Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Ненастье перед бурей. Глава 2. Компромисс

к комментариям

Жанр: ангст, драма, экшн;
Персонажи: фем!Кусланд/Алистер, Огрен, Натаниэль/Веланна, Архитектор, Сигрун, Вэрел;
Статус: в процессе;
Описание: Элисса Кусланд — Серый Страж, Героиня Ферелдена и командор Башни Бдения Амарантайна. Сколько титулов для одного человека!
Шли годы, и Элисса начала понимать, что в политике статус героя — ничто. Тучи начали сгущаться, в Ферелдене настали тревожные времена. Сможет ли Элисса выбирать правильно, кто из старых друзей повернется к ней спиной, а кто останется верен до конца, кто потеряет все, а кто сможет выжить? Это история, которая затронет каждого их них и изменит навсегда…
Примечание автора: Эта часть является связующей с третьей игрой. Время действия — последняя глава Dragon Age 2.
Предупреждение: смерть персонажа, насилие, нецензурная лексика.


Как мог этот парень быть таким находчивым в бою и таким бестолковым во всём остальном?
(Дж. Р.Р. Мартин, «Песнь льда и пламени»)


Элисса зашла к себе в покои. Ей хотелось закрыть дверь и прижаться к ней спиной, но внезапно девушка обнаружила, что в её кабинете кто-то есть. По широкой спине, коротким светлым волосам и королевской мантии Элисса Кусланд узнала в таинственной фигуре своего мужа — короля Ферелдена.

Командор вздохнула с облегчением.

Создатель, как же она скучала! По его дурацким шуткам, по его прикосновениям, манере говорить прописные истины — будто бы целая гора отчаяния и усталости свалилась с плеч Элиссы при виде спины Алистера. Девушка подошла поближе. Она вспомнила, как он писал, что хочет отправиться в Киркволл и повидаться с Защитницей. Очевидно, по пути он решил заехать к ней. Элисса терпеть не могла сюрпризы, но сейчас готова была простить все, лишь бы услышать его глупую шутку.
Когда Алистер услышал, что кто-то зашёл в комнату, то ощутимо напрягся и выпрямился — до того он стоял сгорбленным.

— Что ты наделала, Элисса?! — он так и не повернулся к ней лицом.
От тона возлюбленного Кусланд внутренне похолодела, она увидела, как в руках он сжимал ее письмо. То самое, которое она быстро написала ночью, а потом сожгла.
 
Но как?
 
Он повернулся к ней. Бело-серые глаза без зрачков уставились на девушку. Лицо Алистера было бледно, как у мертвеца, по его шее тонкими нитями выступили жилы и приняли отвратительный серый оттенок.

— Что же ты наделала, Элисса?! — хрипло выдохнул Алистер.
 
Его губы потрескались, зубы стали длинными, острыми и серыми, а обычные розовые человеческие дёсны почернели. Элисса хотела закричать, но не успела. Сильные руки мужа стиснули её горло. Девушка не могла даже хрипеть: длинные, белые, как мел, пальцы сжимали слишком крепко. Ей было больно, легкие разрывало, а её попытки убрать от своей шеи нечеловеческие цепкие руки были смешны. Алистер испустил свирепый звериный рык и приподнял её над полом, держа на весу одной рукой.

— Ты предала всех…

Элисса проснулась в холодном поту. За стенами Башни царила тёмная ночь. Командор Серых Стражей бессмысленно уставилась в окна, по которым нещадно хлестал дождь. Где-то вдалеке сверкнуло. Через некоторое время послышался раскат грома. А потом опять бесконечный и беспросветный ливень.

Элисса окинула взглядом свою спальню — она была одна. Это все лишь сон. А может, предзнаменование? Ведь со всеми Стражами произойдёт именно то, что произошло с Алистером. Какая-то суеверная мысль заставила девушку потянуться к своей шее. Она ожидала найти на ней страшные следы от невероятно сильных пальцев, но нет ничего.

Значит, и впрямь сон.

Кусланд откинулась на подушку. Её всю трясло: то ли ночь была холодая, то ли нервы. А может, она просто не до конца отошла от своего визита к Архитектору или… Кусланд не успела додумать и провалилась в мрачный, тревожный сон, полный дурных видений.


