Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Ненастье перед бурей. Глава 16. Разрубая узел. Часть 1

к комментариям

Жанр: ангст, драма, экшн;
Персонажи: фем!Кусланд/Алистер, Огрен, Натаниэль/Веланна, Архитектор, Сигрун, Вэрел;
Статус: в процессе;
Описание: Элисса Кусланд — Серый Страж, Героиня Ферелдена и командор Башни Бдения Амарантайна. Сколько титулов для одного человека!
Шли годы, и Элисса начала понимать, что в политике статус героя — ничто. Тучи начали сгущаться, в Ферелдене настали тревожные времена. Сможет ли Элисса выбирать правильно, кто из старых друзей повернется к ней спиной, а кто останется верен до конца, кто потеряет все, а кто сможет выжить? Это история, которая затронет каждого их них и изменит навсегда…
Примечание автора: Эта часть является связующей с третьей игрой. Время действия — последняя глава Dragon Age 2.
Предупреждение: смерть персонажа, насилие, нецензурная лексика.


— Что это за вонь? — спросил его северянин.
Это запах смерти, подумал Джейме, но вслух сказал:
— Дым, пот и дерьмо — одним словом, Королевская Гавань.
С хорошим чутьем можно унюхать также измену. Ты никогда
прежде не бывал в больших городах?

(Дж. Р.Р. Мартин, «Песнь льда и пламени»)


Марис спустилась по лестнице вниз, она терпеть не могла это место в Башне Бдения. Наверное, для эльфа естественно недолюбливать подземелья, будь то погреб или темница. Другое дело гномы, они-то должны обожать такие места.
Марис посмотрела на пустой и практически погруженный во тьму коридор. Что-то недоброе было в это месте, все естество эльфийки вопило о том, чтобы повернуть обратно и броситься вверх по лестнице.
Марис замерла. С одной стороны, ее терзал суеверный страх перед подземельем и, как следствие, навязчивое нехорошее предчувствие. С другой стороны, Хоу четко приказал эльфийке явиться сюда, значит она, как послушная служанка, выполнит его поручение.

