. Натаниэль выругал себя за несдержанность: он взбесил ее вместо того, чтобы успокоить.
— Анора, ты была права: королева должна уметь окунуть руки в кровь, чтобы защитить свое государство! — воскликнула Кусланд.

Все произошло практически одновременно: комнату озарила новая вспышка молнии, Элисса бросила на пол один из флаконов, что стояли на столе, Натаниэль ринулся вперед, чтобы остановить девушку.
Воздух окутал серый дым, который поглотил даже предметы и стены. Видно было лишь красное свечение, по нему можно было догадаться, где располагается камин.
Гром ударил так внезапно и громко. Хоу невольно дернулся в сторону, словно ребенок, испугавшийся непогоды. Послышался вскрик. Натаниэлю показалось, что он увидел, как в серой мгле блеснуло лезвие. Его кто-то оттолкнул в сторону, он успел заметить, что это был сенешаль Вэрел. Старый воин успел выставить блок на один из клинков Элиссы, от второго он смог уйти. Прежде чем сенешаль атаковал, девушка растворилась в тумане, словно призрак.
— Ты такой же ублюдок и предатель, как твой папаша! — раздался голос откуда-то из комнаты.
Натаниэль подавил желание устремиться в гущу дыма. «Она меня провоцирует», — подумал мужчина.
— Это глупо Элисса. Я давно прошел период мстительного злобного мальчика! — крикнул в туман Натаниэль. — Давай заканчивать этот бардак. Выходи из тумана, иначе я начну думать, что легендарная Героиня Ферелдена — трусиха, которая во время Мора отсиживалась в палатке будущего мужа, пока тот сражался с Архидемоном.
Хоу подскочил к сенешалю:
— Нужно продержаться, этот дым развеется через несколько минут. Лучше всего стоять спиной к спине, чтобы не бояться удара сзади.
Натаниэль вспомнил о втором стражнике. Раздавшийся вскрик подтвердил его опасения.
Она вынырнула из тумана, словно моровой волк с горящими глазами. Элисса атаковала Натаниэля. Блокировать удары обоих клинков одним оружием — задача не из легких. Нога, корпус, нога, голова… Преимущество Хоу было в том, что его меч был немного длиннее, чем оружие Элиссы, мужчине жизненно важно было удержать девушку на расстоянии.
Вэрел же сообразил быстрее, он обошел Кусланд так, чтобы она оказалась между ними. Элисса быстро заметила эту махинацию и действовала соответствующе. Она нанесла удар, рассекая воздух перед Вэрелом, а заодно отгоняя его от себя.
Девушка использовала старую как мир тактику: если дерешься против двоих противников — построй их в одну линию.

Туман потихоньку стал рассеиваться.
Вэрел и Натаниэль напали на девушку практически одновременно. Общими усилиями им удалось оттеснить Кусланд в угол комнаты.
Кажется, Элисса начинала уставать и делать ошибки. Натаниэль не прекращал атаковать ее, чтобы окончательно загнать девушку в угол. Когда Хоу нанес удар сверху, Кусланд поймала его меч двумя клинками, а затем ударила мужчину ногой в живот. Натаниэль согнулся и отскочил назад, а клинки Элиссы перевели оружие Хоу куда-то в сторону. Пользуясь тем, что мечи Элиссы зажимали оружие Хоу, Вэрел нанес ей удар в незащищенную спину. Страж наклонилась, и клинок пронесся над ней, девушка в свою очередь выронила один из своих мечей, сделала ловкий выпад из полусогнутого состояния. Острие ее клинка вошло точно в горло сенешалю. Руки старого воина разжались, и он осел на пол.
Элисса и Натаниэль практически одновременно подняли с пола выроненное оружие. Теперь они были один на один. Девушка с двумя короткими мечами и мужчина с полуторучником. Сверкнула молния.
Они набросились друг на друга. Теперь речь уже не шла о том, чтобы кого-то оглушить или обездвижить. Нет, оба противника хотели одного — мести.
Натаниэлю нужно было как-то уровнять шансы. Поэтому он схитрил и сумел прижать своим полуторным мечом ее клинки к столу. Хоу быстро сжал обгоревшую левую руку в кулак и, сцепив зубы, несколько раз ударил Элиссу по лицу. Удары были не столько сильные, сколько быстрые.
Девушка отшатнулась, потеряв оружие. Кожа вокруг ее глаза стала багровой.
Теперь Натаниэль был с оружием, а Элисса — без. Она походила на загнанного зверя: растрепанная, вспотевшая, яростно дышащая и с безумными глазами, в которых не осталось ничего от той Героини Ферелдена, которой некогда восхищался Хоу.
Натаниэль двинулся к ней, выставив вперед меч и ожидая от Элиссы любой пакости.
Кусланд сделала свой ход. Она быстро отступила, отработанным, ловким движением достала кинжал из сапога и метнула в противника. Лезвие вошло Натаниэлю в плечо. Мужчина зашипел от боли. Он попытался дотянуться левой рукой до торчащего в нем кинжала. Элисса воспользовалась его заминкой — она обеими руками перехватила его правую руку с оружием и резко вывернула запястье, насколько смогла. Ногой она ударила его в колено.
Натаниэль бросил попытку вынуть застрявший в плече кинжал и левым локтем снова ударил девушку в лицо.
Элисса вскрикнула и потеряла от удара равновесие. Ее руки все еще сжимали запястье Хоу хваткой мабари, поэтому, падая, девушка потянула его за собой. Вдобавок Натаниэль поскользнулся в чьей-то крови, и они оба рухнули на пол.