***


Элисса встала, едва занялся рассвет. Она чувствовала себя так, словно её и впрямь чуть не задушили. Но ничего не поделаешь — надо вставать, пока подушка не начала вновь манить девушку к себе. Горло Кусланд неприятно покалывало изнутри. Вот и последствие ночной прогулки! Командору Серых Стражей не пристало вытирать сопли и кашлять, а уже тем более сегодня, когда ей предстояло встретиться с баннами.

Элисса позвала служанку. В комнате в мгновение материализовалась хрупкая темноволосая эльфийка.

— Марис, сделай мне свой согревающий отвар.
— Да, командор, — отозвалась та и тут же растворилась в коридорах башни.

Элисса подошла к столу и плюхнулась в кресло, едва не промахнувшись мимо сиденья.

«Что-то с координацией совсем плохо, — с самоиронией заметила Кусланд. — Проклятье! Когда же всё это кончится?!»

Бесконечные встречи с баннами, тайные договоры с Архитектором, новые и новые потери среди братства и угроза нападения со стороны Орлея.

«Скорее всего, никогда», — мрачно ответила она сама себе и тут же погнала прочь эти мысли: надо было браться за дела.

Элисса взяла книгу для записей и посмотрела сегодняшнее расписание.
«Встреча с баннами, опять. Скоро они начнут припираться каждый вторник, потом через три дня, а потом и вовсе перестанут покидать Башню и будут постоянно нудеть у меня над ухом…»

Раздался стук в дверь — Марис принесла Элиссе теплый отвар в кружке. Поблагодарив служанку, командор поставила отвар на стол в ожидании, пока тот остынет, и подошла к окну. Лёгкие облака на чистом небе, ласковый рассвет, не высохшие капельки дождя на листьях деревьев — всё это должно бы радовать глаз и располагать к размышлениям, но на фоне последних событий красота природы казалась Кусланд очередной фальшивкой и только усугубляла мрачное настроение.

Чуть остывший отвар девушка выпила практически залпом. Тёплая жидкость растеклась по горлу, и противное пощипывание ушло.

— Если бы так же могли уйти и все заботы, — мрачно пробормотала Элисса.
 
В комнату вновь вошла Марис и почтительно застыла около входа в ожидании, когда хозяйка уйдёт и можно будет приняться за уборку. Кусланд нравилась её служанка. Некогда эльфийка прислуживала леди Тамре. Та женщина на первом же приёме знати в Башне Бдения предупредила Элиссу о заговоре против командора. Кусланд вняла предупреждению и вышла на заговорщиков. А вот спасти и тем более поблагодарить леди Тамру Элисса не смогла. Командор Серых Стражей позаботилась о том, чтобы слуги леди не остались на улице. Так темноволосая эльфийка и стала её служакой. И волки сыты, и овцы целы, что называется.
У Марис были свои преимущества: она практически не общалась с прочей прислугой и умела держать язык за зубами. Еще живя в Хайевере, Кусланд терпеть не могла, когда слуги сплетничали о ней либо о её семье. Разумеется, когда девушка подходила к ним поближе, они невинно опускали глаза в пол. Не то что старая Нэн, которая в открытую говорила всё, что думает о воспитании Фергюса и Элиссы!

Командор мысленно выругалась. Она дала себе чёткий указ забыть о родном доме. Хайевер превратился для неё в сон, иллюзию, ложное воспоминание. Нечто прекрасное, одновременно далекое и нереальное. Элисса велела Марис привести в порядок её одежду. Ту самую, в которой Страж лазила вчера ночью под проливным дождём. Кусланд намекнула на то, что Марис должна сделать это самостоятельно, чтобы женщины-прачки не заметили её, и эльфийка молча кивнула. Она не жаловалась и не задавала лишних вопросов. Как раз то, что нужно. Марис выполняла приказы Элиссы лучше многих рекрутов. Кстати, о дисциплине…


***


Скрипнул замок, и дверь с тяжёлым скрежетом отворилась. Элисса зашла внутрь и села на единственное в камере бревно. Огрен же возлежал напротив девушки на стоге сена не первой свежести.