Марис вошла в комнату для допросов, мужчина уже сидел за столом и ждал ее, небрежно развалившись на стуле. Эльфийка немного побаивалась этого человека, наверное, из-за его холодного взгляда, за которым сложно было прочесть его истинную натуру. Марис содрогнулась, вспомнив рассказы о Рендоне Хоу. Конечно, множество из страшных историй были придуманы после смерти эрла, но многие его поступки действительно пугали, особенно если вспомнить судьбу семьи Кусландов.
Марис посмотрела в глаза мужчине. Ей они показались то ли необычайно холодными, то ли насмешливыми, а может, и презрительными… Она не могла понять. Понять настрой командора было гораздо легче, чем этого мужчины. В конце концов, Натаниэль приказал ей явиться в подземелье. Марис была личной служанкой Элиссы, но она все равно оставалась всего лишь эльфийкой, и Хоу мог заманить ее сюда и сделать с ней все, что угодно.
Как только служанка переступила порог, дверь за ней резко закрылась. Марис дрогнула из-за скрипа засова, но не слишком удивилась такому повороту. Значит, предчувствия ее не обманывали. Эльфийка обернулась, чтобы посмотреть на того, кто закрыл дверь, и теперь уже изумилась. Судя по татуировкам, перед Марис была долийка. У нее было серьезное лицо, соломенные волосы, собранные сзади, и зеленый облегающий костюм.
— Вы что-то хотели у меня узнать, господин? — неуверенно произнесла Марис, поворачиваясь обратно к Хоу.
— Присаживайся, Марис, — бесстрастно произнес Натаниэль.
Эльфийка неуверенно присела.
— Что-то ты разволновалась, — словно прочитал ее мысли Хоу и продолжил: — Выпей — может, полегчает.
Натаниэль толкнул к ней чашку. Марис не нужно было заглядывать в нее. По запаху она догадалась, что это был тот самый отвар, который она приносила Элиссе. Видимо, командор по какой-то причине не успела его выпить, он был почти не тронут и совсем остыл.
— Что, брезгуем собственноручно приготовленной отравой?
— Господин, я не понимаю, о чем вы, — Марис опустила глаза, сейчас она была похожа на девочку, которая разбила любимую мамину вазу и теперь, потупив взор, должна была выслушать все упреки.
— Я и многие другие могут подтвердить, что видели, как ты приносила Элиссе приготовленный для нее отвар.
— Я его не готовила, а лишь относила… — начала эльфийка, но Хоу резко перебил ее.
— Повара говорят иначе.
— Я не знала, что это зелье может причинить вред. Моя мать готовила его для меня, когда я болела.
— Сильно сомневаюсь, чтобы мать в здравом уме поила этим зельем свое дитя, — заметила доселе молчавшая эльфийка.
Марис бросила взгляд на незнакомку. Служанка гадала, стоит ли рассчитывать на сочувствие или помощь от соплеменницы. Чем раньше Марис это поймет, тем быстрее сможет оценить свои шансы и выйти из воды сухой. Эльфийка сделала более перепуганное лицо и умоляюще посмотрела на долийку. Незнакомка не стала мучить ее неведеньем, а сразу расставила все точки над «и».
— Не смотри на меня так, я презираю таких, как ты, которые, наплевав на свое наследие, прогибаются под законы людей.
Марис быстро отвернулась от эльфийки. Во взгляде Хоу на долийку промелькнул упрек.
