Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Отпуск в Орлее. Глава 4. Раскрытие тайн

к комментариям
Жанр: юмор, детектив;
Персонажи: фем!Хоук/Фенрис, Варрик, Андерс, ОС;
Статус: завершено;
Описание: У Марианны Хоук новый заказчик и новое задание. На этот раз — за границей! Ей придется столкнуться не только с причудами орлесианской моды, но и с таинственными Тенями Императора.

Автор: Nodzomi

В какой-то момент Марианна подумала: какая жалость, что отравитель не довел свое доброе дело до конца. Но потом девушке стало стыдно за свои мысли. Нехорошо взваливать работу на чужие плечи: она сама должна разобраться со Зверюгой!
Однако же становилось совершенно очевидным, что Тень перешла в активное наступление. Пытался ли преступник выбить Защитницу из колеи, напав на ее любимую кобылку? Отвлечь? Или же заставить Марианну задержаться как можно дольше в поместье, чтобы иметь побольше возможностей напасть на Хоук со спины?
Последний вариант выглядел наиболее вероятным, учитывая, что друзей ко всему прочему еще и обезоружили…
— Вот архидемонов выродок, — выругалась Марианна, притопнув ножкой. Каблучок туфли застрял в неудачно попавшейся под ноги лепешке конского навоза.
Хоук надоело все это шмотье. И она, повернувшись к Фенрису спиной, скомандовала распустить ей шнуровку на корсете. Несколько минут спустя к туфлям в навозе отправилось и все остальное платье.
Марианна осталась только в белых кружевных панталонах до середины бедра и тех самых орлесианских чулочках, о которых так давно мечтала. Фенрис снял с себя черную кожаную куртку и надел на возлюбленную, чтобы ей было чем прикрыть верх, ибо расхаживать в корсете она отказалась наотрез.
Варрик наблюдал картину переодеваний с усмешкой. Зрелище было то еще. Казалось бы, в том виде, в котором сейчас находилась Хоук, любая другая женщины должна была воплощать собой верх сексуальности, но Защитница… пугала. Наверное, в Орлее так выглядели привидения. Такие же экстравагантные, как все в этой стране. В свете наступающих сумерек бродить в таком виде становилось опасно. Опасно для тех, кто случайно наткнется на Хоук, разумеется. Повезет, если несчастный отделается только легким испугом.

Закончив с переодеваниями, Марианна начала разминку. Фенрис отступил на пару шагов назад так, чтобы на покачивающуюся женскую попу в кружевах открывался более удачный вид.
— И к чему эти упражнения на этот раз? — на всякий случай уточнил Варрик, тоже отступая. Но исключительно для того, чтобы не попасть под «мельницу».
Защитница, сымитировав несколько ударов ногами, попрыгала на месте и закончила.
— Разогреваюсь перед дракой, как всегда, — ответила она как ни в чем не бывало.
Варрик огляделся вокруг. Но не обнаружил ни души.
— Надеюсь, ты собираешься драться не с нами, Хоук? — на всякий случай уточнил гном.
— Конечно с вами! — казалось, девушка была даже оскорблена сомнениями в голосе друга. — Ты, я и Фенрис против преступника!
Выхватив из чулка металлический стержень длиной с предплечье, Марианна покрутила его в руке, будто привыкая к его весу.
— Давненько у меня не было хорошей драки!
Варрик фыркнул, расслышав в голосе подруги плохо скрываемое предвкушение удовольствия:
— Часа три назад? А как же то незабываемое представление в конюшне?
Девушка отмахнулась. Мол, какой из кобылы противник.
«Ну не такой уж плохой», — мысленно ответил гном. Вон, все тело Защитницы до сих пор в кровоподтеках.
— Итак, вперед! — скомандовала Марианна неожиданно.
Ее спутники встрепенулись и недоуменно переглянулись. Но не сказали ни слова и беспрекословно последовали за предводителем. Защитница совершенно очевидно направлялась в сторону сада.
— Кхм… — начал Фенрис.
— Да, мы направляемся в погреб, — предупредила его мысли Хоук. — И да, — она обернулась, — если после битвы там останется хоть одна бутылка, ты сможешь ее взять.
Варрик рассмеялся:
— А понимаешь ли ты, Хоук, что это воровство?
— Это плата за мою работу в отпуске! — огрызнулась она. — Правда, у меня нет уверенности, что мы сможем в этот погреб попасть.
Девушка резко свернула влево и остановилась перед ведущей вниз лестницей, затерявшейся среди розовых кустов.
— Как не сможет туда попасть и он, — и Марианна кивнула на темную фигуру у нижних ступенек, отчаянно пытавшуюся взломать замок массивной железной двери.
 
