Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Ненастье перед бурей. Глава 14. На перепутье

к комментариям

Жанр: ангст, драма, экшн;
Персонажи: фем!Кусланд/Алистер, Огрен, Натаниэль/Веланна, Архитектор, Сигрун, Вэрел;
Статус: в процессе;
Описание: Элисса Кусланд — Серый Страж, Героиня Ферелдена и командор Башни Бдения Амарантайна. Сколько титулов для одного человека!
Шли годы, и Элисса начала понимать, что в политике статус героя — ничто. Тучи начали сгущаться, в Ферелдене настали тревожные времена. Сможет ли Элисса выбирать правильно, кто из старых друзей повернется к ней спиной, а кто останется верен до конца, кто потеряет все, а кто сможет выжить? Это история, которая затронет каждого их них и изменит навсегда…
Примечание автора: Эта часть является связующей с третьей игрой. Время действия — последняя глава Dragon Age 2.
Предупреждение: смерть персонажа, насилие, нецензурная лексика.


Проклятые боги подарили мне пустую победу. Корону… а я просил у них девушку.
(Дж. Р.Р. Мартин, «Песнь льда и пламени»)

 

Утро Элиссы было сущим кошмаром наяву. В Башню Бдения притащились все кому не лень: банн Эсмерель, еще несколько баннов, представители гильдии, портовый начальник Хьюго. Эсмерель устроила настоящее драматическое представление, когда рассказывала о пожаре в порту, убытках, погибших работниках и последствиях всего этого безобразия для Амарантайна. Элисса боролась с желанием придушить старую каргу, для которой трагедия была лишь поводом ткнуть командора носом в грязь. Тем не менее Кусланд совладала со своей яростью и смогла досидеть до конца приема, никому не нагрубив.
«Вэрел был бы доволен моей выдержкой», — невольно подумала Элисса и тут же прикусила губу. В сердце неприятно кольнуло, словно от прикосновения отравленной иглы. Вэрел был для нее практически наставником. Как он мог?

