Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Ненастье перед бурей. Глава 6. Коснуться правды

к комментариям

Жанр: ангст, драма, экшн;
Персонажи: фем!Кусланд/Алистер, Огрен, Натаниэль/Веланна, Архитектор, Сигрун, Вэрел;
Статус: в процессе;
Описание: Элисса Кусланд — Серый Страж, Героиня Ферелдена и командор Башни Бдения Амарантайна. Сколько титулов для одного человека!
Шли годы, и Элисса начала понимать, что в политике статус героя — ничто. Тучи начали сгущаться, в Ферелдене настали тревожные времена. Сможет ли Элисса выбирать правильно, кто из старых друзей повернется к ней спиной, а кто останется верен до конца, кто потеряет все, а кто сможет выжить? Это история, которая затронет каждого их них и изменит навсегда…
Примечание автора: Эта часть является связующей с третьей игрой. Время действия — последняя глава Dragon Age 2.
Предупреждение: смерть персонажа, насилие, нецензурная лексика.


— Да — вот только кто защитит нас от стражи?
— королева покосилась на Осфрида.
— Преданные наемники — такая же редкость,
как шлюхи-девственницы.
(Дж. Р.Р. Мартин, «Песнь льда и пламени»)


Кусланд пришла в сознание и увидела каменный потолок. Разум быстро напомнил ей, куда она провалилась. Элисса хотела встать, но внезапно обнаружила, что вместо того, чтобы валяться неизвестно где, она лежит на неком подобии кровати. Из одежды на ней было лишь белье и нижняя рубаха.

Командор провела рукой по телу, оно все было покрыто тонким слоем какой-то мази, а каждое ее движение сопровождалось болью. Сколько же синяков и ссадин она заработала при падении?

Элисса осмотрела помещение — это была просторная пещера, обставленная добротно сделанной мебелью. В комнату вошел гном. Девушке сразу бросилась в глаза странная татуировка на его лице. Увидев, что Кусланд пришла в себя, бородатый хозяин пробасил:
— Ты бы не торопилась так.
— Где моя одежда и оружие? — требовательно выпалила Героиня Ферелдена.
— В сундуке, но на твоем месте я бы… — начал гном, а потом замолк, наблюдая за тем, как Элисса упрямо делает попытки встать.

Страж таки сумела опереться на ноги, но голову тут же пронзила боль: тело явно отказывалось служить своей хозяйке, уговаривая ту не делать резких движений. Элисса медленно опустилась на кровать.

— Ну я же предупреждал, — добродушно хохотнул гном.
— Что случилось?
— Я нашел тебя без сознания и притащил сюда.
— Ты меня раздел.
— Ну прости, накладывать мазь сквозь ткань я не умею. Да не бойся ты так, — махнул рукой гном. — Я старомоден, и наземницы меня не интересуют. У вас пропорции странные, ноги слишком длинные. Без обид.

Элисса не обижалась, она не один год была знакома с Огреном, который любил в подробностях разглагольствовать на тему прелестей и недостатков женских тел всех рас.

— Сколько времени прошло?
— Думаю, несколько дней.
— Несколько дней? — ошарашенно переспросила Элисса.
— Ну прости, я не маг, чтобы моментально исцелять. Ты скажи спасибо, что у тебя ни вывихов, ни переломов нету. Зато синяков и ушибов предостаточно.
— Это я уже почувствовала. А почему мне так плохо?
— Тошнит? — заботливо поинтересовался спаситель.
— Нет, но голова…
— Радуйся, сотрясения нет. А голова болит из-за жара.
— У меня была температура?
— Думаю, поэтому ты так долго провалялась. Я, конечно, не целитель, но что-то подсказывает мне, что это переутомление. Я бы посоветовал тебе еще минимум день полежать, а то и поспать.
— Мне нужно на поверхность, — мотнула головой Кусланд.
— Упрямая ты, как я погляжу, — проворчал гном. — Все равно ложись пока, приготовлю тебе отвар. Поможет тебе набраться сил, так что до поверхности доковыляешь, но учти, до полного выздоровления тебе еще очень далеко, так что в пути не спеши.

Элисса легла обратно в постель. Логичнее было бы воспользоваться отсутствием гнома и немного осмотреть его комнату, чтобы понять, с кем она имеет дело, но встать сил не было.

Знал ли этот гном, кто она вообще такая? И почему он ее спас?