Уже стемнело. Преступник стоял в тени, завернутый в плащ, повернувшись к товарищам спиной. Лишь только панталоны Защитницы белели во тьме, как луна на небосводе. Они и тату Фенриса были единственными светлыми пятнами в ночи. Понять, кто же был таким любителем вин, что предпринял попытку добраться до них в такое время суток, не представлялось возможным.
— Кто вы? — прохрипел он.
Неужто он и правда принял Хоук за орлесианское привидение? Во всяком случае, ужас в его голосе был неподдельным.
Марианна сбежала вниз по ступенькам. Одним движением скинув с преступника плащ, она развернула мужчину к себе и прижала к двери. Попав в железную хватку Хоук, несчастный начал отчаянно трепыхаться.
— Так это были вы? — прошипела Марианна, вглядываясь в его лицо. — Убью! — она несколько раз приложила его головой о металлический косяк.
Не дожидаясь, пока Защитница повторит свой прием еще раз, мужчина выпалил:
— Неужто эта дурацкая кобыла так дорога вам?!
— Что? — от неожиданности Хоук даже ослабила хватку. — Да катитесь вы с этой зверюгой на Глубинные тропы! Я же тебе все еще не отомстила за то, что ты прикасался своими грязными руками к моему эльфу!
И Марианна ударила коленом мужчину между ног. Тот, попискивая, начал сползать вниз. Хоук отпустила его, позволяя упасть к своим ногам.
Самуил все еще был в тех нелепых полосатых панталонах. Значит, он тратил все свободное время на поиски, не удосужившись даже переодеться. Впрочем, учитывая, сколько он вынужден был проваляться без сознания по вине Хоук и компании…
— Кажется, я начинаю понимать, — заговорил Варрик. — Именно он отравил твою кобылу, Хоук. Вернее, воду или еду в стойле.
— А тот денник, как известно, предназначался совсем для другой лошади, — поддержал рассуждения гнома Фенрис. — Он хотел отравить коня Генриха.
Варрик с эльфом переглянулись и усмехнулись.
— И сделал он это как раз тогда, когда заглянул в конюшню в первый раз и получил в лоб от кобылки Хоук, — продолжил гном.
— И поскольку он тут же потерял сознание, то так и не узнал, что Ночь перевели в другое стойло! — закончил за него Фенрис.
И приятели обменялись чем-то похожим на «пять».
Марианна присела на корточки перед Самуилом и с жалостью посмотрела на него.
— Неужели какое-то вино этого стоит? — произнесла она с сомнением.
Кажется, Фенрис пробормотал нечто вроде «Я могу его понять», но Хоук не могла ручаться, потому что не расслышала толком, а когда обернулась, эльф смотрел куда-то в сторону, пошаркивая голой пяткой.
— Ха! — внезапно зло гаркнул «преступник». — Этот придурок Генрих только и знает, что думать о вине и бабах. Этот идиот не понимает, какое богатство лежит у него прямо под носом, — и глаза Самуила засверкали ярче, чем нижнее белье Марианны. — Где-то здесь есть сокровищница фон Рюшек, я точно знаю! Легендарные богатства, золото, в котором может искупаться человек! Вот что надо искать, а не какие-то жалкие бутылки пойла! — мужчина сплюнул и попал Хоук на чулок, за что тут же получил по морде, естественно. Следующим пришлось сплевывать зуб. — Я с вами поделюсь! Там на всех хватит! Отпустите меня, я помогу вам отыскать сокровищницу. Я точно знаю, она где-то здесь. Я был уверен, что двух-трех дней мне хватит, необходимо было только задержать здесь Генриха ненадолго, — Самуил скривился. — Я не собирался убивать Ночь. Да и такой здоровый конь не сдох бы от той дозы порошка. Но этот дурак никуда бы не уехал без своей лошади. Этого мне было достаточно.
Всю его речь Хоук и ее товарищи слушали молча, не произнося и слова. Это вселило в мужчину надежду.
— Ну так что? Вы поможете мне?

