Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Отпуск в Орлее. Глава 2. Прибытие

к комментариям
Жанр: юмор, детектив;
Персонажи: фем!Хоук/Фенрис, Варрик, Андерс, ОС;
Статус: в процессе;
Описание: У Марианны Хоук новый заказчик и новое задание. На этот раз — за границей! Ей придется столкнуться не только с причудами орлесианской моды, но и с таинственными Тенями Императора.

Автор: Nodzomi

Марианна никогда так много не ездила верхом. До этого момента во всех своих путешествиях она передвигалась исключительно пешим ходом и, чего греха таить, путешествовала все больше от имения до пляжа и обратно. Да и лошадей-то, если задуматься, не видала никогда. И предпочла бы впредь с ними не встречаться.
Хоук и это длинномордое животное сразу невзлюбили друг друга. И огромный синяк в виде подковы на лбу Защитницы сыграл в разжигании этой вражды отнюдь не самую важную роль. Тем более что оборзевшая скотина тут же получила сдачу в виде колючки под хвостом.
Или сначала была колючка, а потом синяк?
Кобылу и Защитницу представили друг другу в Вал Руайо. Причем имя лошади было длинное и состояло аж из трех прилагательных и одного существительного. Марианна не удосужилась его запомнить, мысленно обозвав свою новую «знакомую» просто Зверюгой.
На приветливую улыбку Хоук Зверюга ответила презрительным фырканьем. Зато стоящий рядом Фенрис ей приглянулся. Марианне показалось, что лошадь начала строить темнокожему эльфу глазки. Во всяком случае огромные ресницы кобылы затрепыхались со скоростью, с какой обычно удирают маги от храмовников. Или храмовники от пьяных магов.
Фенрис скормил лошади яблоко, которое намеревалась выклянчить зверски голодная Хоук, и похлопал ее по морде (лошадь, не Хоук). Решив, что на этом предварительные ласки закончились, эльф водрузил на спину животного седло, совершил еще несколько малопонятных Марианне манипуляций и отправился седлать следующего скакуна.
Зверюга с некой долей разочарования проводила Фенриса взглядом, а потом демонстративно отвернулась от Хоук, которой предполагалось быть ее новой хозяйкой.

— Ты на кого это пялишься, животное? — ревниво прошипела Защитница сквозь зубы. — Чтобы ты знала: он мой!
Лошадь с недоверием уставилась на разговаривающую с ней женщину и обвела ее оценивающим взглядом. Вердикт был прост, ясен… и совершенно нелестен для спасительницы Киркволла от кунари.
— Да как ты… — задохнулась от возмущения Хоук. — На себя бы посмотрела!
Зверюга полюбовалась на свое отражение в ведре с водой и довольно махнула хвостом, одобряя увиденное.
Всю эту сцену молчаливо наблюдал Варрик. Гном призвал все свои внутренние силы, чтобы не рассмеяться и не упустить ни малейшей детали этой великой битвы между женщинами, которая обязательно войдет в следующую поэму о великой Защитнице Киркволльской. Или же в анекдоты. Зависит от того, в каком настроении будет Варрик и сколько он выпьет.
Тем временем Марианна пыталась вытащить Зверюгу из стойла. Безуспешно. Лошадь сопротивлялась, упираясь всеми четырьмя копытами. Плюнув на это дело, Хоук бросила поводья и подошла к Варрику.
— Скажи-ка мне, — обратилась она к гному, — какой идиот решил добираться до имения фон Рюшек на конях? Между прочим, пешие прогулки полезны для здоровья и способствуют очищению дорог от бандитов и порождений тьмы.
— Это предложила ты, — как ни в чем не бывало ответил Варрик. — Тебе показалось, что Фенрис устал. Ты заволновалась, что его пятка все еще не зажила, и заявила, что отныне мы будем путешествовать верхом.
Марианна закусила губу. Выбор между душевным комфортом и пяткой Фенриса был слишком очевиден. Приходилось смириться с необходимостью иметь у себя под боком, а вернее, между ногами это вздорное существо, нагло сожравшее последнее яблоко Хоук и компании.
 
