Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Ненастье перед бурей. Глава 18. Могущество и одиночество

к комментариям

Жанр: ангст, драма, экшн;
Персонажи: фем!Кусланд/Алистер, Огрен, Натаниэль/Веланна, Архитектор, Сигрун, Вэрел;
Статус: в процессе;
Описание: Элисса Кусланд — Серый Страж, Героиня Ферелдена и командор Башни Бдения Амарантайна. Сколько титулов для одного человека!
Шли годы, и Элисса начала понимать, что в политике статус героя — ничто. Тучи начали сгущаться, в Ферелдене настали тревожные времена. Сможет ли Элисса выбирать правильно, кто из старых друзей повернется к ней спиной, а кто останется верен до конца, кто потеряет все, а кто сможет выжить? Это история, которая затронет каждого их них и изменит навсегда…
Примечание автора: Эта часть является связующей с третьей игрой. Время действия — последняя глава Dragon Age 2.
Предупреждение: смерть персонажа, насилие, нецензурная лексика.


Он хорошо умеет вышибать людей палкой из седла, но это еще не делает его умным.
(Дж. Р.Р. Мартин, «Песнь льда и пламени»)


Веланна шныряла по Амарантайну в поисках нужного дома.
Когда-то давно во время визита отряда Элиссы в город Хоу попросил командора навестить его сестру. Времени было много, а дел не очень, поэтому Кусланд, конечно же, дала добро на эту незапланированную встречу.
Веланна помнила тот визит, он был достаточно коротким и в то же время безумно нелепым. Делайла пригласила всех в «новый» или «старый» дом, или «старый дом, но новый, потому что его вернули семье Хоу»… Эльфийка тогда толком не разобралась во всех тонкостях с жилищем, да и зачем? Ведь она с самого начала была против этой идеи. Зачем идти обедать в доме у шемленской семьи, если можно сделать это в таверне? Пустая трата времени. Но Веланну, конечно же, никто не стал слушать, поэтому пришлось смириться.
Как и ожидалось, все было крайне нелепо. Натаниэль и Сигрун сюсюкались и возились с ребенком: в лучших традициях шемленов давать чаду понять, что оно центр мира и все его капризы нужно тут же удовлетворять! Элисса не испытывала интереса к ребенку, зато спокойно вела застольную беседу с сетрой Натаниэля.
Веланна же все время проскучала, сидя столбом на стуле и тщательно пресекая все попытки Делайлы завести с ней разговор.
Эльфийка оторвалась от воспоминаний, развилка впереди заставила ее задуматься о правильности своего пути. Веланна неуверенно сделала выбор и поспешила дальше.
Долийка сосредоточилась на дороге и вскоре остановилась возле предполагаемого особняка. Веланна знала, что у строений шемленов чаще всего имеется несколько входов, и если подозрения Хоу насчет продажных стражников верны, то крайне неосмотрительно было бы заходить через главный.
Эльфийка посмотрела на калитку и небольшой забор, окружавший дом. Она прошлась вдоль ограждения, подальше от калитки, внимательно изучая здание. Веланна высмотрела часть жилища, откуда на двор вело меньше всего окон, и решила перелезть через забор.
Долийка мысленно выругалась, когда увидела нескольких шемленских зевак, которые, открыв рот, смотрели, как эльфийка в облегающем зеленом платье с длинными разрезами, соблазнительно тянущимися до бедер, и татуировками, столь не свойственными городским плоскоухим, перелезает черед ограждение.
Долийка быстро перемахнула через забор, надеясь, что зрители спектакля быстро разойдутся.
Веланна скрипнула зубами, она хотела не привлекать лишнего внимания, но теперь выставила себя на всеобщее посмешище. Унизительная участь для бывшей Первой Хранительницы долийского клана.