Марианна помогла Самуилу подняться и наблюдала, как он отряхивает свой измятый костюм.
— Сильно же ты отличаешься от своего друга, — презрительно произнесла она. — Он думает только о вине и бабах. Ты же — о деньгах и мужиках.
Стоя на ногах, мужчина чувствовал себя куда более уверенно. Подбоченившись, он оглядел Защитницу сверху вниз. Взгляд его был полон презрения ко всему женскому роду.
— Это ты убил барона? Он стоял на пути твоих поисков? — наконец решилась просить Марианна.
Самуил взглянул на Хоук, как на сумасшедшую. Впрочем, он ни секунды не сомневался, что ею она и являлась.
— Глупости, я не убивал его. Да и просто не смог бы. Этот идиот Генрих не отходил от меня ни на шаг, постоянно болтая о том, как он хочет вас… — Самуил кинул на Марианну резкий взгляд и тут же его отвел, — узнать получше. Сначала я не понимал, о каком диком варваре идет речь. Но теперь меня, можно сказать, осенило.
Мужчина поднял с земли связку ключей, которыми давеча пытался открыть дверь, и потряс ими перед носом Хоук:
— Ну как, вы принимаете мое предложение?
Марианна улыбнулась ему самой лучезарной улыбкой, на которую только была способна в подобной ситуации. Самуил в ужасе отстранился.
— Простите, но я не могу, — Марианна развела руками. — Я дала кое-кому обещание. Так что вам придется искать богатства где-нибудь в другом особняке, а не здесь.
И девушка хуком справа отправила собеседника в очередной нокдаун. Четвертый за сегодня.
Забрав у него ключи, она внимательно их рассмотрела.
— Фенрис, будь добр, посвети.
Эльф поднес ладонь к замочной скважине, с легким недоумением наблюдая, как Марианна примеряет к ней каждый ключ, так ни один и не вставив.
— Все ясно, — наконец заговорила она, крепя связку к поясу. — Отдам ключи Данне. А сейчас нам надо кое-кого навестить.
И друзья вышли из парка.

Шанталь готовилась ко сну, когда Люсинда, выглянув в окно, внезапно радостно завизжала:
— Ой, смотри, смотри! Там привидение! — и указала куда-то в темноту деревьев.
Шанталь глянула туда, куда указывала сестра. Создавалось впечатление, что луна (в оборочках?) летела низко над землей (к дождю?), сопровождаемая светящимися голубыми полосками (какие-то знаки?).
Шанталь видела много привидений, но такое — первый раз в жизни.
— Невероятно, правда? — восхищенно захлопала в ладоши вечно восторженная Люсинда. — Может, у призраков это новая мода такая? Расскажу девчонкам — обзавидуются! Они сами призраки уже больше трехсот лет, им, наверное, надоело в одном и тот же ходить!
Дом сестер был старым замком, в котором обитали многочисленные фамильные привидения. Люсинда умудрилась передружиться со всеми. У семьи было не очень много денег, девушки не имели возможности посещать большое количество балов. А потому и подруг своего возраста у них практически не было. Вот Люси и завели подружек среди призраков молодых барышень.
— Спи, — скомандовала старшая сестра, — завтра нам предстоит долгий переезд домой, — и поцеловала младшую в лоб.

Когда в дверь постучали, Люсинда уже спала, а Шанталь сидела у потухающего камина, глубоко задумавшись о своем.
За дверью стояла раздетая женщина, полуголый эльф, заметный в полумраке зала по своим светящимся тату, и гном. Пожалуй, не стоит расстраивать Люсинду, рассказывая, что это были никакие не призраки.
— Что угодно? — спросила Шанталь со льдинкой в голосе.
— Прошу прощения за беспокойство, но мы ненадолго, — Марианна присела в издевательском реверансе. — Мы лишь заглянули предупредить, что нам все известно.
Шанталь повела плечом и хмыкнула.
— Не понимаю, о чем вы.
— Об убийстве, — сладко пропела Хоук, пытаясь заглянуть собеседнице в глаза, но та их отчаянно отводила.
— Я рада, что вы раскрыли это ужасное убийство, надеюсь, убийцу накажут по всей строгости закона, — Шанталь улыбнулась так, будто находилась на балу во дворце, а не стояла в одной ночной рубашке перед полуголыми гостями у входа в опочивальню. — А теперь, если изволите, я отправлюсь спать, завтра предстоит тяжелый день.
И она попыталась закрыть дверь.
— Конечно, тяжелый, — услышала она перед тем, как запереть засов. — Ведь мы все с утра доложим герцогу Анварскому. А уж он примет меры.