— Ты знаешь, Марис, — продолжил Натаниэль, — что многие хозяева даже не знают, как зовут их слуг. Да, впрочем, имя не всегда важно знать, когда нужно найти провинившегося и выпороть его. Иногда хозяева любят телесные наказания, которые будут о себе напоминать в дальнейшем. Например, удары хлыстом, которые оставляют шрамы. Иногда слуг могут привязать на несколько дней, и раны могут загноиться и причинять немыслимую боль. Конечно, у нас в Ферелдене это не так распространено, как где-нибудь в Орлее, где эльфов могут держать как ручных зверушек, или в Тевинтере в качестве рабов. Но и здесь тоже бывают жестокие хозяева. Скажи мне, Марис, Элисса хоть раз велела тебя высечь?
— Нет, господин, — Марис опустила глаза.
— Она придиралась или била тебя за плохо застеленную постель или прочую мелкую ерунду?
— Нет.
— Солдаты приставали к тебе, а Элиссса закрывала на это глаза?
— Нет, господин, командор была добра ко мне.
— Поэтому ты ее травила? В качестве платы за нормальное отношение и доверие к служанке-эльфийке?
— Я не травила ее, господин, — Марис так и не отрывала взгляд от стола.
— Это бесполезно, — вмешалась Веланна. — Предлагаю запереть ее здесь, а вместо воды и питья приносить ее же зелье. Через несколько дней она сама на коленях будет молить нас о быстрой смерти и избавлении от своих видений.
— Но вы этого не сделаете, — Марис оторвала глаза от стола. — Командор этого бы не одобрила.
— Значит, теперь она прячется за спиной у Элиссы. Какая низость! — бросила долийка. — Кстати, судя по реакции, ты не удивилась, узнав, что зелье вызывает видения, потому что прекрасно об этом знаешь.
— Люди совершают жестокие вещи, когда их доверие предают, — пожал плечами Хоу.
Марис посмотрела на своих тюремщиков. Эльфийка думала, что обычно, когда допрос ведут двое, они делятся ролями доброго и плохого. Сейчас же оба были настроены негативно по отношению к Марис, каждое слово Хоу говорил с леденящим спокойствием, долийка же, напротив, демонстрировала все свое презрение и нисколько не питала дружеских чувств к соплеменнице.
Они задавали вопросы. Марис вяло отвечала, иногда просто бессмысленно смотрела на стол. Эльфийка потихоньку начала осознавать, что это мрачное подземелье, возможно, станет ее местом обитания на некоторое время. Через несколько дней ее могут хватиться. А когда найдут здесь, ей придется доказывать, что она ничего не рассказала своим тюремщикам. Как бы хорошо к ней ни относились, Марис выдала себя и позволила так глупо схватить. Вряд ли ее оставят в живых.
Натаниэль и Веланна, убедившись, что больше ничего не добьются, направились к выходу.
— Подождите, — негромко произнесла эльфийка. — Командор действительно была очень добра ко мне. Но если я расскажу вам что-либо, меня убьют.
— Мы можем защитить тебя, — Натаниэль сделал шаг в ее сторону.
— Не сможете.
— Отправить из Амарантайна.
— Все не так просто. Их люди настигнут меня. Вы просите рискнуть моей жизнью — а это на данный момент все, что у меня имеется — ради «шемлена».
— О, смотри. А что-то от эльфов у этой плоскоухой все-таки есть, — язвительно вставила Веланна.
— Значит, страх — это то, что удерживает тебя, — сделал вывод Хоу.
— Не только. Элисса Кусланд была не единственным человеком, которая добивалась преданности своих людей с помощью хорошего отношения к ним.
— Служить двум господам сложно, — произнес Хоу, скрестив руки на груди. — Тебе придется сделать выбор. Элиссу ты уже предала. Но если ты хоть немного сожалеешь о содеянном, то твое сотрудничество может стать первым шагом к искуплению.
— Мне очень жаль, но помочь я вам не смогу.