Натаниэль и Элисса продолжили схватку, но это не было схваткой двух людей. Теперь по полу катались звери, жаждавшие крови друг друга. В ход шли любые грязные приемы и трюки.
В какой-то момент Натаниэль начал одерживать победу. Он сумел усесться на противницу сверху и нанести несколько болезненных ударов. Но Элисса не собиралась сдаваться так просто, она нашла слабое место Хоу. Девушка схватилась за кинжал, который все еще торчал в плече у мужчины, и провернула что есть силы. Натаниэль зарычал от боли. Элисса воспользовалась его слабостью и скинула с себя. Оказавшись сверху, она выдернула кинжал, резко потянув на себя. Это причинило противнику дополнительную боль.
Элисса собрала все те крохотные остатки сил, что у нее остались. Хоу дернулся, он думал, что девушка нанесет удар куда-нибудь в горло, Элисса же с криком вонзила кинжал в левую руку Хоу между указательным и средним пальцами и пригвоздила ее к дереву — кажется, лезвие прошло насквозь и частично погрузилось в пол.
Натаниэль зарычал от боли. Его многострадальной левой ладони явно не везло: вначале ожоги, теперь еще нож между пальцами. У мужчины, лежащего на полу, было два пути: либо попробовать вытащить кинжал из ладони другой рукой, либо… вырвать руку из-под лезвия так, чтобы оно прошло между средним и безымянным пальцем, не задевая кость, и успеть дотянуться до меча сенешаля Вэрела. Элисса тем временем уже обзавелась клинком и намеревалась прикончить бунтовщика.
Натаниэль выбрал болезненный вариант, он сжал зубы и резко дернул рукой, вырывая ладонь из-под кинжала, давая лезвию разрезать мягкую кожу. Его захлестнула страшная боль. Спустя какое-то время он наверняка пожалеет о своем мазохистском пути, но это будет намного позже. Освободившись, Хоу быстро дотянулся до клинка сенешаля Вэрела. В это же время Элисса обрушила на него свой меч…

В комнате стало необычно тихо. Так, что было слышно, как трещат поленья в камине. Полыхнула молния и помещение осветилось белым светом. А затем тишину нарушил раскат грома за окном.
Изумрудно-зеленые глаза Элиссы встретились с холодными серыми глазами Натаниэля. Девушка открыла рот и опустила голову вниз, глядя на лезвие меча, которое погрузилось в ее живот. Дрожь пробежала по телу Кусланд, ее оружие со звоном упало на пол. Натаниэль быстро встал и достал меч из Элиссы. Героиня Ферелдена застыла перед ним безмолвная, неподвижная. Страх… или сожаление отразилось на ее лице. Она упала, потеряв остатки сил. Натаниэль сел на пол, он бережно взял голову девушки и убрал с ее лица влажные рыжие пряди волос, слипшиеся от крови.
— Элисса, — прошептал мужчина. — Почему ты не послушалась?.. Прости меня.
Безумие и хаос. Казалось, весь пол кабинета поблескивал алым цветом. Мертвые солдаты, сенешаль, пострадавшая от драки мебель и дождь, бушевавший за окном. Раненый Натаниэль сидел на полу с умирающей девушкой на руках.

Дверь в кабинет резко отворилась.
Натаниэль успел подумать, что, если заявится служанка, она закричит, позовет стражу, и его арестуют. Наверное, разумнее было бы бежать, пока его не схватили за убийство командора. Но Хоу было все равно. Настолько, что даже если бы на пороге появился сам Алистер и захотел оторвать ему голову за убийство жены, Натаниэль не стал бы сопротивляться. Тем более что, по сути, он действительно убил Элиссу… Героиню Ферелдена, победительницу Архидемона и Матушки, женщину, которая сделала из него Серого Стража.