Дождавшись, когда шаги непрошеных гостей окончательно утихнут в коридоре, Шанталь позволила себе проявление злости и, схватив с кровати подушку, бросила ее в камин. Потухшие было угли начали разгораться сильнее, пожирая ткань.
Люсинда, поворочавшись в кровати, открыла глаза.
— Шанталь, что произошло?
Сестра закрыло лицо руками. Ладони все еще пахли этим паршивым сыром.
— Ничего, — прошептала она. — Просто спи.
Люсинда села в кровати, протирая глаза.
— С тобой точно все хорошо? — спросила она, зевнув. — Не хочешь возвращаться к Рональду?
Шанталь горько усмехнулась:
— Рональд мой муж. И хозяин нашего замка. Вопрос не в том, хочу я возвращаться или нет.
Женщина увидела, как младшая сестренка подвигает к ней свою подушку, и усмешка сменилась на улыбку.
— Давай лучше я расскажу тебе о Защитнице и одержимом…

— Что это было, Хоук? — допытывался Варрик, когда приятели шли по коридору в отведенные для них покои.
— Раскрытие убийцы, я полагаю? — задумчиво ответила Марианна, берясь за ручку двери.
Варрик и Фенрис зашли за ней следом.
— А с этого места поподробнее, пожалуйста, — не унимался гном, предпочитая игнорировать красноречивые взгляды Защитницы со своей персоны на дверь и обратно.
Хоук оставила попытки выставить друга из комнаты и со вздохом уселась на кровать. Фенрис устроился у ее ног, позволяя возлюбленной запустить руку в его волосы.
— У меня есть большие подозрения, что именно наша «Защитница» убила Вирилиса, — начала рассказ Марианна. — И завтра я все изложу Генриху. А уж дальше пусть его светлость решает, что с ней делать. В конце концов, именно он обладает здесь наибольшей властью.
Варрик сел в кресло у камина, невольно став свидетелем, как темнокожий эльф перехватил ладонь Защитницы и стал целовать. Пожалуй, надо скорее заканчивать с расспросами и сматываться отсюда. Хотя… для мемуаров о Защитнице Киркволла любая мелочь сгодится.
— Предположим, с сестрой они договорились об алиби заранее, — рассуждал гном. — Но зачем ей понадобилось убивать барона? Она — та самая Тень Императора?
Марианне совершенно точно было не до фон Рюшек и даже не до Варрика. С трудом собрав свои мысли в кучу, девушка, хихикая, вырвала свою руку из хватки Фенриса и задумалась над ответом:
— Вряд ли. Это самое банальное бытовое убийство. На почве ревности.
Варрик приподнял бровь, призывая подругу продолжать.
— Ревности к повару, — закончила свою мысль Хоук. — Нет, не удивляйся так, — засмеялась она, глядя на расширившиеся от неожиданности глаза гнома. — Это была ревность не на почве любви.
Защитница взглянула на нетопленый камин. Совсем, как в особняке Фенриса.
— Помнишь, повар говорил, что служил у барона полтора месяца, а прежние хозяева платили ему мало? — обратилась девушка к Варрику. — Скорее всего, этими хозяевами как раз были Шанталь и Люсинда. И таким образом женщина отомстила Вирилису за то, что он увел у нее прекрасного повара. И может быть, кто знает, — Марианна хохотнула в кулак, — надеялась, что потом повар вернется к ней!
Варрик поднялся, продолжая недоуменно качать головой.
— Не понимаю, зачем было обязательно убивать его? Почему нельзя было просто поговорить? Неужели она так сильно ненавидела своего друга детства?!
Марианна обхватила шею Фенриса руками, взглянула в его глаза и многозначительно прошептала, но так, что ее было прекрасно слышно и в другом конце комнаты:
— Ты даже не представляешь, на что способны отвергнутые женщины.
 