***


Натаниэль в задумчивости рассматривал карту Глубинных троп, сделанную одним гномом, рядом лежало несколько карт местности. В дверь постучали. Как не вовремя!
Хоу подумал, что в следующий раз лучше будет убраться из кабинета Элиссы.
Стук повторился. Натаниэль подумал, что если он не ответит, а затем кто-то из солдат увидит, как он выходит из кабинета командора, это зародит ненужные сомнения. Поэтому он быстро произнес то самое банальное и обыденное слово, которое произносится в таких ситуациях:
— Войдите.
Дверь отворилась солдат переступил порог и застыл по стойке смирно.
— Простите, сэр, я искал командора, — произнес незнакомец.
— Ее сейчас нет, ей что-то передать?
— У меня персональное дело к ней, — незнакомец внимательно посмотрел на Хоу, который всем своим видом показал, что ждет пояснений, и продолжил: — Я просто хотел бы поблагодарить ее. Дело в том, что я участвовал в плане по захвату разбойничий банды, той самой, которую казнили недавно. Во время нападения на караван я потерял сознание из-за жидкости, которой в нас бросили, мне сказали, что именно командор, вопреки изначальному плану не высовываться, затащила меня в укрытие.
Натаниэль удивленно посмотрел на солдата. За последние дни Хоу услышал столько грязи в адрес Элиссы, и теперь нашелся человек, который не ненавидит командора, а преисполнен к ней благодарности. На фоне всего произошедшего это было нечто из ряда вон выходящее.
— Я передам ей, что вы приходили, — произнес Хоу, и солдат покинул комнату.

