Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Ненастье перед бурей. Глава 7. В плену у гнева

к комментариям

Жанр: ангст, драма, экшн;
Персонажи: фем!Кусланд/Алистер, Огрен, Натаниэль/Веланна, Архитектор, Сигрун, Вэрел;
Статус: в процессе;
Описание: Элисса Кусланд — Серый Страж, Героиня Ферелдена и командор Башни Бдения Амарантайна. Сколько титулов для одного человека!
Шли годы, и Элисса начала понимать, что в политике статус героя — ничто. Тучи начали сгущаться, в Ферелдене настали тревожные времена. Сможет ли Элисса выбирать правильно, кто из старых друзей повернется к ней спиной, а кто останется верен до конца, кто потеряет все, а кто сможет выжить? Это история, которая затронет каждого их них и изменит навсегда…
Примечание автора: Эта часть является связующей с третьей игрой. Время действия — последняя глава Dragon Age 2.
Предупреждение: смерть персонажа, насилие, нецензурная лексика.


Смерть окончательна и подводит жуткий итог,
в то время как жизнь полна неисчислимых возможностей.
(Дж. Р.Р. Мартин, «Песнь льда и пламени»)

 

Она дошла до Башни Бдения. Стражники едва узнали в промокшей, грязной и местами окровавленной девушке своего командора.
Капитан Гаревел, дежуривший в Башне, хотел было спросить что-то у Элиссы, но та резко оборвала все его попытки хоть что-нибудь произнести. Кусланд поинтересовалась, знает ли он четверку весельчаков, которые играли в карты за обедом несколько дней назад. Поразмыслив несколько мгновений, капитан кивнул. Командор тут же приказала найти единственного из этой компании, кого она не встретила на ферме — длинноволосого блондина.

Лил дождь, но Элисса не пыталась спрятаться под навес, наоборот, она прошла в середину двора, откинула капюшон и высоко подняла голову. Даже несмотря на потрепанный вид командора, поза получилась весьма внушительной.

Двор начал заполняться людьми — не всякий раз Кусланд возвращалась в Башню в таком состоянии. Уже по одному ее виду можно было понять, что кому-то не поздоровится. Каждый в толпе искренне надеялся, что предметом внимания командора стал не он. Наконец из казармы вышел капитан Гаревел, ведя за собой сонного блондина.
«Как же он похож на брата, — отстраненно отметила Элисса. — На брата, который упал на землю, захлебываясь в собственной крови…»

Юноша предстал пред суровым ликом Кусланд. Командор вглядывалась в его глаза, стараясь найти там отголоски злобы и подлости. Что ей делать дальше — задавать вопросы, чтобы вырвать у него признание, запугивать, подловить на лжи?
Перед глазами Элиссы предстала девушка-крестьянка, которая пыталась бороться с насильником и заплатила за это своей жизнью.
Кусланд сделала шаг к блондину. Он не отводил взгляда, и командор пыталась понять, есть ли что-то человеческое и правдивое в этом смазливом личике. Не успев отдать себе отчет в своих действиях, Элисса схватила его за плечи и ударила коленом в промежность. Парень согнулся, а Кусланд тут же нанесла удар кулаком по лицу. Через пару секунд блондин оказался на мокрой от дождя земле. Командор уселась на него сверху, одной рукой немного приподняла его, вторую занесла для удара.

— Зачем ты пошел в армию? — зарычала Кусланд. — Чтобы быть сильнее других?
Не дождавшись ответа, она ударила.
— Чтобы грабить и насиловать безнаказанно? — еще один удар.
— Вас отправили в те земли для защиты! — Элисса даже не заметила, как ее кулак окрасился в алый цвет, а лицо юноши залила кровь.
— Что же ты чувствовал, когда от вас ждали помощи, а вы пришли и стали насиловать дочь старика?!

Кусланд снова замахнулась. Внезапно кто-то остановил ее — это был Натаниэль. Она попыталась вырваться, но на помощь Хоу подоспел сенешаль Вэрел. Два воина сумели поднять ее на ноги и оттащить от лежащего на земле парня.
Командор хотела вырваться, в ярости она кричала:
— Что ты чувствовал, подонок?!

В висках стучали слова: «Что ты чувствовал? Что?!»


***


Кусланд стояла посреди своего кабинета, в руках у нее была кружка с теплым эльфийским отваром. Мокрая и заляпанная кровью одежда все еще была на ней. Натаниэль, сенешаль и капитан Гаревел молча стояли перед Элиссой, практически по стойке смирно, и слушали ее рассказ.