— А, это ты, Страж, — вместо приветствия произнёс гном и тут же громко рыгнул. За долгие годы общения с гномом Элисса так и не смогла понять, что кроется за этими звуками. Впрочем, у Кусланд были следующие предположения: Огрен рыгал, когда
1) демонстрировал уважение;
2) показывал своё презрение;
3) хорошее расположение духа;
4) желание подраться;
5) рядом находилась особа женского пола, которая, по мнению Огрена, сгорала от желания познакомиться поближе;
6) печень гнома не выдерживала борьбу с алкоголем и пыталась хоть как-то напомнить о своём существовании.
7) всё выше перечисленное;
8) Элисса тратит слишком много времени на странные мысли, некоторые вещи случаются просто так и не имеют под собой скрытого смысла.

Командор Серых Стражей почти смирилась с последним пунктом и ответила на «приветствие» гнома:
— Огрен, здесь смердит хуже, чем в пещерах, набитых матками порождений тьмы!
— Ты меня сюда кинула, — осуждающе бросил гном.
— Но этого запаха здесь раньше не было, — покачала головой Элисса. — Следовательно, это от тебя!
— Ты же пришла меня освободить? — нахально произнёс Огрен, хотя чуткий слух Кусланд уловил нотки надежды в его хриплом голосе.
— Я пришла послушать твою историю.
— Ага, значит, вот как, Страж! Вначале кидаешь в тюрьму, а потом выслушиваешь.
— Могла бы и не слушать. Ты хоть имеешь представление, в какие деньги мне обошлась твоя шалость? Пришлось заплатить всем пострадавшим, а также уговорить трактирщика не передавать дело в суд.
— Да я бы сказал…
— Тебя бы смешали с грязью! — сердито перебила его Элисса. — А я, как командор Башни Бдения, была бы вынуждена посадить тебя в тюрьму и надолго. Считай, что я спасла твою задницу, поэтому в благодарность ты подробно изложишь своё виденье произошедшего.
— Ну ладно, — Огрен откашлялся и с видом барда, собиравшегося поведать захватывающую легенду, приступил: — Значит, пришёл я в Амарантайне в торговую лавку. А её хозяин накричал на меня, мол, где деньги, которые я должен был ему за прошлую выпивку. Ну а я ответил, что вот получу свою зарплату и расплачусь. Но он не успокоился, а начал орать пуще прежнего. Эх, ну тогда я и высказал, что пойло в его бутылке было разбавлено, а он скотина неблагодарная! Что? Я, между прочим, себе бороду обжёг, когда по горящему и кишащему тварями городу бегал — спасал вот таких, как он! Тогда барыга и замолк. Я тогда подумал, что ему стыдно за свои слова стало. Затем он достал откуда-то бутыль, протянул её мне и сказал, что, мол, последний раз. И только из уважения к Серым Стражам. Я, значит, взял эту бутыль и пошёл в «Резвого пса». «Корона и лев» мне уже осточертела, а вот в новой таверне я бывал не так часто. В общем, пришёл я туда. Ну и начал знакомиться с местными. Ну, знаешь, сказал, что я Страж. Меня начали угощать, а я им в свою очередь рассказывать, как порождений тьмы рубил, их город спасая. Потом описывал, как мы за Денерим против Архидемона дрались. Ну так вот, когда я рассказывал, как дракон уселся на том Форте, я подумал, что неплохо бы выпить, и достал бутылку с тем пойлом, которое всучил мне торговец. Я попробовал его и… Это было ужасно! Хуже него была Бранкина похлебка после трёх дней отстаивания! Меня выворачивать начало, и, чтоб не на проходящую мимо служанку, я отвернулся и сделал это в камин.
— Значит, тебя вырвало прямо в камин. Потрясающе! — не выдержала Элисса.
— Ну а огонь оттуда как вырвался! Да попал на юбку той самой служаночки. Она заверещала, а я быстро содрал с неё ту тряпку и принялся сбивать огонь. Ну, в общем, я зацепил какой-то стол. Да и кричащая дурёха тоже наверняка не один перевернула. Ну и огонь как-то уж совсем распаялся. А люди начали метаться, ну а дальше уже ты всё знаешь.
— И с тех пор у нас снова только одна таверна, — заключила Элисса.