Эльфийке не понадобилось много времени, чтобы найти вход. Как правило, дверь для слуг не запирали с внешней стороны днем, когда те вовсю должны были хлопотать о комфорте хозяев.
Помещение, в котором оказалась Веланна, походило на человеческую кухню. Эльфийка миновала несколько комнат, но, заслышав звуки, напоминающие резкие шаги, она быстро вернулась и укрылась за одной из арок.
Неизвестный быстро оказался на кухне и начал производить ряд звуков. Судя по скрипу, он открывал какие-то шкафчики. Один за одним. Послышался негромкий вскрик:
— Вот ты где, гаденыш! Думал спрятаться?!
— Пощадите, я ничего не расскажу!
— Закрой пасть и делай как велят! Возможно, тогда останешься цел!
Веланна выглянула в арочный проем. Незнакомец в доспехах стражи с обнаженным клинком стоял возле шкафа, из которого вылезал эльф-слуга. Плоскоухий был напуган и лебезил перед вооруженным человеком, что не помешало тому пнуть ногой заложника и нанести несколько поучительных ударов, пока жертва была на полу.
Лицо эльфа-слуги было бледным от ужаса. Даже когда мучитель свалился на пол, сраженный волшебной стрелой Веланны. Плоскоухий, казалось бы, еще больше побелел. Он несколько минут не знал, как завести разговор со спасительницей, а потом наконец выдавил:
— Вы долийка?
— Что здесь случилось? — спросила Веланна, не считая нужным отвечать на глупый вопрос.
— Пришел какой-то человек, выдавал себя за сержанта. Сказал, что его прислал брат хозяйки, чтобы защитить всех, кто живет здесь, и велел всем жителям и слугам собраться в одном месте дома. А когда все стянулись к одной комнате, стало понятно, зачем им это надо было. Я выполнял поручение в погребе, поэтому явился позже остальных и увидел, как они обнажили мечи, тогда мне пришлось бежать и прятаться.
— Здесь есть дверь. Почему ты не выбежал на улицу?
— Я не успел. Вначале мне пришлось прятаться в погребе, но когда его принялись прочесывать, я удрал оттуда и смог закрыться в детской. Когда они вышибли дверь и там, я выдал себя, но успел сбежать. С тех пор тот стражник бегал за мной по пятам. Я надеялся, что он подумает, будто я удрал через дверь, чтобы потом спокойно выйти наружу, — нервно пересказал слуга.
— Сколько их всего? — спросила Веланна.
— Не знаю. Но мне кажется, не очень много. Иначе я не смог бы так долго прятаться.
Эльф примерно рассказал, в какой комнате нужно искать заложников. Веланна аккуратно ступила в указанном направлении. Она велела плоскоухому убираться из дому. Ей не нужен был союзник, храбрости которого хватало только на то, чтобы прятаться во всех щелях здания.