— Капитан Гаревел, — обратилась Элисса к подчиненному, как только закончила рассказ, — соберите небольшой отряд. Возьмите с собой тех людей, которым доверяете. На всякий случай прихвати нескольких Стражей. Во-первых, в них я уверена больше, чем в наших… — Элисса помедлила. «Продажных наемниках?» — солдатах. Во-вторых, если в нападениях повинны порождения тьмы, то Стражи смогут почуять их издали и предупредить вас. Я хочу, чтобы вы объехали все земли лорда Эддельбрека и узнали от крестьян, как с ними обращаются солдаты. Учтите, селяне могут быть запуганы, так что одних вопросов будет недостаточно. Допрашивайте их, убеждайте — их обидчики не уйдут безнаказанными.
— Как вы поступите с теми солдатами, которые превысили свои полномочия? — капитан Гаревел внимательно посмотрел на командора.
— Повесить всех до единого, — не колеблясь, произнесла Элисса. — Можете начать с того длинноволосого блондина.
Комната погрузилась в молчание, только слегка потрескивали дрова в камине.
— Я бы не торопился выносить вердикты, заканчивающиеся казнями, — начал сенешаль Вэрел.
— Согласен, — поддержал сенешаля капитан Гаревел.

Элисса удивленно изогнула бровь; обычно эта парочка редко соглашалась друг с другом. Капитан всегда был на стороне ужесточения дисциплины и решительных действий, сенешаль же, будучи старше, всегда старался подсказать Элиссе компромисс и часто напоминал ей о «милосердии».

— Вы считаете, что, если предатели, которые поклялись оберегать жизни других людей, плюют на честь и клятвы и творят такое, по-вашему, они не заслуживают смерти? — Элисса сжала губы и скрестила руки на груди.
— Я считаю, что такие решения не следует принимать, основываясь на эмоциях, — невозмутимо ответствовал сенешаль.
— Поймите, командор. Я считаю, что ублюдок еще легко отделался, — подхватил капитан, — сейчас его лечат после того, как вы его отметелили, и вряд ли он в ближайшее время куда-то денется. Я приказал обыскать его и забрать все вещи, а также поставил стражу в лазарет.
— Вы меня не поняли, — покачала головой Кусланд, — я не хочу, чтобы он был отправлен в тюрьму, я хочу, — тут ее голос стал жестким и бескомпромиссным, — чтобы его казнили, и я могла спокойно заглянуть в глаза того старика и сказать, что все виновные наказаны! Кроме того, я хочу, чтобы вы не распространялись о причинах моего поступка, пока капитан Гаревел не допросит крестьян. Не хочу спугнуть тех, кто причастен.
— Командор, вы на глазах у ваших же людей, ничего не говоря, избили юношу до полусмерти, — взял инициативу Вэрел. — Повесите его — как это будет выглядеть в глазах других солдат? Что вы на пустом месте казните!
— То, что они сделали на ферме, — не пустое место! — в ярости воскликнула Элисса.
— Вы должны это доказать. Привести того старика как свидетеля, чтобы он ткнул пальцем в виновного и рассказал, что натворил тот человек, — спокойно пояснил Вэрел.
— Вы не видели его глаза, когда он держал тело своей мертвой дочери, — Кусланд печально покачала головой. — Я не могу заставить его прийти сюда и вновь пройти через тот кошмар.
— Это сложный путь, командор, но он правильный, — изрек сенешаль. — Ваши подчиненные должны видеть, что вы наказываете людей за проступки, а не вешаете их на пустом месте. Пусть капитан отправится завтра к старику и заставит его приехать сюда. Что касается опроса других крестьян, — Вэрел перевел взгляд на капитана, — будьте осторожны. Вначале они будут откровенны, а потом, когда узнают, что солдаты были наказаны, то могут начать тыкать пальцем в каждого не понравившегося им стражника.
— Хорошо, — командор устало махнула рукой, — посмотрим завтра, когда вы, капитан, вернетесь обратно. На сегодня все.

Сенешаль и капитан вышли, Натаниэль хотел последовать их примеру, но Элисса остановила его.
— Ты так ничего и не сказал, — с укором проговорила Кусланд. — Что ты думаешь обо всем этом?
— А я должен был что-то сказать? — холодно произнес мужчина.
— Да, должен. Ты же мой помощник, ты обязан иметь свое мнение и принимать решения, а не стоять мебелью.
— Тогда позвольте, командор, чтобы мебель удалилась, — процедил Натаниэль. — Она слишком проста для вашего интерьера.