Элисса вошла в свой кабинет. Страж хотела закрыть дверь и расслабиться, но увиденное заставило ее напрячься.
Кусланд узрела массивную, закованную в броню спину Алистера. Девушка достала кинжал. В последнее время Элисса предпочитала давать волю чувствам и убивать своих призраков с помощью оружия, а не выслушивать их.
Страж тихо подошла к своему лжемужу, ожидая, когда он развернется, чтобы обвинить ее в предательстве или еще чем-нибудь. Командор посильнее сжала рукоять своего ножа, в ней начал закипать гнев: «Ну сколько можно?!»
Она подкралась к лже-Алистеру на расстояние удара. Его мощная фигура развернулась к Элиссе и произнесла:
— Прекрати! Я терпеть не могу, когда ты так делаешь. И, вообще, набрасываться нехорошо! — поучительно-насмешливо произнес муж.
От удивления Элисса перестала дышать. Сердце остановилось, тело покрылось потом, а кинжал так и норовил выскочить из мокрой ладони. Алистер же, не замечая всего этого, просто сгреб девушку в свои объятия.
— Создатель, как же я скучал по тебе, — негромко произнес он, зарываясь лицом в ее волосы.
Элисса же прижалась к его груди, прямо к стальному нагруднику. Металл не слишком удобная вещь для объятий. Но Кусланд было плевать на это.
Она пыталась осознать, до конца переварить то, что едва не накинулась на мужа с кинжалом. Нож выскользнул из ее рук и упал на пол. Элисса молилась, чтобы Алистер его не заметил. Сама же командор закрыла глаза; адреналин постепенно отходил, позволяя девушке вернуться в нормальное состояние.
Алистер гладил ее по волосам, Элисса просто стояла, хотя уместнее будет сказать «висела» на муже — закрыв глаза, полностью сосредоточившись на его прикосновении. Она расслабилась, на какое-то мгновение ей показалось, что они просто ушли в другой мир, в котором не было государственных проблем и всей этой политической суеты.
«Может, в этом и состоит суть любви. Не во внешности, не в слепом бездумном восхищении, не в количестве и качестве подарков, не в ярких словах. А в том, в чьих объятиях ты находишь мир», — подумала девушка.
— Мне скоро нужно будет уйти, — с сожалением сообщил Алистер, нарушая затянувшуюся тишину.
Он попытался высвободиться, тогда Элисса подняла голову и потянулась к его губам. Она хотела знать наверняка, что это он, а не очередное ее видение, которое превратится в чудовище и будет обвинять Элиссу в предательстве.
Она целовала его страстно, горько, отчаянно, словно ей через несколько секунд нужно было отправляться в финальное сражение с Архидемоном.
Алистер немного отстранился, чтобы отдышаться.
— Какими судьбами ты здесь оказался?
— Я и банн Теган направлялись в Киркволл, чтобы повидаться с Защитницей. Я хотел заехать проведать тебя по пути, но Теган все твердил, что у нас нет времени. Поэтому я послал его с одним поручением, а сам решил отправиться к тебе.
— Подожди, то есть банн Теган не знает, что ты здесь? — удивилась Элисса. — Ты отправился в Амарантайн самостоятельно?
— А что такое? Я что, мальчишка, который не в состоянии сам передвигаться по дорогам? — Алистер наигранно обиделся и скрестил руки на груди.
— Здесь небезопасно.
— Я взял с собой двоих телохранителей. На случай, если Теган скажет, что не пристало королю путешествовать в одиночку.
— Да, Теган будет просто счастлив, когда ты вернешься, — фыркнула Элисса, затем серьезно добавила: — Ты велел сенешалю Вэрелу следить за мной.
— Элисса, — Алистер тяжело вздохнул и почти развел руками. — Нет… Я… Я не хотел, чтобы ты так это трактовала.
— А что я должна была… — начала Кусланд, но муж перебил ее:
— Подожди, я хочу все тебе объяснить. Когда-то я сказал, что постоянно жалуюсь, а ты все вынашиваешь в себе. Твоя уверенность очень помогала нам во время Мора. Но сейчас мне нужно знать о малейших неурядицах и проблемах, которые происходят в нашем королевстве. Я догадывался, что в письмах ты до конца не раскрываешь всех дел, поэтому в свой прошлый визит велел сенешалю Вэрелу держать меня в курсе дел.
— И как это выглядит со стороны?! Ты поручил моему подчиненному докладывать о моих действиях!
— Создатель, Элисса! — более настойчиво повторил Алистер. — Почему ты мне не написала, что здесь орудует банда, которая подрывает экономику края?
— Потому что проблемы Амарантайна касаются меня, и я должна их решить! Именно поэтому этот край ты доверил мне, а тебе нужно заботиться обо всем остальном королевстве! — вспылила Кусланд.
— Элисса, — смягчился муж, — пойми же, это не значит, что я тебе не доверяю или не люблю… Просто…
«Он любит меня, даже несмотря на все то, что я сделала», — подумала Элисса, мысленно подобрав аргументы против лже-Алистера и подобных ему видений.
— Просто… Я дурак, — заключил бывший храмовник. — Ты заслужила отдых после победы над Мором, а я отправил тебя в этот далекий край и забросил в гущу событий. Я хочу все исправить. Мне плохо без тебя там, в столице. Поэтому я твердо решил, что заберу тебя с собой в Денерим.
— Что? — глаза Элиссы округлились. — Но здесь еще столько всего предстоит сделать! Я не могу просто так взять и уехать с тобой.
«Ты же этого так хотела», — прошептал внутренний голос.
— Никаких возражений, — покачал головой Алистер. — Решено, я возвращаюсь из Киркволла, еду сюда и забираю тебя с собой.
— Но…
— Никаких «но», я заберу тебя, даже если мне придется связать тебя по рукам и ногам и заткнуть рот кляпом.
— Но…
— Элисса. Никаких «но» — значит, никаких «но». Вот что значит, жена убила Архидемона, а теперь не боится королевского гнева!
— Смотря что подразумевается под «королевским гневом», — улыбнулась Кусланд и придвинулась к мужу поближе, настойчиво прижимаясь к его… доспехам.
— Еще хотел спросить, что это за «красота» у тебя на шее? — как ни в чем не бывало спросил Алистер.
Игривый настрой Элиссы завял, подобно цветку при первом морозе. Кусланд вспомнила, как светловолосый юноша пытался задушить ее. Как Героиня Ферелдена и победительница Архидемона валялась на полу не в силах противостоять убийце. Борьба шла не с нападавшим, а за каждый глоток воздуха. Если бы не Марис…
Элисса отогнала мысли о своей смерти и, стараясь говорить как можно более небрежно, ответила:
— Да так, один дезертир.
— Ах да, дезертир, — в своей шутливой манере произнес Алистер. — А я думал, дезертиры бегут прочь от своих командующих, а не приходят к ним, чтобы задушить. Учитывая, что командор — легендарный Серый Страж, сразивший Архидемона…
— Это был злой дезертир, — прервала издевательства мужа Кусланд.
— Ну да. Элисса, я жажду услышать всю историю полностью, — он вновь стал серьезным.
Алистер бережно поднес руку к щеке Элиссы, он едва касался ее, но это малая толика нежности согревала девушку лучше, чем любой камин в Ферелдене.
— Тебе необязательно все держать в себе, — произнес он. — Я хочу тебе помочь, сделать твою жизнь легче… Я люблю тебя, и я увезу тебя отсюда. Все будет хорошо. Я обещаю.