Веланна потянулась к магии. Почувствовала ее прикосновение, незримое для обычных глаз, но от этого не менее смертоносное, чем удар клинка. Первая решила драться с помощью долийской магии.
Сила, умение обращаться с которой передавалось испокон веков от Хранителей к долийцам. Последнее время Веланна использовала магию Архитектора. Могущество эмиссара поражало, но в то же время вся сущность эльфийки напрягалась от соприкосновения с этой магией, она чувствовала некоторое отвращение. Словно Веланну вначале окунали в грязь, которая въедалась в кожу и постоянно навязывала желание смыть ее с себя.
Веланна остановилась возле двери и обрушила на нее свою силу. Долийка быстро укрылась возле стены — и правильно, так как агрессоры тут же отреагировали на ее вторжение: в проходе просвистел болт.
Пришло время показать, что не только черная, как сама тьма, сила Архитектора обладает разрушительной силой! Веланна призвала магию долийцев, ее тело наполнилось теплом, словно фигуру закутали в мягкое одеяло.
Долийка направила свою силу в пол. Возле ее ног уже начали образовываться маленькие зеленые побеги, которые на глазах превращались в крепкие стебли. Словно большие змеи растения поползли в комнату.
Веланна не отпускала магию, давая ей полную свободу на рост во все стороны. Природа всегда найдет выход, лазейку, что бы ни построил человек и как бы он ни попытался ограничить ее.
Из комнаты, в которую уползли заросли, послышались: возгласы удивления, ругань, женский визг и радостный крик ребенка: «Мама, смотри, растения! Они убивают плохих дядей!»
Эльфийка поняла, что ее черед настал. Долийка поспешно пробежала через дверной проем, где могла бы стать легкой мишенью. Оказавшись в комнате, первым делом она принялась высматривать стрелков.
Арбалетчиков было двое: один на балконе сверху следил за заложниками, сидящими внизу в углу комнаты. Второй стоял недалеко от Веланны и уже выпускал арбалетный болт в неожиданно появившуюся чародейку. Наконечник вошел в мягкую плоть растения, которое вынырнуло перед взором арбалетчика. Послышался крик, «зеленый хищник» добрался до стрелка на балконе, и тот плашмя упал вниз.
Стражники действовали неорганизованно. Кто-то пытался подбежать к эльфийке, кто-то к заложникам; кто-то едва успевал перепрыгивать через корни, которыми был окутан пол в комнате, кто-то — нет. Один из стражников, бежавший в к заложникам, умудрился достичь своей цели: он схватил одного мальчугана, находящегося поближе к нему. Мужчина, сидевший на полу, кажется, муж Делайлы, попытался помещать похитителю, схватив его за руку, в которой тот зажал оружие. Стражник успел отреагировать: он увел руку в сторону и ранил мужчину в ногу.
Альберт упал на колено. Мальчик с криком вырвался, похититель попытался схватить его еще раз, но несколько растений одновременно схватили стражника и повалили на землю. Упавший пытался сопротивляться, но стебли опутывали его сильнее и сильнее, пытаясь погрузить колючки в его тело.
Несколько стражников ввязались в отчаянную драку с растениями. Они начали рубить растения и даже более-менее удачно: несколько рассеченных «зеленых змей» упало на пол. Но, судя по крикам, им удалось найти незащищенные от доспехов места на теле человека.
Нескольким стражникам удалось перерубить пару стеблей растения. Сердце долийки внезапно больно кольнуло.
Сила природы. Такая родная и знакомая… Когда Архитектор начал обучать Веланну своей магии, эльфийка неожиданно для себя стала экспериментировать с родной магией. Долийка больше не отрабатывала годами отточенные заклинания, которые передавались от Хранителей. Нет! Она начала придумывать новые и изменять старые.
И только в этом бою Веланна начала осознавать, насколько в действительности возросла ее сила. И дело даже не в тех нескольких смертельных трюках, которые показал ей эмиссар. Когда-то давно долийке казалось, что она достигла предела своих возможностей. Как же глупы и наивны были ее мысли! Однозначно, Веланна превзошла свою наставницу — Хранительцу.
И какую цену пришлось заплатить за всю эту мощь? Ее собственный народ изгнал ее.
Веланна издала яростный рык. Растение схватило последнего противника и несколько раз с силой ударило о стену. Послышался хруст, конечности бедняги вывернулись в неестественном положении. Растение нанесло еще несколько ударов и ослабило хватку, давая обмякшему телу возможность упасть на пол.
Все кончено. Эльфийка отпустила магию. Сила ушла, как и состояние теплоты и защищенности. Долийка знала, что сейчас огромные растения и исполинские корни, опутавшие пол, растворятся, словно бы их никогда и не было.