Кусланд лежала и думала. Неужели она — героиня Ферелдена — провалялась несколько дней без сознания из-за переутомления? С другой стороны, когда она в последний раз нормально отдыхала? По ночам ее периодически мучили кошмары. Днем же она занималась делами.

Дела, дела, дела… Элисса выругалась, вспомнив, что вечером, когда она потеряла сознание, у нее просил аудиенции лорд Эддельбрек. Теперь старик точно поселится в Башне! Конец относительно спокойным вечерам: лорд будет нудеть и нудеть, нудеть и нудеть без остановки.

«Может, поселиться на Глубинных тропах? — обреченно вздохнула Элисса. — Там сволочей разных хотя бы убивать можно».

Создатель, сколько ей еще всего нужно было сделать, но два дня попросту выпали из жизни! Не говоря уже о том, что в Башне могут заволноваться из-за ее долгого отсутствия.

Элисса снова попробовала привстать — тело отзывалось болью на каждое движение. Оно напоминало кусок мяса, который долго отбивали на кухне перед готовкой. Кусланд заглянула за вырез рубашки, даже в темноте были видны огромные синяки.

Гном вошел в помещение, держа в руках большую деревянную кружку. Когда он поднес ее Элиссе, девушка заметила несколько татуировок на руках гнома, таких же, как и на лице. Принюхавшись к напитку в кружке, Кусланд почувствовала знакомый запах трав — это был тот самый отвар, который готовила служанка Марис. Настроение мигом улучшилось, да и напиток, казалось, отогнал головную боль и прибавил ей сил.

— Ты можешь вывести меня наружу? — с надеждой обратилась Элисса к гному.
— Все не терпится приступить к своим обязанностям, командор?

Кусланд пристально посмотрела на хозяина:

— Значит, ты знаешь, кто я? Ведешь дела на поверхности?
— Можно и так сказать, — уклончиво пробормотал гном.
— Контрабанда?
— Не совсем. Я ищу все необходимое здесь, под землей, а наверху продаю.
— Мародер.
— Мародеры приходят в поисках легкой добычи. Я ищу там, где в любой момент могут объявиться порождения тьмы или кто похуже.
— Судя по твоим татуировкам, я бы сказала, что ты из Легиона Мертвых.
— А вы полны сюрпризов, командор. Варлан Воллней к вашим услугам, — гном изобразил подобие поклона.
— Что же, Варлан, дай мне немного времени и покажи самый короткий путь наверх.

Элисса стиснула зубы и, несмотря на свое побитое тело, смогла одеться. Кусланд спрятала свой кинжал в сапог, а два любимых парных клинка за спину.

Когда Героиня Ферелдена оделась, гном повел ее по тропам. Они шли в молчании, Варлан не сильно жаждал разговаривать, а Элисса сконцентрировалась на своих чувствах на случай, если неподалеку объявятся порождения тьмы. Гном довел девушку до одного из залов, в потолке которого зияла дыра, а внизу лежала целая груда камней, по которым можно было забраться и вылезти на поверхность. Варлан показал Элиссе примерно, куда нужно идти, чтобы дойти до ближайшей обитаемой местности.

Кусланд попрощалась с гномом и полезла наверх, карабкаться оказалось еще больнее, чем просто идти. Мысленно ругаясь при каждом движении, Элисса вылезла наверх. Ее встретило безмолвное рассветное небо. Солнце приветствовало Героиню Ферелдена, оно поднималось все выше с каждым шагом Кусланд. Девушка шла медленно, пару раз ее охватывало желание присесть на траву, но она заставляла себя идти дальше. Удача улыбнулась Элиссе — вначале она увидела поля, а затем и работающего там человека.

Командор окликнула его. Незнакомцем оказалась девушка-подросток с толстой темной косой и загорелым лицом. Девчонка вначале испугалась, но когда Элисса выдохнула: «Помоги…», дитя передумало убегать. Кусланд сделала очередной шаг и свалилась на землю.
 
Сил подняться не было, и сама Элисса не встала бы на ноги, если бы девочка не помогла ей. Заметив оружие, девчонка отскочила, с опаской глядя на вооруженную незнакомку.

— Подожди, — командор непослушными пальцами залезла во внутренний карман, где лежали деньги, и достала их. — Вот деньги, мне просто нужна кровать, еда и крыша над головой. Клянусь Создателем, я ничего тебе не сделаю. Как тебя зовут?
— Тина.
— Помоги мне дойти, Тина. Можешь забрать мое оружие, если оно тебя пугает.
 