Известие об открытии ещё одного заведения в Амарантайне порадовало командора Серых Стражей. В трактире «Корона и лев» похлёбки всегда были не первого сорта, а овощи — несвежими. Элисса надеялась на днях сходить в новую таверну, а потом стражники города притащили ей Огрена.

— Я переговорю с торговцем, — произнесла, вставая с бревна, Элисса.
— Вот именно, пусть это нажье дерьмо платит за сожжённый трактир!
— Нет, Огрен! Я поговорю со всеми торговцами о том, что они ни под каким предлогом не будут продавать тебе алкоголь, иначе я их закрою, а весь товар конфискую. В «Корону и лев» я тоже зайду.
— Ну, Страж, не по-дружески всё это! Мы же с тобой воевали.
— «По-дружески»?! — рявкнула на него Кусланд. — Страна на грани войны, а я должна выделять деньги местным барыгам из-за «шалостей своего пьяного друга»?! Вечером тебя выпустят. Ты помоешься, приведёшь в порядок себя и свою амуницию. А завтра либо я, либо капитан Гаревел устроит смотр твоего оружия и доспехов. Если кого-то из нас что-то не устроит, отправишься обратно сюда. Всё ясно?!
Огрен буркнул недовольное «ага», и Элисса вышла из камеры.

Прежде чем пройти в холл, где обычно проходили все приемы, Страж зашла за своим помощником на стрельбище. Натаниэль по праву считался лучшим лучником Амарантайна. Видимо, благодаря тому, что исправно тренировался каждый день. Некоторое время назад Элисса изъявила желание, чтобы Натаниэль начал присутствовать на приёмах. Мужчина ясно дал понять, что тренироваться ему куда приятнее, но сопротивляться дружеской просьбе не стал, тем более что просьба вполне могла превратиться в приказ.
 
По дороге их встретил Сенешаль Вэрел:
— Аристократы припёрлись… В смысле, знать пришла.
— Что-нибудь посоветуете мне, Вэрел? — поинтересовалась Элисса.
— Банн Эсмерель считает, что вы игнорируете все её просьбы. Начиная с того самого дня, как вы отдали приказ отправить воинов на защиту крестьян, а не города.
— Это неправда. Большинство её идей неприемлемы в нынешней ситуации, — возмутилась Кусланд.
— Банн Эсмерель — сильный союзник, и её слушает знать. Возможно, объединив ваши усилия, вы смогли бы улучшить положение дел в Амарантайне.
— Сенешаль, — Элисса остановилась и посмотрела на Вэрела, — неужели и вы считаете, что я не ищу компромисса только потому, что мне не по душе эта крашеная ведьма?
— Я говорю, что многим может показаться так со стороны. Вердикты, выносимые командующим, должны казаться людям обоснованными, а не продиктованными упрямством.
— Разве угроза нападения Орлея не является достаточной причиной?
— В этом вся беда, командор. Война может наступить через день, а может так и остаться «угрозой» на десятилетия. Но простым людям нужно жить и работать дальше.
— Кажется, я поняла, к чему вы клоните, — вздохнула Элисса. — Я постараюсь найти компромисс.

Главный зал Башни Бдения походил на тронный зал в Денериме. Впрочем, в Ферелдене все замки смахивали один на другой. Ферелденцы не любили блестящие украшения и обилие золота, зато ценили свободу и пространство. Именно поэтому залы всегда украшались достаточно скромно: резными деревянными колоннами, гобеленами и картинами.

Многие приезжие, особенно орлесианцы, сразу же приплетали сюда варварскую натуру ферелденцев. И придумывали объяснение, что главный зал должен прежде всего походить на псарню. А затем шевалье удивлялись, почему в Ферелдене их так не любят.
 
На всякого рода официальных приёмах Элисса старалась всегда быть крайне внимательной, но это требовало от неё колоссальных усилий. Ещё в детстве девушка не могла спокойно высидеть на уроках истории, а уж когда старая Нэн пыталась уложить её в кровать, начиналась настоящая катастрофа. Поэтому невольно Элисса иногда отвлекалась…

«Какой красивый фигурный узор на деревянных колоннах…» — Кусланд немного полюбовалась искусной работой, убаюканная неспешным театральным выступлением Эсмерель, которая вещала:
— Мы должны расширяться. Победа над порождениями тьмы некогда сделал этот край популярным, что помогло нам возродить всё то, что потеряно в битвах. Но мы не должны останавливаться на достигнутом и… — Элисса приподняла руку, прерывая речь банна Эсмерель.
— Что конкретно вы предлагаете? — напрямую спросила Кусланд.