Веланна почувствовала себя уставшей. Сколько же силы прошло через ее тело? Слабость навалилась на нее, ее собственные ноги оказались плохой опорой, такие хилые и маленькие. Они подвели эльфийку, заставив упасть на четвереньки. Несколько минут Веланна стояла так. Со стороны наверняка казалось, что девушка глупо смотрит в пол. На самом деле долийка пыталась привыкнуть к своему весу, старалась заставить слабые руки оттолкнуться от пола.
Люди, зажатые в углу, начали подниматься на ноги. Веланна позабыла про заложников, пока не увидела приближающийся подол платья сестры Хоу.
Эльфийка собрала волю в кулак и сумела оттолкнуться от пола: вначале руками, затем выставила одну ногу, оперлась и сумела перенести вес. Долийка успела встать на ноги, прежде чем человеческая женщина предложила ей помощь.
Делайла внимательно осматривала Веланну, словно не зная, с чего начать разговор. Эльфийку же не интересовала женщина, она смотрела сквозь нее, а мысли долийки вновь возвращались к только что произошедшей битве.
Веланна потратила много сил на то, чтобы искать утраченные знания своего народа, вплоть до того, что записывала самые нелепые легенды, в которых упоминались долийцы. Стоит ли цепляться за прошлое или нужно учиться всему заново, чтобы превзойти своих предков?
— Вас прислал мой брат. Я помню вас, — произнесла Делайла.
«Если бы я только могла поделиться всеми знаниями, которые обрела за последние годы со своим народом», — печально подумала Веланна.
— Когда они собрали нас и навели оружие, я так испугалась за жизнь своего сына, — продолжила сестра Хоу.
«Если бы я могла предупредить свой народ о всем том, что вот-вот обрушится на мир».
— Я не знаю, что за магию вы применили. Отступница вы ли нет. Мне все равно, потому что я и моя семья обязаны вам жизнью.
«Мой клан изгнал меня, но я все равно сделаю все, чтобы уберечь свой народ от грядущего кошмара».
Веланна сама до конца не понимала, с какими силами ей предстоит драться, чтобы отстоять этот мир. Скорее всего, она погибнет.
— Двери в наш дом всегда открыты для вас.
«Если я спасу свой народ, то ценой своей жизни. Никто не узнает про это. Обо мне не сложат легенды, которые впоследствии долийские Хранители будут передавать следующему поколению».
Никто так и не узнает, каков был вклад Веланны в общее спасение мира. Она умрет неизвестной и ненавистной для своего народа.
Веланна посмотрела на сестру Хоу. Ей не нужна была людская благодарность. Эльфийка хотела развернуться и молча покинуть дом, но камнем замерла на месте. Комната, в которой кипел бой, изменилась… Раньше вся магия Хранителей исчезала при разрыве контакта мага с нею. Веланна же, похоже, сумела установить связь с окружающей ее природой.
Пол в комнате потрескался, наверняка вниз уходило множество слоев камней. Люди любят крепкие основания. Несмотря на это, из низа то и дело пробивались мелкие кустики. Практически все окна были выбиты, и через них уже пробивались какие-то вьющиеся растения. В крыше зияла дыра, через которую свешивалась ветка дерева. Такая сильная и крепкая, с множеством мелких побегов и листиков. Сквозь отверстие, которое проковыряла ветка в крыше, проходили теплые лучи солнца. Сияние наполняло комнату каким-то мистическим ореолом. Походило все это на какую-нибудь полуподземную заросшую гробницу, а не жилую комнату шемленов.
Люди ходили, открыв рты, от одного куста к другому.
Веланна горько подумала о том, что сейчас они, возможно, радуются, испытывают восхищение. А через несколько часов все это заменится обычным шемленской практичностью: «Как нам здесь это убрать, чтобы жить дальше?»
Кусты повыдирают, стекла заделают, вьющиеся растения оборвут, а ветку спилят.
«Жаль», — подумала Веланна и покинула дом.