Уже на следующий день приятели отправились домой. Путь был долгим. Но Хоук отказалась проделывать его на лошади, и Тайрен предоставил ей повозку.
— И все-таки я кое-чего не понял, Хоук, — спросил Варрик, когда до Киркволла было совсем рукой подать. — Зачем Генрих разоружил нас?
— Наверное, потому что гости нас действительно боялись, — пожала плечами Марианна.
И будто демонстрируя, что бояться ее совершенно незачем, поймала комара прямо в полете и брезгливо стерла его останки со своей ладони.
— Но Гариэль не видел Генриха в саду, — продолжал расспрос гном.
Хоук пренебрежительно передернула плечами:
— Я так понимаю, он вообще подслеповат и слишком погружен в себя и свое горе, чтобы обращать внимание на окружающих.
Варрик припомнил отрешенный взгляд Гариэля, его вопросы невпопад при их первом знакомстве и вынужден был согласиться.
— Ну и наконец: меня постоянно мучит вопрос, — гном с хитрецой глянул на подругу. — Откуда в тебе внезапно взялась эта мудрость? Ты была похожа на настоящего сыщика!
Марианна расцвела от комплимента, предпочтя проигнорировать намек, что обычно она ведет себя намного глупее.
— Не знаю, — рассмеялась она. — Во всем виновата злость за испорченный отпуск?

Когда друзья вернулись в город, Хоук позвала их к себе, обещая «сюрприз».
Войдя в особняк, она приказала мабари вести себя тихо, а Бодану и Оране знаком скомандовала не двигаться с места, не задавать вопросов и желательно не дышать.
На цыпочках она поднялась на второй этаж и резко распахнула дверь в спальню.
«Сюрприз» был удивлен не меньше, чем Фенрис и Варрик.
Элена замерла над сундуком с одеждой у изножья кровати, в котором только что упоенно копалась.
— Ох, Защитница, — Элена безмятежно улыбнулась, делая вид, что никак не причастна к раскуроченной спальне. — Вы вернулись? Так быстро?
Хоук вошла в комнату, оглядывая беспорядок. Даже щиты были сняты со стен, дабы проверить, что за ними нет тайников.
— То, что ты ищешь, — произнесла Марианна вместо приветствия, — не здесь, — Защитница решительно взглянула на побледневшую магичку. — А там, куда ты никогда не сможешь попасть.
Внезапно Элена разразилась хриплым, будто старческим смехом. Такой совсем не шел молодой девушке.
— Нет таких мест, куда бы я не могла попасть! — ее глаза злобно сверкнули. — Где бы ты его ни спрятала, я все равно его найду!
— Нет, в Киркволле есть настолько надежно защищаемое место, в которое обычной разбойнице, вроде тебя, ни за что не попасть, — спокойно ответила Хоук.
Лицо Элены вытянулось, а дыхание заметно участилось.
— Ах ты дрянь, — прошипела она, когда до нее дошел смысл сказанных Защитницей слов. — Казематы! Ты спрятала его в Круге?!
Варрик хлопнул себя по лбу, будто только что понял смысл происходящего.
— Портянки Андрасте, ну конечно! Теперь все понятно! — видя, что Фенрис взирает на него с недоумением, гном указал на Хоук. — Смотри внимательно, сейчас она все объяснит.
Марианна скрестила руки на груди и с усмешкой взирала на беснующуюся противницу.
— Я почувствовала неладное еще тогда, в «Цветущей розе». Какой храмовник станет снимать все свои защитные амулеты перед магичкой, которую к тому же пытается взять силой? Такое возможно только в одном случае: если он знал, что перед ним никакой не маг!
Элена дернулась так, будто ее ударили. Хоук продолжила наседать:
— Ты подкупила Вилсона, благо подкупить его можно чем угодно, чтобы он сыграл сценку «нуждающаяся в помощи магичка, над которой сжалился храмовник», — глаза «магички» налились кровью. Марианна не обратила на это внимания. — Тогда я еще не понимала, что ты задумала, но, пораскинув мозгами… Варрик, не смотри на меня так, мозги у меня есть!.. Я решила, что у меня есть только одна вещь, за которой может охотиться девушка в орлесианских чулках.
Кстати, о чулках. Хоук все-таки прикупила десяток в путешествии. Ибо они оказались чудо как хороши…
— Помнишь тот обглоданный орлесианский скелет, Фенрис, который мы обнаружили в брюхе не так давно убитого нами дракона?
Эльф кивнул, подтверждая у себя наличие памяти. Марианна удовлетворенно хмыкнула:
— Среди останков мы обнаружили… гм… амулет. Вот его я и отдала перед поездкой на хранение Бетани. В Казематы.