К оружию крестьянка прикоснуться не осмелилась, но помочь согласилась. Пока Тина вела Элиссу к дому, командор едва не лишилась сознания.

Наконец через пару веков — так, во всяком случае, показалось Кусланд, пребывающей на грани обморока, — они добрались до деревянного дома. Командор смутно помнила, как ее встретил немолодой человек, хромающий на одну ногу. Элиссу довели до кровати и уложили в нее. Кажется, девушка помогла ей раздеться, затем Тина завернула ее в одеяло и напоила какой-то настойкой, на вкус гораздо противнее, чем привычный эльфийский отвар.

Элисса проснулась днем, она вся вспотела, и ей безумно хотелось умыться. Пока Кусланд пыталась выпутаться из одеяла, в комнату вошла Тина и села на край кровати:

— А вы умеете сражаться?
— Умею и весьма неплохо. Но сейчас вряд ли я смогу научить тебя парочке приемов, — с трудом улыбнулась Элисса.
— Вам повезло, — девушка прямо вся расцвела, — вы умеете сражаться.
— Да, я училась с детства. Но этого оказалось мало, — грустно ответила Кусланд.
— Мало для чего?
— Ни для чего, — отмахнулась Элисса. — Мне нужно еще поспать.

Командор снова провалилась в сон, она надеялась, что через пару часов, максимум на следующий день, сможет нормально добраться до Башни.

Проснулась Элисса, когда солнце уже село, а за окном властвовала кромешная тьма. Где-то за дверью яростно спорили отец и дочь.

Вскоре их голоса затихли. Элисса потрогала свой лоб, кажется, жар спал. Да и чувствовала Героиня Ферелдена себя намного лучше. Кусланд подошла к полочке, где были сложены ее вещи. Прежде всего она проверила оружие: парные мечи были на месте, а вот кинжал, который Страж прятала в сапогах, отсутствовал.

Неприятные мысли зашевелились в голове у девушки. Если эта парочка и хотела причинить ей вред, то они могли спокойно проделать это, когда обессиленная Элисса спала днем. Да и почему тогда из всего оружия они забрали только кинжал? Может, все-таки ее нож просто где-то затерялся среди вещей? Кусланд вздохнула и принялась неспешно одеваться. Теперь это было не так больно, как в пещере у гнома.

Послышалась целая череда звуков. Элисса насторожилась: неподалеку раздались чьи-то громкие голоса. Кусланд это не слишком-то понравилось. Она быстро привела в порядок свою одежду, один меч девушка оставила в ножнах, второй был у нее в руке. Страж тихо отворила дверь и начала медленно спускаться по лестнице. Ноги в очередной раз напомнили о своих синяках.

Кусланд застыла, услышав испуганный голос отца девушки:

— Подождите, вот деньги — это все, что у нас есть. Наверху лежит женщина, у нее есть еще деньги. А еще она больна и не дурна собой — она не сможет сопротивляться. Берите ее, только прошу вас, оставьте нас с дочерью в покое!
 
По интонациям Элисса поняла, что старик умолял кого-то. Кусланд захлестнул гнев: она понимала отчаяние старика, но вот так предлагать другую женщину!

Прежде чем Кусланд успела сделать следующий шаг, послышался голос пришедшего.

— Мне не нужна больная и слабая, я хочу здоровую и в расцвете сил. Пошли, дорогая, этим незачем глазеть на нас.

Элисса могла поклясться, что она слышала этот голос и ранее. Прежде чем она успела додумать, другой голос произнес:

— А я не привередливый, да и деньги мне нужны.

Дверь прямо перед Элиссой распахнулась, перед ней стоял здоровяк. Один из той самой компании, что в казарме резался в карты. Кусланд почти машинально сделала выпад мечом. Острие неглубоко вошло в гостя и заставило его со вскриком отступить на несколько шагов.

«Чтобы прикончить этого здоровяка, нужно нечто большее, чем один удар», — успела подумать Элисса.

Кусланд выхватила второй меч и, не обращая внимания на боль, вбежала в комнату. Почти сразу же с удивленным криком: «Командор!» на нее напал ривейнец с мечом.

Кусланд выскользнула из-под его оружия и едва не угодила под тяжелый двуручник здоровяка. Махина оцарапала деревянный пол за спиной у Элиссы. Ривейнец был гораздо проворнее, нужно было сперва разобраться с ним.