Эльфийка поспешила по улице. Ей нужно было вернуться к Хоу. Одному лучнику продираться в логове противника с союзниками-стражниками, которые в любой момент могут ударить в спину, будет крайне сложно. Натаниэль отослал ее прочь практически из самой гущи битвы. Чем больше Веланна думала об этом, тем все более дурацкой казалась эта идея. Нет, конечно, насчет стражников и опасности по отношению к его семье Хоу оказался прав… Но все равно…
«Глупый, самонадеянный шемлен!» — в очередной раз подумала эльфийка, ноги так и несли ее по обратной дороге, она уже не задумывалась над маршрутом, а просто бежала по улочкам.
К тому же Веланна хотела рассказать о том, что она спасла жизнь драгоценной сестры Хоу. Эльфийка удивилась ходу своих мыслей. Ей было абсолютно наплевать на благодарность женщины и ее семьи, но отчего-то очень хотелось услышать слова одобрения Натаниэля. Странно.
Веланна мысленно вернулась к произошедшей битве в доме. Эльфийка могла применить магию Архитектора и управиться с противниками в разы быстрее. Да и местная фауна не повредила бы жилище шемленов. Но долийка предпочла магию своего народа. Почему? Потому что она помнила, с каким ужасом смотрела Темный Волк на останки своих людей, даже на хладнокровном лице Хоу тогда отразилось удивление.
Веланна мысленно запнулась. Так выходит, она не использовала магию эмиссара, потому что боялась реакции шемленов? Что за бред! С каких пор ей есть дело, что о ней думает люд?
Веланна отложила мысли об этом вопросе и заметила людей, столпившихся возле дома, где располагался вход в логово Темного Волка.
Долийка принялась продираться сквозь толпу, многим из них явно не понравилась, что какая-то низкорослая эльфийка отпихивала их, но сделать они ничего не успевали, так как долийка стремительно и пробиралась вперед.
Увы, со стражником в доспехах такой фокус не получился. Веланна несколько раз попыталась проскочить за его спину, но каждый раз постепенно закипающий от гнева человек едва ли не пихал ее обратно в толпу.
— У вас, эльфов, вроде уши острые, чтобы слышать, и голова имеется, чтобы соображать. Еще раз говорю: сюда вход запрещен! — теряя терпение, почти кричал на нее стражник.
Веланна нисколько не удивилась человеческому хамству и уже с помощью магии хотела преподать урок этому шемлену, как в дело вмешался Натаниэль. Он шепнул грубому человеку что-то на ухо, тот нехотя пропустил Веланну. Прежде чем эльфийка произнесла хоть что-то, Хоу спросил ее:
— Что с Делайлой?
— Она и ее семья в порядке. Стражники мертвы, — коротко, словно солдат, рапортовала Веланна.
— Спасибо, — быстро ответил Хоу и тут же добавил: — Мне нужно, чтобы ты вернулась в Башню Бдения и отвела Марис к своему клану, как мы ей и обещали.
Прежде чем Веланна успела ответить или хотя бы кивнуть в знак согласия, мужчина отошел от нее, оставив одну в шумной толпе зевак и с хамом стражником.
И все, чего она так ждала, свелось к короткому: «Спасибо!»
Эльфийка немного опешила. «Веланна, проследи за тем! Веланна, спаси мою семью! Веланна, иди в Башню Бдения и отведи плоскоухую предательницу к своему клану!» — почему бывшая Первая клана терпит такое обращение с собой?!
Веланна фыркнула. Она обязательно напомнит Хоу, что она не плоскоухая служанка на побегушках.
Эльфийка практически зашипела. Стражник, которого она так долго пыталась обойти, уже инстинктивно потянулся к оружию, но увидев, что нервная долийка разворачивается и уходит, мысленно поблагодарил Создателя.