Элена зарычала так, что, казалось, вот-вот превратится в зверя. Она хотела было выхватить из-под полы кинжал, но Хоук ее опередила, перехватив ее запястья и повалив девушку на пол.
— Я же предупреждала цеплять кинжал к щиколотке, а не к бедру, — посетовала Марианна. — В случае опасности можешь не успеть воспользоваться.
«Магичка» начала отчаянно брыкаться, пытаясь освободиться, но Защитница уже перевязывала ей руки первой попавшейся рубахой (их тут столько по полу раскидано было). Хоук не обращала внимания на сыпавшиеся на ее голову не самые лестные эпитеты. Впрочем, она слыхала в своей жизни описание своей внешности и куда более экстравагантными словами. Но несколько новых орлесианских словечек, впрочем, следует взять на заметку.
— Может, заткнем ей рот? — поинтересовался Фенрис, присаживаясь рядом и помогая удерживать беснующуюся Элену за ноги.
Закончив вязать узлы, Марианна с помощью эльфа перетащила пленницу на кровать.
— Нет, у меня есть к ней еще один вопрос.
Хоук подняла с пола свой старый меч. Вообще-то он висел в комнате исключительно как украшение, морально устарев, когда еще Бетани с Карвером не появились на свет. Но попугать кого-то, пожалуй, еще мог.
— Я так понимаю, тот труп в чулочках в брюхе дракона и был Эленой фон Рюшка, чей переезд в Вольную Марку из орлесианского Круга магов вышел крайне неудачным, — задумчиво протянула Хоук. — Вот почему ее переписка с Гариэлем оборвалась так резко еще тогда.
Варрик согласно кивал, подтверждая каждое слово Защитницы и заодно сверяясь со своими записями.
— Амулет, который она носила на шее, был ключом от той самой легендарной сокровищницы фон Рюшек, о которой любил рассказывать Вирилис, обещая искупать девушек в золоте.
— Так значит, он все-таки имел в виду буквальный смысл? — уточнил гном, глядя куда-то в свои бумаги.
— Самый что ни на есть, — подтвердила Марианна кивком. — Я подозреваю, что и сокровищница на самом деле где-то в погребе. Если это вообще погреб. И вот ты, — Хоук вновь обращалась к связанной девушке, — прибыла в Киркволл несколько недель назад и обнаружила, что Элена так сюда и не доехала. Наведя справки у торговцев, которым я безуспешно пыталась продать безвкусный амулет в виде мужского достоинства, ты разыграла спектакль, чтобы выслать меня из страны.
«Элена» что-то шипела на языке, которого Хоук не понимала. Наверное, она обзывала Марианну идиоткой, что в свете проделанных ею масштабных умственных вычислений было особенно обидно.
— Расчет прост. Находишь ключ, обкрадываешь сокровищницу барона, корона получает столь необходимые ей деньги, — Марианна горько ухмыльнулась. — В итоге и титул, и земли, и деньги все равно достанутся Селине. Злая ирония, не правда ли?
Орлесианка громко засмеялась. Хоук, не дожидаясь, пока она соизволит замолчать, приставила меч к ее горлу:
— Но чтобы продемонстрировать, что свою партию ты таки проиграла, — прошипела Защитница, — я заставлю тебя признаться, кто ты такая, Тень!

Позже Марианна пила с Изабеллой в «Висельнике». Пиратка спросила насмешливо, глядя на подругу:
— Слышала, ты опять собираешься в отпуск?
Хоук пригубила пиво и скривилась. Какая это все же гадость. Правильно Фенрис делает, что ничего здесь не заказывает.
— Ага, — ответила Марианна, прокашлявшись. — Хочешь со мной?
— Само собой! — воскликнула Ривейни. — А то в прошлый раз все удовольствие досталось тебе. Куда на этот раз?
Защитница достала из кармана жилета ключ весьма неприличной формы. Изабелла оценила.
— В Орлей, — Марианна спрятала ключ обратно. — Видишь ли, я обещала Фенрису, что он обязательно получит несколько бутылочек «Золотого».




Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава

Материалы по теме


15.01.2014 | Alzhbeta | 555 | детектив, Варрик, Хоук, Фенрис, юмор, Отпуск в Орлее, Nodzomi
 
Всего комментариев: 0

avatar