Стражники открыли дверь, Натаниэль вошел внутрь камеры. Он сел на корточки перед сенешалем и протянул ему флягу с водой.
— В этом нет нужды. Со мной хорошо обращаются, — Вэрел горько улыбнулся.
— Я намерен освободить вас, — уверенно произнес Натаниэль.
— Даже вопреки приказу командора?
— Даже вопреки приказу Элиссы, — казалось, фраза эхом разнеслась по всей камере.
— Боюсь, тогда ты станешь моим соседом, Хоу, — покачал головой Вэрел.
— Решение посадить вас сюда было несправедливым. Вы много лет давали Элиссе мудрые советы, именно благодаря вам удавалось поддерживать тонкую грань между стражами, солдатами, аристократами и обычными людьми.
— Командор не хочет больше слышать моих слов.
— Вэрел, ситуация с каждым днем все больше и больше накаляется, посоветуйте мне что-нибудь. Я попробую достучаться до Элиссы.
Сенешаль замолчал, он хотел что-то сказать, но все, казалось, не решался начать. Наконец Вэрел все же нарушил затянувшуюся паузу:
— Единственный путь не довести ситуацию до массового кровопролития — это отстранить командора от ее обязанностей.
— Нет! — почти рявкнул Натаниэль.
— Послушай, Хоу. Я ведь обязан ей жизнью…
— Как и я!
— Когда-то простые люди уже собирались под Башней Бдения. Командор сумела их убедить, потому что солдаты защищали их земли от порождений тьмы. Сейчас Элисса без суда, по косвенным уликам казнила лорда Эддельбрека — того самого аристократа, который постоянно заступался за свои земли и крестьян. Если в ближайшем будущем выплывет наружу та история с крестьянской девушкой — поднимется бунт, и в этот раз уже никто не будет слушать Элиссу. Учитывая ее нынешнее состояние, она скорее прикажет ее солдатам разогнать людей. Амарантайн захлестнет восстание. Кровь прольется рекой.
— Я не могу так поступить с ней. Я обязан ей всем, — Хоу встал и резко покинул камеру, возможно, резче и поспешнее, чем стоило.

Натаниэль брел по замку. Как назло, его взгляд периодически натыкался на портреты родственников. «Почему еще никто не поснимал эту мазню?» — сердито подумал мужчина.
Он остановился возле окна и принялся смотреть во двор Башни Бдения. Натаниэль поймал себя на мысли, что снова высматривает светловолосые макушки женщин, надеясь в одной из них узнать Веланну. А может, просто его разум хотел таким образом отвлечься от последствия разговора с Вэрелом.
Натаниэль невольно посмотрел на портрет своего родственника. Когда-то Элисса, будучи пьяной, рассказала ему про ночь, когда Рендон Хоу и его солдаты вырезали семью Кусландов: ее отца, мать, племянника и красавицу-невестку, не говоря уже о всей прислуге и стражниках. А ведь Брайс и Рендон когда-то вместе сражались с орлесианцами. «Может, это судьба всех Хоу — предавать тех, с кем некогда бок о бок сражался?» — покачал головой мужчина.
Натаниэль подумал о своей жизни. Он был мальчишкой, когда повздорил с отцом и отправился в Вольную Марку. Там он оставался мальчишкой, который обучался ремеслу ядов, стрельбе из лука и тратил деньги на шлюх. Когда он вернулся в Амарантайн, то оставался все еще мальчишкой, теперь озлобленным и одержимым желанием прикончить Элиссу.
Именно приказ Кусланд сделать его Серым Стражем стал тем поворотным пунктом, который превратил его из злобного юнца в мужчину. И теперь он должен так отплатить Элиссе за все, что она для него сделала?
Может, вся проблема в Натаниэле. Ему нужно было за кем-то следовать. В детстве он восхищался отцом, не замечая, какой жестокой сволочью тот был на самом деле. Элисса раскрыла ему глаза на деяния Рендона. И Натаниэль в какой-то мере принялся следовать примеру Кусланд. К чему теперь привела его слепая вера… Возможно, Натаниэлю стоило раскрыть Элиссе глаза раньше, когда она еще была в состоянии к кому-то прислушаться. Не стоило просто молча выполнять все ее приказы или, как она сама выразилась, «стоять мебелью».

Натаниэль посмотрел в окно, солнце потихоньку приближалось к горизонту. Сколько же он простоял здесь в раздумьях?
Неважно. Решение принято.
Натаниэль вошел в камеру и помог сенешалю подняться на ноги:
— Вы правы, Вэрел. Элиссу необходимо остановить, пока не пролилась кровь.



 

Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


23.11.2014 | Jaheira | 785 | Jaheira, архитектор, фем!Кусланд, Алистер, Амарантайн, драма, натаниэль, Ненастье перед бурей, Ангст, Экшн
 
Всего комментариев: 0

avatar