***


Хоу вернулся к констеблю Айдану. Тот вновь бросил взгляд на руку собеседника. Натаниэль уже сделал пару попыток зажать рану, но проклятая кровь не желала останавливаться. Алые пятна на повязке и одежде привлекали ненужное внимание. И, конечно же, боль. Ее-то можно было терпеть, но она напоминала о себе в самый неподходящий момент. Хоу старался не показывать свои мучения, но иногда гримаса проступала на его лице. Констебль уже несколько раз предлагал Натаниэлю перевязать рану, но тот вежливо отказывался.
Хоу не хотел, чтобы какой-нибудь лекарь нашел под его повязкой странную корку отвратительного цвета. Это вызвало бы слишком много ненужных вопросов.
Натаниэль рассказал констеблю о продажных стражниках.
— Я знал сержанта достаточно длительный период времени. Мы не были друзьями, но каких-либо подозрений он никогда не вызывал, — покачал головой Айдан.
— Сколько еще таких людей, которые годами продавали сведения Темному Волку? Стоит внимательно присмотреться к вашим подчиненным. Проверьте всех, особенно тех, чье поведение во время проведения ареста показалось кому-то странным, или тех, кто якобы случайно упустил беглецов.
— Остается еще такой фактор, как человеческая небрежность.
— Или предательство, — заключил Хоу.
— Мы можем потратить много времени, начав шарахаться от собственной тени, и посеять семена недоверия, — покачал головой Айдан.
— А можете поймать предателей, которые в ином случае вонзили бы вам нож в спину.
— Похоже, вы совсем утратили веру в людей, Хоу.
— Я всегда думал, что служители закона, сталкиваясь с нелучшими проявлениями человеческой натуры, становятся отъявленными циниками, — парировал Натаниэль.
— Я стараюсь верить в своих людей. В любом случае мы допросим тех, кого выловили на выходах из подземелий. Если бы раздобыли хоть какую-то информацию, я бы мог понять, насколько слепы мы были все это время.
— Увы, Тамра все сожгла вместе с собой. Повезло, что огонь не распространился наверх и никто не пострадал.
Натаниэль почувствовал, как жидкость потекла по его пальцам. Он уже знал, что это, поэтому постарался сделать вид, будто ничего не замечает. Возможно, констебль, занятый беседой с Хоу, не заметит струйку крови, которая сейчас стекает по его руке.
Проницательный взгляд Айдана снова опустился на ранение Натаниэля.
— Хоу, я не могу смотреть на вашу руку, позвольте нашему штатному лекарю ее осмотреть, нужно хотя бы остановить кровь.
— Вы видели, как я разговаривал с настойчивой эльфийкой, — внезапно произнес Хоу.
— Да.
— Она мой личный лекарь, и если она узнает, что мою руку осматривал кто-то посторонний…
— Я понял. Гнев разъяренный женщины еще хуже, чем открытая рана, — рассмеялся констебль. — Только не затягивайте с первой помощью. Как только я что-либо узнаю, сообщу вам.
— Хорошо, — согласился Хоу.
— Да. Последний вопрос. Леди Тамра была связана с теми нападениями на торговые караваны?
Темный Волк был одним звеном в целой цепочке заговора. Хоу помнил, что Тамра упоминала о могущественных союзниках. Кроме того она занималась информацией, вряд ли ее люди, разносящие сплетни, смогли бы организовать засады, да еще и справиться с капитаном Гаревелом и его людьми. Нет, этим определенно занимались подготовленные бойцы.
Оставался еще маг, который атаковал Хоу в порту. Среди людей Тамры никто не пытался защищаться с помощью магии, чему Натаниэль был тогда несказанно рад. Значит, чародей все еще на свободе.
— Так, что насчет нападений? — повторил вопрос Айдан.
— Да, — коротко ответил Хоу.
— Командор казнила лорда Эддельбрека и других разбойников, которых обвинила в нападениях. Выходит, все они были неповинны?
— Они были виновны все до единого, — уверенно солгал Натаниэль и добавил: — Тамра подтвердила это.


***


Веланна испытала облегчение, когда покинула Башню Бдения. Слишком долго ей пришлось за сегодня слоняться среди людских построек. Тесные улочки, в которых люди сливались в толпы и в результате прижимались к эльфийке так сильно, что ей приходилось вдыхать обилие запахов человеческого пота. Ко всем прелестям тесного контакта прибавлялся постоянный гул и периодически возникающая ругань.