Несколько минут они смотрели друг на друга. Хоу показалось, что зеленые глаза Элиссы пылают от ярости, либо это языки пламени отражались в ее зрачках.
Мужчина ждал: он не мог выйти, не дождавшись приказа Элиссы. Она же ожидала, когда Натаниэль двинется к двери, чтобы окончательно обрушить на него свой гнев. Кусланд мысленно посчитала до десяти — Натаниэль не сделал ни единой попытки шагнуть в сторону выхода.
Элисса была упряма, она могла стоять так долго, просто из принципа, но как это будет выглядеть со стороны? На ее земле творится Создатель знает что, а она играет в гляделки с подчиненным! Подчиненный? Натаниэль стал для нее прежде всего другом, как она могла забыть про это?

Элисса глянула на Хоу — тот стоял на месте и все так же холодно смотрел на нее.
Если Натаниэль пробудет у нее в кабинете всю ночь, на следующий день вся прислуга в Башне Бдения будет трактовать это по-своему. А фантазия у прислуги чаще всего бедная.

Элисса сделала пару вдохов, чтобы успокоиться:
— Прости, Натаниэль. Я сорвалась на тебе.
Он сошел со своего места и приблизился к ней, все так же смотря в ее глаза:
— Ты уже давно приняла решение, и мое мнение ничего бы не изменило. Теперь я могу уйти, пока никто из слуг не заметил, что я торчу темной ночью в покоях командора?
— Да.
Он ушел, разминувшись в дверях с Марис. Эльфийка помогла Элиссе снять грязную мокрую одежду, а также принесла воды для бадьи.

Говорят, что процедура принятия ванны обладает успокаивающим эффектом, но даже теплая вода и смесь трав, которую кинула в ванну служанка, не могли окончательно успокоить Кусланд. Человеческое тело способно на невероятные вещи, о которых мы порою даже не подозреваем. Так Элисса, которая утром едва передвигала ноги с помощью девушки, вечером смогла драться, доковылять до Башни и еще побить блондинчика.
Сейчас командор почувствовала, что телу снова вернулась усталость — ей казалось, что она вот-вот рассыплется на кусочки. Кусланд вздрагивала каждый раз, как мочалка соприкасалась с синяками. В вечерней драке она заработала их немало.


***


Двое стражников недовольно покосились на Огрена, но все же пропустили гнома, ведь он был Серым Стражем.

В помещении находилась кровать, на которой лежал длинноволосый юноша. Некогда у него была смазливая мордашка, сейчас же лицо было изуродовано последствиями выброса гнева Элиссы. Одна бровь рассечена, юноша периодически подносил к ней тряпку и содрогался от боли, на том же месте был синяк, который принял отвратительный фиолетовый оттенок и вздулся так, что один глаз был практически не виден. Губы были рассечены в нескольких местах.

Огрен подошел к кровати, на которой лежал юноша, и произнес:
— Ну, это… — попытался выразить некое подобие сочувствия гном. Вот только его манера общения подразумевала, что собеседник не всегда мог верно понять сказанное. — Командор не сказала, за что она так тебя отделала?
— Понятия не имею, — буркнул юноша.
— А то, что она выкрикивала, когда тебя била, про «дочь какого-то старика»?
— Я понятия не имею, гном!
— Я знаю Стража давно, она уж, когда сердится, так обычно есть за что.
— Если ты мне не веришь, то зачем спрашиваешь? — вспылил юноша, но тут же успокоился. — Клянусь Создателем, Огрен, я понятия не имею, почему эта стерва накинулась на меня!
— Ты мог бы сказать ей, — с сомнением пробасил Огрен.
— Она командор, да и еще и королева. Думаешь, мне следовало бы отбиваться от нее? — фыркнул блондин. — Чтоб меня за это повесили?
— Вряд ли бы Элисса такое сделала, — гном почесал в затылке. — Хотя в последнее время она своей одержимостью и яростью мне Бранку напоминает. Но я не за этим пришел. Помнится, была у меня одна сложная ситуация, и вы, ребята, меня угостили, при том что это могло вызвать гнев Кусланд. Я не знаю, за что тебя посадили… ну, просто хотел поблагодарить, что прошлый раз вы меня тогда угостили.
Огрен достал бутылку.
— Вряд ли я смогу в ближайшее время это выпить. Командор выбила мне зубы и рассекла губу, — парень криво усмехнулся и тут же поморщился от боли. — Разве что я захочу жестко продезинфицировать раны.
— Ты знаешь, каких усилий мне требовало достать эту бутылку?! — оскорбился Огрен.
— Ладно, тогда выпью, — юноша махнул рукой. — Когда мне станет… немного легче, а пока спрячь ее под кровать.



 

Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


08.11.2014 | Jaheira | 815 | натаниэль, Ненастье перед бурей, Огрен, Ангст, Экшн, Амарантайн, драма, фем!Кусланд, архитектор, Jaheira
 
Всего комментариев: 0

avatar