Использовав здоровяка как прикрытие, она зашла за его спину, тем самым скрывшись из поля зрения разбойника. Нанести полноценный удар в спину командор не успевала, поэтому только слегка оцарапала огромного детину. Затем Элисса ловким движением опять обошла лысого и быстро бросилась в атаку на разбойника. Первый ее удар ривейнец отбил, а вот второй меч достиг цели. Оружие Элиссы распороло ему бедро.

Тот, схватившись за ногу, отпрянул, Кусланд же пришлось удирать от очередного удара здоровяка: его огромный двуручный меч встретился с одним из мечей девушки и выбил оружие из ее руки.
 
У нее остался только один клинок, зато оба противника были ранены, а она — нет. Первым ломанулся лысый амбал, он снова размахнулся своим огромным мечом, на этот раз в горизонтальной плоскости, но кончик оружия зацепился за стену, что дало Элиссе время уйти от угрозы перекатом. Она хотела добить здоровяка и чуть не попала под удар разбойника. Единственным путем к бегству оказался стол, девушка ловко перепрыгнула через преграду. За ее спиной двуручник обрушился на деревянную мебель. Меч застрял в дереве, Элисса резко развернулась и напала на здоровяка, пока тот, схватившись за эфес клинка, пытался извлечь его — дерево держало крепко. Меч Кусланд полностью отсек ему одну руку. Фонтан крови хлынул на выскобленный до абсолютной чистоты деревянный пол. Здоровяк отшатнулся, но зацепил стол ногой, в результате чего тот опрокинулся прямо на Кусланд. Та успела отскочить, но застрявший в дереве двуручник выбил из рук командора оставшийся клинок.

Отпрыгивая от рушащегося на нее стола, девушка споткнулась. Ривейнец воспользовался этим и напал на нее. Элисса извернулась, схватила его запястье и вывернула, заставляя выронить меч.

Кусланд подхватила клинок разбойника. Она замахнулась на противника и… время замерло. Свет померк, смуглая кожа разбойника резко побелела, глаза превратились в бездушные провалы порождения тьмы, а на руках вытянулись длинные черные когти.

«Создатель! Что же со мной происходит?!» — взмолилась Элисса.

Через мгновенье перед ней снова стоял ривейнец, которого она хотела зарубить мечом, но было уже поздно. Тяжелая рука здоровяка обрушилась на нее сзади, девушка осела на пол. Она не успела даже привстать, как огромная лапища схватила ее и швырнула на многострадальный стол. Элисса попыталась подняться, но ривейнец заломил ей руки и прижал лицом к дереву.

— Наша командор любит всех поучать по справедливости. Ну-ка положи на стол ее тонкую прелестную ручку, — прохрипел здоровяк.
 
Он явно был не в себе, белый как смерть, он пытался зажать бьющую из руки кровь, но, конечно, у него ничего не получалось.

Элисса пыталась бороться, но силы были неравными. Ривейнец положил ее руку на стол и плотно прижал ее.

Кусланд стиснула зубы, хотелось закричать, но еще сильнее хотелось вцепиться в этих мерзавцев зубами и вырвать жизнь из их никчемных тел. Сейчас ее лишат руки и убьют! Возможно, не сразу. Элисса видела, как здоровяк заносил ее же собственный меч над ее запястьем. Еще чуть-чуть, и Героиня Ферелдена позорно зажмурится, чтобы не видеть, как ее покалечат.

Прошла секунда. Элисса ничего не почувствовала, запястье все еще было на месте. Рука здоровяка безвольно опускалась вниз, а сам он заваливался вперед: рана доконала его. Кровь по-прежнему толчками выливалась из его руки, но поток заметно ослаб. Только сейчас Кусланд поняла, что вся комната буквально залита свежей кровью, и вся эта кровь принадлежала амбалу. Умирающий враг все же насолил командору напоследок: рухнул прямо на стол, погребя под собой и Элиссу, и разбойника-ривейнца.

Хватка последнего ослабла, похоже, ему нешуточно досталось от бывшего товарища. Элисса с трудом высвободилась из-под тела противника, успев удивиться, как этакая туша не переломала ей все кости.