— Нам нужно отнести ее к Архитектору, — произнес женский голос.
Хоу оторвал взгляд от лица Элиссы и уставился на незнакомку, которая рискнула нарушить безмолвие. «Не может быть!» — закричал разум Натаниэля.
Молния сверкнула еще раз, осветив комнату белым светом, при котором Веланна показалась Хоу мертвецки бледной. На ее лице застыло, как обычно, недовольное выражение лица.
— Ты слышал меня, если мы поторопимся, то сможем ее спасти, — раздраженно произнесла эльфийка.
— Ты и понятия не имеешь, что здесь произошло!
Натаниэль мысленно фыркнул: чего-чего, а сочувствия к гибели «шемленов» от Веланны ждать было бессмысленно.
— Как раз-таки имею. Поэтому Архитектор и отправил меня сюда, как только вернулась.
— Значит, эмиссар имел отношение к твоему исчезновению, — подметил Натаниэль.
— Ты не понимаешь, что стоит на кону, — тяжело вздохнула Веланна. Подобным образом вздыхают родители, когда пытаются объяснить детям, почему нельзя играть с острыми предметами.
— Я понимаю то, что вижу, — отрезал Хоу. — Ты дала клятву Серым Стражам, затем внезапно исчезла и вот теперь явилась и призналась, что выполняла поручение Архитектора.
— Речь идет не о Серых Стражах, не об этом Амарантайне или каком-то другом шемленском государстве. Грядет то, что затронет весь Тедас… И, вообще, вместо того, чтобы допытываться у меня, — Веланна кивнула на Элиссу, — мог бы попробовать остановить ей кровь.
Натаниэль снова опустил взгляд на девушку у него на руках, ему показалось, что ее тело стало прохладнее.
Он позволил эльфийке достать травы из своей сумки и наложить повязку. Хоу оглядел других участников сражения — все кроме Элиссы были мертвы.

Натаниэль поймал себя на том, что силы уходят у него, а порванная рука напомнила о себе очень некстати. В какой-то момент мужчина скривился, сцепив зубы, и чуть не упал на пол. Ему почему-то не хотелось, чтобы Веланна видела его изнеможенность. Скрыть слабость так и не получилось, эльфийка подошла к нему, усадила на стул и обработала рану на плече и руке.
— Нам нужно торопиться, — приказным тоном произнесла Веланна, когда с первой помощью было окончено.
— Я знаю, как быстро и незаметно выбраться из Башни. Ты уверена, что Архитектор сможет помочь Элиссе?
— Он владеет необычной, но весьма сильной магией. Если мы сейчас не будем тратить время на разговоры, то он сможет спасти ее.
— Еще одно: ты сказала, что Архитектор прислал тебя сюда.
Веланна быстрым движением достала из сумки сухую траву и протянула ее Хоу:
— Узнаешь запах? — спросила она, Натаниэль покачал головой и эльфийка продолжила. — Это Lamirilanas. Долийцы иногда делают из него лечебный отвар. Но крайне редко, в малых дозах он может снизить жар и придать силы, в больших дозах сводит с ума.
— Сводит с ума, — эхом повторил Хоу.
— Вначале обычные кошмары, затем видения наяву, а после определенной дозы подсевший становится агрессивным и неуправляемым. В кланах пару раз бывали несчастные случаи вследствие лечения настойками на этих растениях, поэтому мы стараемся эту траву практически не использовать, — Веланна вздохнула и продолжила. — Так вот, в последний раз, когда Элисса отдавала свою кровь Архитектору, эмиссар нашел в ней достаточное количество этого растения. Поэтому он отправил меня.
— Какое благородство для порождения тьмы! — фыркнул Натаниэль и тут же замолк.
До Хоу начала доходить вся суть слов Веланны. Вряд ли Элисса сама раздобыла себе редкую эльфийскую траву, скорее всего, ей подмешивали ее в еду или питье.
Натаниэль резко закинул голову и рассмеялся.
Все это время он был уверен, что власть и ответственность подавили своей тяжестью командора и превратили в чудовище. Хоу ошибался, как и Вэрел, как и все остальные…
Настоящими чудовищами были те, кто все это затеял. Вся кровь — людей, сопровождавших караваны, рабочих в порту, лорда Эддельбрека, капитана Гаревела, сенешаля Вэрела и Элиссы — была на руках заговорщиков. Натаниэль и Элисса оказались всего лишь инструментами, пешками, которых заставили драться друг с другом, словно голодных зверей.
Хоу захотелось закричать, разбить что-нибудь рядом лежащее и посмотреть, как осколки, ошметки или щепки разлетятся по всей комнате.
Элисса на самом деле была лишь жертвой. Жертвой заговора.
Сколько вопросов. Кто во всем этом участвует? Выходит ли предательство за пределы Амарантайна и Ферелдена? Если да, то может оказаться, что все страхи Элиссы перед орлесианцами были не напрасны. Может, командор оказалась права, а никто не захотел ее слушать…

— Эй, да очнись же ты, она так кровью истечет! — раздался голос Веланны.
Хоу сконцентрировался на происходящем, нужно было спасти Элиссу. Натаниэль бережно взял девушку на руки, стараясь как можно меньше прикасаться раненой рукой к чему-либо.
Он мысленно поклялся себе в двух вещах. Первая — что донесет Элиссу к логову Архитектора, даже если по дороге сам истечет кровью. Вторая — Хоу намерен найти заговорщиков и поквитаться с ними, даже если ему придется в одиночку прочесать все Глубинные тропы, которые проходят под Амарантайном.
Натаниэль посмотрел в окно. Дождь закончился. Нужно было выдвигаться.



 

Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


23.11.2014 | Jaheira | 712 | натаниэль, Ненастье перед бурей, Jaheira, архитектор, фем!Кусланд, Ангст, Веланна, Экшн, Амарантайн, драма
 
Всего комментариев: 0

avatar