Натаниэль собрал карты и направился к выходу. Когда он дошел до своего кабинета и вывалил на стол карты, то почувствовал облегчение. По крайней мере здесь Хоу сможет спокойно подумать.
Через несколько минут после того, как он уселся за изучение карт, дверь в комнату отворилась. Вошла Веланна. Похоже, эльфийка презирала людской обычай стучать в двери или же не замечала, что такая традиция вообще существует. Так же бесцеремонно она подошла к столу и принялась разглядывать разложенные нам нем карты.
— Что изучаешь? — вместо приветствия спросила Веланна.
— Местность. Пещера, в которой Элисса встречалась с Темным Волком. Там есть подземное озеро. Меня интересует, ведет ли оно куда-то.
— Решил заняться информатором, совравшим Элиссе? Среди людей, которые кормили Кусланд ложью, есть еще слуга казненного лорда, который дал ложные показания. И гном — автор карты Глубинных троп.
— Одно дело тихо заточить Марис. Другое — прийти с солдатами в поместье лорда Эддельбрека. Если мы начнем арестовывать всех подряд, то привлечем ненужное внимание, — покачал головой Натаниэль.
— Если этот Темный Волк торгует информацией, то он наверняка весьма скользкий тип с множеством продуманных вариантов отступления. Поймать его будет непросто.
— Именно поэтому я не хочу лишний раз привлекать внимание и кого-то арестовывать.
— А при чем здесь подземное озеро? — Веланна снова посмотрела на карты.
— При том, что когда-то это был маршрут контрабандистов. Через него твари и полезли в город. Элисса и Дворкин исследовали то озеро и, найдя несколько проходов, заделали их. Из туннеля есть два выхода. Один — которым пользовалась Элисса в разрушенном доме за городом, второй ведет в трактир «Корона и лев».
— Я помню, как мы нашли это люк, — подтвердила Веланна. — Значит, ты хочешь встретиться с Темным Волком. Ты воспользуешься входом, который использовала Элисса. А кто-то другой будет дежурить в таверне и проследит за незнакомцем.
— Кто-то другой, — Хоу внимательно посмотрел на собеседницу.
— Долийка будет очень неприметна в толпе шемленов, — фыркнула Веланна.
— Я бы поручил это кому-то из солдат Башни Бдения, если бы был уверен, что никто из них не всадит мне нож в спину. Так что, нравится тебе это или нет, ты единственная, кому я могу довериться в этом деле. Поэтому я прошу тебя надеть нечто не так кричащее «Я — долийка» и выдать себя за какую-нибудь эльфийку, которая пришла в гостиницу по чьему-то поручению.
— Может, поменяемся ролями?
— Ты хочешь вести переговоры с Темным Волком? — с сомнением спросил Хоу. — Плохая идея.
— Почему?
— Потому что ты придешь на встречу и начнешь доказывать Темному Волку, что лично он виноват во всех бедах твоего народа. К тому же если я пойду в таверну, то, скорее всего, раскрою наши планы: думаю, заговорщики отлично знают мое лицо. Слежка провалится, не успев толком начаться.
— Хорошо, но мне это очень не по душе, — согласилась Веланна.


***


Натаниэль посмотрел на стены города. Интересно, сколько секретов хранит Амарантайн? Если Хоу начнет проливать свет на одну историю из прошлого, потянет ли это за собой целую вереницу неприятных фактов, тщательно погребенных под прочным слоем лжи?
Натаниэль потянулся к левой руке. Вначале ожоги, затем нож. Даже вспоминать было больно, как он вытаскивал руку, давая лезвию возможность разрезать мягкую ткань. Лишь магия могла вылечить такого рода раны, в противном случае Хоу мог остаться на всю жизнь с покалеченной левой рукой.
Натаниэль вспомнил, как Архитектор залечивал его. Как из-под длинных пальцев эмиссара появилось свечение и прикоснулось к коже. Первое ощущение было неприятным, словно по тебе ползет какое-то насекомое, чуть спустя Натаниэль привык к ощущению магии Архитектора. Ему даже показалось нечто знакомое или даже «родное» в его чародействе. Наверное, из-за скверны.
Архитектор наложил сверху какие-то мази неизвестного происхождении, которые вскоре превратились в отвратительного вида черную корку. Из-за ее броского вида приходилось носить на руке повязку.
С другой стороны, Натаниэль не чувствовал боли, которая возникает при заживлении ран. Это компенсировалось тем, что мужчина периодически ощущал зуд под повязкой. Иногда Хоу мог не обращать на это внимания, а порою хотелось содрать все тряпки и дать волю инстинкту.