Позади командора тяжело вздохнул сенешаль. Элисса знала, о чём тот думает. По правилам этикета Кусланд должна была дослушать речь до конца. Банн Эсмерель любила долгие речи и драматическую игру на публику. Раньше у Элиссы хватало терпения её дослушать, сейчас же девушка начинала уставать от всего этого. На страну могли напасть, а она вынуждена была тратить время на праздные речи аристократов. Каждая минута была на вес золота.
— Командор, — обратилась банн Эсмерель, — известно, что земля, осквернённая Мором, может иметь плохой урожай в течение долгого периода времени.
— Дайте угадаю. Речь идёт о том старом случае, когда я отправила воинов на защиту крестьян.
— Нет, командор, вы меня неправильно поняли. Я хочу сказать, что нам нужно расширять торговлю. Привлекать в наши края иностранных купцов. Кроме того, король Алистер помогает беженцам из Ферелдена вернуться обратно на их родину, в наши края тоже приходят корабли с земляками. Я пытаюсь сказать, что в Амарантайне становится слишком тесно. Некоторые люди не могут открыть свои лавки, и это дает право другим подымать цены на аренду. Стены города, которые вы так тщательно укрепляете, являются нашей защитой, но в то же время нашей клеткой.
— Банн Эсмерель, вы уже предлагали селить людей под стенами за городом. Я категорически против этой идеи. Мы находимся возле моря, орлесианцы могут легко высадиться и начать наступление. Если это произойдёт, люди, которые будут за пределами города, попадут под перекрёстный огонь или станут заложниками осаждающих. Вы этого хотите?
— Командор, мне льстит, что вы так тщательно помните все мои предложения, — банн Эсмерель теряла терпение, впрочем, как и Элисса. — Я предлагаю, позволить иноземцам строить поместья на нашей земле и вести дела. Там, где они обоснуются, можно будет построить и дешёвые дома для беженцев, а предприниматели смогут обеспечить их работой.
— О какой именно земле вы говорите?
— О местности, которая именуется Чёрными болотами.

Элисса хотела громогласно объявить Эсмерель «чокнутой», но в последнюю минуту сдержалась. Эта женщина понятия не имела, что это была за земля! Она не видела, как Серые Стражи сражались с драконом, с моровыми волками, как бились с одержимой графиней, как в Тени люди плакали и проклинали ведьму, которая похищала их детей.

«Даже если ты не лицезрела всего того, что происходило там. Разве сложно понять, что местность не назовут Чёрными болотами лишь для того, чтобы потравить байки в таверне и попугать детей на ночь?» — подумала Элисса.

Командор Серых Стражей сделала пару вздохов, искренне надеясь, что Эсмерель утащат куда-нибудь порождения тьмы. К сожалению, этого не произошло, а банны всё так же ждали от неё ответа.
— Исключено! — отрезала Элисса.
— Насколько я помню, вы сами говорили, что убили всю нечисть, обитавшую там.
— У магов есть такой термин — «Завеса». Так вот «Завеса» в том месте очень тонка, и с тем, кто поселится на Чёрных болотах, может случиться всё что угодно.
— Тогда какие места вы предлагаете? Холмы, которые выходят на Глубинные тропы? Или, может, лес Вендинг?
— Нет! — терпение, и без того подорванное, окончательно покинуло Элиссу.
— Тогда остаются Чёрные болота. Есть иностранец, который за хорошую сумму хочет переехать и обосновать своё поместье именно там.
— Почему мне об это ничего не известно?
— Он сказал, что писал вам много раз, но вы игнорировали его. Поэтому иностранец обратился ко мне. Я предупредила его об опасности. Кроме того, я отправила письмо в Круг, и сегодня же туда приедет чародей, чтобы помочь разобраться, как вы сказали, с «Завесой».