Впрочем, оставшийся в живых ривейнец оказался быстрее. Он выкарабкался из-под мертвеца гораздо раньше и уже заносил кинжал, чтобы покончить с Кусланд. В следующий миг разбойник упал на пол, пронзенный мечом. В шаге от него стоял старик, он посмотрел на Элиссу полубезумными глазами и произнес:

— Тина…

Элисса вытащила меч из ривейнца, нашла второй и бросилась на улицу. Неподалеку от дома располагался маленький сарай, Кусланд направилась прямиком к нему. Оттуда раздавались звуки борьбы. Страж выбила дверь ногой.

Перед ней предстала такая картина — Тина и светловолосый, коротко подстриженный парень сплелись в объятиях борьбы. Но ненадолго. Девушка отпрянула к стене, из ее живота торчал кинжал Элиссы. До Кусланд дошло, зачем Тина забрала у нее нож. Светловолосый юноша удивленно и испуганно посмотрела на Элиссу.

«Командор, она напала на…» — только и успел произнести он, как Кусланд яростно рубанула его по горлу.

Парень, хрипя и булькая, упал. По земле растекалась кровь.

Элисса бросилась к девушке — поздно, она была мертва. Командор вытащила кинжал и, бережно взяв крестьянку на руки, покинула сарай с мертвой девушкой на руках. Навстречу ей из дома бежал старик. Его полубезумное лицо с мольбой было обращено к Элиссе. Страж покачала головой, избегая глядеть отцу умершей в глаза. Кусланд молча передала ему тело дочери. Из глаз старика покатились слезы, и он тихо осел на землю вместе со своим мертвым чадом.

Адреналин начал уходить, а голова Элиссы проясняться. Героиня Ферелдена понимала, что время сейчас самое неподходящее, но ей просто необходимо было знать, что все это значило.

— Эти солдаты, они уже приходили к вам? — обратилась к рыдающему старику Элисса.
— Да, — старый крестьянин ухватился за этот разговор, лишь бы не смотреть на бездыханное тело Тины. — Они были отправлены сюда для защиты крестьянских земель, и вот что эти скоты делали на самом деле.
— Почему вы не сказали никому?
— Я пытался сказать лорду Эддельбреку, но они пригрозили, что убьют меня и мою дочь.
— Вы могли взять ее и убежать к Башне Бдения, где рассказали бы мне всю правду. Я бы никогда не стала закрывать глаза на такое, — возразила Элисса.

Внезапно старик оторвал голову от плеча своей дочери и посмотрел на Кусланд. До него дошло, почему во время драки они назвали ее командором.

— Так это были твои солдаты, Элисса Кусланд?
— Да, но я и понятия не имела…
— Убирайся! — в ярости взревел старик.
— Я не знала, но обещаю, я не позволю, чтобы такое повторилось… — Элисса пыталась оправдаться то ли перед безутешным отцом, то ли перед самой собой.
— Во имя Создателя! — старик обвиняюще наставил на командора указательный палец. — Если ты хоть каплю сожалеешь о произошедшем — убирайся!

Элисса ушла, оставив за спиной рыдающего старика, его мертвую дочь, трупы своих солдат и залитую кровью хижину. Разразилась гроза, но девушку это не волновало.

Кусланд думала только о том, как она всеми силами пыталась защитить свои земли от орлесианцев, а в итоге ее собственные солдаты поступили так же, как и захватчики. И это целиком и полностью была вина Элиссы. В этом не обвинишь никого другого. Был ли это частный случай, или ее солдаты вытворяли такое постоянно?
 
Во имя Создателя, почему никто не пожаловался? Почему она узнала все именно так? Почему?!

Элисса вспомнила, что лорд Эддельбрек просил ее аудиенции, а она перенесла ее, потому что была поглощена проблемой нападения на караваны. Может, Эддельбрек хотел сообщить о подобных случаях, а Кусланд только отмахивалась, в душе считая его дураком?
 
Да что же она за командор, если ее солдаты совершают такие ужасные поступки, а она узнает об этом лишь по чистой случайности?

Элиссе хотелось закричать, изливая весь яд, скопившийся в ее душе за одну только эту ночь. Внезапно ее словно мешком по голове огрели: у светловолосого парня, которого она убила, а еще раньше заставила съесть карты, был близнец, а нападавших было всего трое.

Разум Элиссы заставил ее отложить переживания и поспешить назад к Башне Бдения.



 

Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


06.11.2014 | Jaheira | 746 | Jaheira, архитектор, фем!Кусланд, Веланна, Амарантайн, Ненастье перед бурей, натаниэль
 
Всего комментариев: 0

avatar