Мужчина переключился с мыслей о ране на предстоящую встречу. Фигура в плаще уже ждала его.
При виде Натаниэля, закутанного в плащ, Темный Волк насторожился, положив руку на эфес меча, висевшего у него на поясе.
— Темный Волк, я пришел от имени Элиссы Кусланд, — спокойно произнес Хоу, показывая руки как знак того, что он не будет бросаться в атаку.
— Тогда можешь ей передать, что я не веду дела через посредников, — отрезал незнакомец.
— Я бы передал ей все, если бы знал, где она. Командор пропала, и мне нужно ее найти.
— Тогда удачных поисков, — пожал плечами незнакомец.
— И это все? Нанимательница, которая щедро оплачивала твои услуги, пропадает, а ты нисколько не заинтересован в этом. Что-то мне не верится.
— Скажем так, ее исчезновение все меняет, — проговорил мужчина.
— А я-то думал, что это твоя задача — сообщать нанимателю новости, которые могут его шокировать, а не наоборот, — легонько поддел его Натаниэль. — В любом случае, мне кажется, что найти ее будет выгодно нам обоим. Я щедро заплачу за любую информацию о ее местонахождении.
— Какая похвальная преданность. Только учти, это будет недешево.
— Я согласен, только вначале информация, затем деньги.


***

 
Хоу взял в левую руку лук и несильно сжал оружие. Рана дала о себе знать, но неприятные ощущения были сносны. Натаниэль наложил стрелу на тетиву и сжал лук чуть крепче. Боль накатила волной, и, не думая сбавлять темп, Хоу сжал зубы и попытался оттянуть тетиву назад для выстрела. Мужчина выронил лук из-за боли раньше, чем успел сделать выстрел.
— Ты что творишь?! — окликнул его разозленный голос Веланны.
— Стрельба меня успокаивает и дает возможность подумать, — пояснил Хоу.
— Это была очень глупая затея. Ты мог сломать корку, которая оберегает рану.
— А если бы я ее повредил?
— Тогда тебе пришлось идти к Архитектору. Не стоит с этим шутить: многие раны такого рода могут изувечить на всю жизнь, а магия эмиссара позволяет тебе вылечиться в кратчайшие сроки. Потерпи немного, скоро снова сможешь стрелять.
Они ушли со двора Башни Бдения. Весь путь был проделан молча. Хоу опасался, что обрывок их разговора может услышать служанка или солдат, который является чьим-то доносчиком. Всего за какие-то пару дней атмосфера в крепости для Натаниэля кардинально поменялась. Теперь это уже не был форпост, охраняющий спокойствие обычных людей, это было запутанное логово, где за каждым шагом тебя мог ждать предатель.
Хоу пропустил Веланну вперед в свой кабинет и плотно закрыл дверь. Эльфийка велела мужчине сесть на стул и принялась разматывать повязку.
Натаниэль наблюдал за движениями ее рук; пальцы эльфийки были тоньше, чем у обычных людей, но не казались ломкими или хрупкими. Забавно, Веланна всю жизнь провела в лесу, но кожа на руках не была грубой, как у служанок в Башне.
Эльфийка несколькими ловкими движениями размотала повязку. В нос Хоу ударил запах. Черная корка выглядела не только отвратительно, она и пахла так же. «Наверное, так выглядит затянувшиеся раны на порождениях тьмы», — подумал Натаниэль.
— Ты молчаливее обычного, — заметил Хоу. — Что ты успела узнать?
— Я потеряла Темного Волка, — нехотя признала свою ошибку Веланна.
— Он заметил тебя?
— Не думаю.
— Что он делал? Куда ходил?
— Почти целый день он целенаправленно шастал по городу и встречался с разными людьми — представителями гильдии, слугами, работягами; судя по одежде, несколько знатных людей тоже беседовали с ним. Одного из тех, с кем он беседовал, я узнала.
— Не томи, ты уже разожгла мое любопытство, — произнес Натаниэль, все еще глядя на то, как эльфийка накладывает мази на руку.
— Одним из собеседников был торговец, муж твоей сестры.
— Альберт, — Хоу оторвал взгляд от черной корки, посмотрел на Веланну и резко встал со стула.
— Ты куда? — спросила эльфийка.
— Обратно в Амарантайн.
— Ты придешь туда поздно, а вернешься с наступлением темноты. Это не очень разумно.
— Я должен знать точно.
Хоу практически вылетел из комнаты. Веланна вздохнула. Долийка, презирающая людей, осталась одна в человеческом форпосте, в котором вовсю витал дух измены и лжи. Эльфийка заперла дверь в комнату и устало навалилась на стену.