Воцарилось молчание. Командор чувствовала, как в ней закипает ярость. Банн Эсмерель зашла слишком далеко. Сенешаль Вэрел подошел к Кусланд и тихо произнёс:
— Банн Эсмерель превысила свои полномочия. В любом другом случае я бы посоветовал поставить её на место, но сейчас вы, как никто другой, знаете, что дела в Амарантайне идут не очень. Подумайте, её слова не лишены смысла. Если удастся возродить Чёрные болота, туда можно будет поселить огромное количество людей, в том числе беженцев, вернувшихся на родину.
— Что ещё она сделает за моей спиной? — покачала головой Кусланд.
— Если вы и дальше будете пресекать все её предложения под корень, то только так она и будет действовать, — возразил Вэрел.

— Возможно, в этой идее есть разумное зерно, — на всеуслышание произнесла Элисса. — Но я хочу, чтобы ни маг, ни тот самый иностранец не находились на болотах в одиночку. Я выделю своих бойцов для их охраны. И если чародей Круга скажет, что это место опасно, я никому не позволю там селиться.
— Думаю, вы правы, командор. Безопасность превыше всего, — Банн Эсмерель кивнула и даже слегка улыбнулась Элиссе.

Командор Серых Стражей посмотрела на Натаниэля Хоу, который прислонился к стенке возле портрета его матушки. Лицо мужчины было такое же хмурое и бледное, как и у «прелестницы» с картины. По крайней мере, ещё один человек в зале разделял скептицизм Элиссы касательно болот.

Банн Эсмерель удалилась. Её место занял торговец из Гильдии. Дело касалось вчерашнего нападения на торговый караван, в котором погиб и один из Серых Стражей.
— Мы ведём расследование этого инцидента. Прошу также заметить, что среди погибших был наш брат из Ордена. Найти правду для меня так же важно, как и для вас, — успокоила представителя Гильдии Элисса.
— Командор, я приехал сюда не для того, чтобы лишний раз вас беспокоить. Я проделал весь этот путь, так как у нас появился свидетель происшествия.
 
Из толпы вышел мальчик десяти-двенадцати лет. Элисса и Вэрел переглянулись. Представитель Гильдии подошёл к мальчишке и покровительственно положил ему руки на плечи:
— Этот мальчик — сын торговца. Во время нападения ему удалось спрятаться, а потом он убежал. Он заблудился в лесу, и ему пришлось переночевать там, а утром он сумел найти дорогу в Амарантайн.
— Пусть парень расскажет сам, — прервала Элисса торговца и обратилась к мальчику: — Кто напал на вас?
— Это были порождения тьмы.

Большинство присутствующих в зале ахнули. С тех пор, как Элисса Кусланд разобралась с Матушкой, порождения тьмы ушли на Глубинные тропы. Конечно, Стражи часто наведывались туда и проводили зачистки, однако Тропы всё равно были весьма опасным местом. На поверхность твари не вылезали, а те, которые были ближе к выходу из-под земли, беспрекословно подчинялись воле Архитектора.

Элисса задумалась: вместе с тем караваном ехал и Серый Страж, тело которого Кусланд и Хоу отнесли эмиссару порождений тьмы. Интересно, насколько сильно Архитектору нужны тела Серых Стражей? Что, если твари, которые напали, действовали по его приказу? Или порождения тьмы начали выходить из-под его контроля? Что было целью тварей — караван или Страж?

Кусланд вспомнила, что нападение на путников было далеко не первым. В тех случаях никто из Стражей не пострадал. С другой стороны, свидетелей не было.

— Ты уверен, что это были порождения тьмы? — уточнила Элисса.
— Да. Первый раз я их увидел, когда был совсем маленьким. Навсегда запомнил. Мы с отцом еле скрылись от них. Бежали по улицам Амарантайна и смогли спрятаться в церкви. После этого мне по ночам снились их морды. Я бы ни с чем не перепутал их, командор.

Представитель Гильдии увёл мальчика, а Элисса и Натаниэль быстро переглянулись. Ситуация только что осложнилась. Впрочем, когда она была лёгкой?



 

Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


01.11.2014 | Jaheira | 851 | натаниэль, Ненастье перед бурей, Огрен, Ангст, Экшн, драма, Амарантайн, фем!Кусланд, архитектор, Jaheira
 
Всего комментариев: 0

avatar