Веланна продвигалась вглубь леса. Как и было оговорено, она вела с собой Марис, чтобы попробовать пристроить ее к долийцам. Плоскоухая всю дорогу шла молча, за что бывшая Первая была ей благодарна.
До острого слуха Веланны донесся звук растягиваемой тетивы. Впереди показались трое. Бывшая Первая подняла руки, показывая свои намерения, и сделала несколько шагов вперед. Постепенно Веланна смогла разглядеть охрану: двоих охотников она хорошо помнила, а третий был ей незнаком. Судя по лицам, они тоже узнали ее. Эльфийка взяла на себя смелость сделать еще один шаг и попыталась произнести приветствие.
Стрела сорвалась с тетивы и вошла в землю недалеко от ноги Веланны.
— Ни шагу дальше!
Первая даже не посмотрела на говорящего, ее внимание было приковано к оперению стрелы, застрявшей в земле.
Когда-то давно Веланна стояла по ту сторону и сама разглагольствовала на тему того, что слишком наглых чужаков стоит легонько ранить в назидание другим шемленам. Хранительница упрекала ее за поспешные решения и неумение думать о последствиях своих решений.
Веланна всегда была предана своему народу, даже будучи в изгнании, она думала о том, что может сделать для них. Это просто было несправедливо и неправильно, что стрела ее собрата сейчас торчала у ее ног!
Эльфийка подняла глаза и увидела подошедшего эльфа, того самого, с которым некогда говорила от ее имени Элисса.
— Сколько лет прошло. Не думал, что увижу тебя живой.
«Он даже не удосужился поприветствовать меня», — подумала Веланна.
— Столько лет прошло, а вы все еще здесь, — заметила бывшая Первая.
— Нам есть повод опасаться? Ты снова решила мстить шемленам?
— Опасность может исходить не только от шемленов. Скоро все изменится. И вам лучше покинуть это место, укрыться там, где будет безопаснее.
— Мы сами решим, куда и когда будем выдвигаться, — холодно произнес эльф. — Что-нибудь еще? Кстати, не советую тебе делать еще шаг. Веланна сцепила зубы. Она еле сдерживалась, чтобы не огрызнуться. Если бы не Марис, которую ей нужно было сбагрить сородичам, Первая высказала бы уже, что она думает обо всем этом.
— Она хочет вступить в клан, — произнесла Веланна.
Марис легонько скривилась; судя по ее лицу, она думала о том, что долийка настолько ее презирает, что даже не удосужилась запомнить имя.
— Подойди, — повелительно произнес эльф.
Первая знала, что он обращался не к ней, а к спутнице. Ситуация становилась все более унизительной. Плоскоухая эльфийка, которая всю жизнь пресмыкалась перед шемленами, теперь шла к долийцам, в то время как луки охотников были нацелены на Веланну.
Марис быстро обыскали, убедившись в отсутствии оружия, с ней заговорили. Первая слышала весь разговор.
— Зачем ты пришла к нам?
— За мной охотятся. И, скорее всего, в любом людском городе меня ждет смерть.
— Ты хочешь, чтобы мы приняли тебя из жалости? — удивился эльф.
— Я не знаю, — покачала головой Марис.
— Тебя не волнуют ни твоя сущность, ни наследие твоего народа. И ты даже не скрываешь этого.
— Я никогда не задумывалась об этом.
— Не лучший способ проситься в клан, — заметил эльф. — Знаешь, что я вижу в твоих глазах? Искупление. Ты предала чье-то доверие и теперь жаждешь искупить свою вину. Я прав?
— Я служила двум женщинам, которые хорошо обращались со мной. Мне пришлось предать их обеих, и теперь я стою здесь.
— Переживаешь из-за шемленов. Удивительно! Впрочем, — тут эльф перевел взгляд на Веланну, — мы не любим шемленов. Но излишняя ненависть не привела нас ни к чему хорошему. Посему аndaran atish’an, надеюсь, что здесь ты найдешь себя лучше, чем в мире шемленов.
Веланна смотрела, как эльфы принимают к себе Марис. На душе стало горько, какая-то черная змея обвила ее сердце и неспешно сжимала свои кольца.
Веланна боролась с желанием пойти вперед и посмотреть, насколько сильно ее здесь ненавидят и сорвется ли хоть одна стрела с луков охотников, чтобы лишить всем ненавистную изгнанницу жизни.
Долийка не решилась на шаги, которые в итоге могли быть стать для нее самоубийственными.
Веланна не знала, радоваться своему здравомыслию или обвинить себя в трусости. Что ж, оставалось вернуться обратно в Башню Бдения.



 

Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


09.12.2014 | Jaheira | 700 | натаниэль, Ненастье перед бурей, Jaheira, архитектор, фем!Кусланд, Ангст, Веланна, Экшн, Амарантайн, драма
 
Всего комментариев: 0

avatar