***


Делайла открыла дверь и, увидев на пороге брата, заключила его в объятия:
— Я волновалась за тебя.
— Что-то случилось? — спросил немного удивленный Хоу.
— Случилось!? — опешила сестра. — Лорда Эддельбрека казнили без суда, а на следующий день сенешаль Вэрел погиб при таинственных обстоятельствах. Говорят, что Элисса Кусланд не в себе, и на нее уже было как минимум одно покушение.
— Делайла, — мягко произнес брат, — я не могу обсуждать это с тобой. Прости. Все не так плохо, как ты думаешь.
«Все гораздо хуже. И в этом может быть замешан твой муж», — произнес внутренний голос Хоу, но вслух он произнес лишь:
— Может, впустишь меня в дом?
— Да, конечно. А что у тебя с рукой?
— Небольшая рана, — отмахнулся Хоу, словно это была царапина. — Скажи, это Альберт сообщает тебе все последние новости?
— Он торговец, ему постоянно приходится общаться с людьми. Так что да, порцию сплетен я получаю от своего мужа.
Говорят, хороший торговец знает, в какое время ему нужно появиться и в каком месте. Альберт наверняка относился к их числу, так как дверь отворилась, и он собственной персоной оказался на пороге.
— Натаниэль, не ожидал увидеть тебя здесь, да еще и в такое позднее время.
— Я бы хотел поговорить с тобой, Альберт, наедине.
Делайла непонимающе покосилась на брата, но, видя, что тот настроен серьезно, послушно отправилась по своим делам. Альберт и Хоу последовали в одну из комнат. Натаниэль закрыл дверь на засов.
— Это было необязательно, — заметил Альберт. — Может, перейдем к делу? А то вся эта таинственность начинает меня пугать.
— Я перейду к делу, — заверил его Хоу. — Сегодня днем ты общался с человеком, который называет себя Темным Волком.
— Не понимаю, о чем ты, — Альберт скрестил руки на груди.
— Ты не единственный предприниматель, с кем говорил Темный Волк. Он шантажировал тебя?
— Послушай, мои торговые дела не должны никоим образом тебя касаться.
Натаниэль подскочил к Альбрету, Хоу почти что взял его за шкирку и прижал к стене.
— Значит, торговые дела?! — угрожающе произнес Натаниэль. — Ты хоть представляешь, что это за люди и какие вещи они творят?! Тот самый пожар, который недавно произошел в порту. Это их рук дело! Они спалили людей заживо, потому что мне нужно было узнать название одного-единственного корабля! Одно судно стало причиной гибели всех тех работников! И это далеко не полный список действий твоего «компаньона». Когда ты заключал с ним сделку, ты хоть задумывался, что это может угрожать жизням Делайлы и сына? — Натаниэль потянул Альберта за одежду на себя, а затем резко ударил о стену. — Приходила такая мысль в голову?!
— Ты не понимаешь, Натаниэль! Не все так просто. Я бы никогда не стал рисковать жизнью Делайлы и моего сына.
Хоу отпустил Альберта. Торговец отошел от разгневанного мужчины:
— Если они такие сволочи, как ты говоришь, то, если я расскажу тебе все, что знаю, они могут причинить вред моей семье.
— Это и моя семья тоже. Я сделаю все, чтобы их защитить.
— А если ты не сможешь? — опасливо произнес Альберт.
— А если Темный Волк решит, что ты слишком много знаешь и тебя нужно убрать, пока кто-то не вышел на его след?
— Ты не понимаешь, — покачал головой Альберт. — Я практически ничего не знаю. Я один из множества торговцев, с которыми они контактируют.
— Мне нужна любая информация.
— Ладно. Я начал вести с ним дела давно, еще до брака с Делайлой. Мой отец умер, а мне нужно было как-то разгрести все то, что на меня свалилось. Это было очень сложно, знаешь, одна ошибка по неопытности, вторая ошибка по недальновидности, и в какой-то момент я оказался на грани того, чтобы потерять все свое имущество. Темный Волк, а вернее один из его агентов, предложил мне помощь, и я согласился.
— Ты не думал, к каким последствиям это приведет?
— В том-то и дело. Эти люди не работают как банды, которым платишь деньги, а они повышают цены, а затем приходят толпой и угрожают тебе и твоей семье. Нет. Работая на них, я не должен был шантажировать или грабить кого-либо. Ничего противозаконного.
— Тогда что ты должен был делать?
— Эти люди уверяли меня, что работают только с информацией. Моя задача была распространять слухи. Человек приходил ко мне, давал небольшую плату или информацию, которая могла бы быть мне полезна, а я в ответ должен распространять слух, который они мне скажут. Как видишь, никакой грязной работы или чего-то опасного. А будучи торговцем, вести беседы о последних новостях — совсем обычное дело.
— Эти люди ни разу не угрожали тебе за все время твоего с ними сотрудничества? — скептически переспросил Хоу. — И не было никаких поступков, которые заставили бы тебя задуматься о своем компаньоне?
— В том-то и дело, что нет. Знаешь, иногда хорошее отношение работает гораздо лучше, чем угрозы, — пожал плечами Альберт.
— Что-то похожее я уже сегодня слышал, — пробормотал Натаниэль. — Ты знаешь что-нибудь о местонахождении Темного Волка?
— Нет, его агенты всегда сами приходят к кому нужно. Думаю, если хочешь их найти, то тебе нужно захватить кого-то из них.
— Может, знаешь что-нибудь еще? Подумай, важна любая мелочь.
— Это все, — пожал плечами Альберт.
— Понятно.
— И что теперь? Ты говорил, что эти люди виновны в пожаре в порту. Моей семье что-то угрожает?
— Нет, Альберт. Пока я не узнал ничего такого, что могло бы вывести меня на них.


***


Натаниэль вернулся в Башню Бдения, когда ночь уже полностью вступила в свои права. Хоу осторожно подошел к двери в кабинет Элиссы Кусланд, достал ключ и, стараясь действовать как можно тише, провернул его в замке. Рендон Хоу вел записи всех судебных дел, которые проходили в Амарантайне, в особенности каких-то важных, где вердикт выносил именно эрл. Натаниэль помнил, как помогал Элиссе немного разгрести библиотеку и наткнулся на книгу с судебными делами. Командор пожелала, чтобы книга находилась в ее кабинете.
Натаниэль подумал о Марис и о слуге, который оклеветал лорда Эддельбрека, и нашел связующее звено: они оба некогда служили ныне покойной леди Тамре. Еще Хоу вспомнил об одном происшествии в прошлом еще до того, как он отправился в Вольную Марку.
Натаниэль посмотрел на даты, записанные в начале книги, — кажется, именно ее он и искал. Хоу быстро вышел и закрыл апартаменты Элиссы на ключ.

Натаниэль направился в свою комнату. Как только он вошел, чутье подсказало ему о присутствии кого-то постороннего. Быстро оглядевшись, мужчина увидел Веланну, которая спала на его кровати. Хоу успокоился, убрав руку от меча. Он подошел поближе: эльфийка, свернувшись калачиком, спала на покрывале, рядом лежал ее посох. Во сне выражение вечного презрения к шемленам-угнетателем спало с ее лица. Спящая, она напоминала просто хрупкую девушку, которая, судя по всему, пыталась согреться во сне. Хоу открыл шкаф и достал оттуда покрывало. Как только он накинул его на Веланну, эльфика резко проснулась, в ее руке тут же замерцало синеватое пламя:
— Ты что творишь? — полусонно прошипела девушка.
— Я подумал, что тебе холодно, вот и принес покрывало. Да, кстати, это моя кровать.
— Я знаю, думала, пока тебя нет…
— Понимаю, можешь не вставать, — произнес Натаниэль, но Веланна, словно в противоположность его слов, слезла с кровати.
— Это твоя кровать, я не имела права ее занимать.
— Ну да, лучше свалиться на пол от усталости, чем спать на кровати благородного, да, «миледи»? — поддел ее Хоу.
— Я просила меня так не называть, — прорычала Веланна, беря в руки посох.
— И что будешь делать? Пойдешь спать во двор? Найдешь дерево с крепкими корнями и укроешься свежевыпавшей листвой?
— Ты издеваешься надо мной и над обычаями моего народа.
— Нет, — покачал головой Натаниэль. — Только над тобой, а точнее, над твоей гордостью.
— Ну, предположим, я займу эту кровать. А где ляжешь ты?
— Постелю себе что-нибудь на пол. Кстати, спать я еще не собирался.
— Узнал что-либо от своего родственника? — перешла к делу Веланна.
— Практически ничего нового. Но у меня появилась пара мыслей, в любом случае, чтобы найти логово Темного Волка, мне необходима информация от Марис. И мне нужна твоя помощь, чтобы убедить ее.
— Убеждение — это больше по твоей части и части командора. Я не люблю тратить много времени и сразу перехожу к угрозам. В случае с нашей пленницей это не сработало.
— Марис — слуга, у нее есть хозяин, который хорошо с ней обращается. Что я могу предложить ей взамен? — рассуждал вслух Хоу. — Дать денег и предоставить возможность удрать в другое место, где она сможет стать слугой неизвестно кого или, на крайний случай, попробует начать свое дело? Нужно нечто иное и намного более ценное. Например, свобода и возможность жить среди своего народа.
— Я поняла, к чему ты клонишь. Но вряд ли, — покачала головой Веланна. — Быть долийцем не так уж просто, мы выживаем в лесу, охотимся, в любой момент можем столкнуться с шемленами. У нас много обычаев, которым мы следуем. Это полная изменчивости и далеко не простая жизнь. Я встречала плосокухих, которые предпочитали жить среди людей, потому что жизнь в качестве слуги была более предсказуема. Свобода — это право, а иногда необходимость решать что-либо самому. Не всем это приходится по вкусу.
— Отчего-то мне кажется, что Марис не из тех, кто ищет комфорта в своей жизни. Стать доверенной служанкой, докладывать о действия командора, а затем медленно спаивать ее зельем — это достаточно рискованное задание. Твой клан смог бы принять Марис к себе?
— Это будет сложно. Марис должна сама захотеть стать долийкой.
— Значит, твоя задача — убедить ее, иначе мы не продвинемся дальше, не выдав себя, — заключил Хоу.
— Ты хочешь допросить ее прямо сейчас?
— Отчего бы и нет? Допрос глубокой ночью в подземелье. Что может быть эффективнее?
— Ты же сказал, что мы не будем ее запугивать.
— Я пошутил.
Натаниэль положил книгу с судебными записями на свой стол. Он надеялся, что допрос Марис подтвердит его предположение касательно личности Темного Волка.



 

Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


02.12.2014 | Jaheira | 869 | натаниэль, Ненастье перед бурей, Jaheira, архитектор, фем!Кусланд, Ангст, Веланна, Экшн, Амарантайн, драма
 
Всего комментариев: 0

avatar