Когда поздно вечером друзья все-таки добрались до загородного имения брата своей заказчицы, Хоук была готова отнести лошадей к таким же врагам человечества, как драконы или порождения тьмы. Может, и не к таким опасным, как первые, но к значительно более страшным, чем вторые.
Марианне категорически не нравилось ощущение чего-то крупного, живого и теплого между ног… Фенрис однозначно лучше!
Синяк на лбу болел, колени дрожали, нервы были вымотаны до предела. Возникало такое чувство, будто Марианна только что зачистила Глубинные тропы, а не совершила конную прогулку.
Варрик и Фенрис пережили эту поездку без каких-либо потерь в эмоциональном плане. А вот материальные потери все же случились: Фенрис по доброте душевной скормил лошадям все запасы овощей и фруктов. Причем если жеребцы эльфа и гнома в еде еще были более или менее придирчивыми, то кобыла Марианны жрала все подряд, что преподносил ей Фенрис. Даже жареную конину, которую Хоук в приступе ревности приобрела у какого-то местного крестьянина и незаметно сунула эльфу в заплечный мешок, делая вид, будто, как обычно, щупает пятую точку любовника.
Зверюга почувствовала неладное, заслышав загробный гогот «хозяйки» в тот момент, когда сама проглотила последний кусок «бутерброда».
Но мы не будем описывать последующие события. Скажем только, что, несмотря на свое полное незнание ежедневного лошадиного рациона, Фенрис оказался весьма искусным ветеринаром…

— Эх, нам бы блондинчика сюда, — пробормотал Варрик под нос, наблюдая, как Фенрис и его кулак отчаянно помогают млеющей от удовольствия кобыле избавиться от недавнего обеда. — Он бы мигом бедную животину на ноги поставил!
— Я сама ее сейчас так поставлю, что все конные памятники орлесианцев ей завидовать будут! — прошипела кипящая от злости Марианна.
— Не сомневаюсь, Хоук, — гном едва успел ухватить подругу за кожаный ремень и не дать ей приблизиться к «больной». — Но что-то мне подсказывает, что наш доктор справился бы с этой задачей куда менее кроваво и с большей пользой для нашего путешествия.
Защитница тяжело вздохнула и убрала меч обратно в ножны.
— Ты же знаешь, Варрик, Андерс почему-то в последнее время весьма неохотно путешествует с нами. Может, у него в больнице много дел? Или на личном фронте весна — ему не до моих проблем?
Гном хмыкнул:
— А может, его боязнь приближаться к тебе ближе, чем на десять метров, как-то связана с тем, что на прошлой неделе ты натравила на него мабари?
Марианна удивленно уставилась на Варрика, будто засомневалась, а ее ли друг перед ней или какой-то другой гном. Очередной кобылий стон вернул Хоук в реальность.
— О чем ты вообще, Варрик?! Когда это я делала нечто подобное с Андерсом?
Чтобы не быть голословным, гном порылся в своей походной сумке и достал увесистую пачку исписанных бумажных листов, куда с особой тщательностью заносил все похождения Защитницы Киркволла, намереваясь в будущем заработать на них целое состояние.
— Так, посмотрим, — Варрик послюнявил палец и скоренько пролистнул несколько страниц. Потом еще… и еще… Это точно на прошлой неделе было? А то, судя по объему, событий там минимум на месяц. — А! Вот. Вечер пятницы. Ты выгуливала мабари у имения Фенриса.
Точно, было дело! Марианна закивала. Чего греха таить, в тот день она тайно надеялась, что хозяин дома выглянет в окно или вовсе решит присоединиться к прогулке.
— И когда из имения вышел Блондинчик, — продолжал тем временем Варрик, — ты указала на него своему мабари и скомандовала: «Фас!»
Женщина нахмурилась, силясь восстановить в голове события того вечера. Внезапно она просветлела:
— О, так это был Андерс?! То-то мне визг знакомым показался! Примерно так же он визжал, когда мы Каллену подарок на день рождения преподносили.
— Его можно было понять, — пробурчал гном, сверяясь со своими записями месячной давности, — ведь храмовнику вы дарили как раз связанного Блондинчика…
— И не говори, — тяжело вздохнула Марианна. — Весь сюрприз своими криками испортил. Да и брыкался так, что чуть плечо мне не вывихнул. Само собой, Каллен отказался принимать такого буйного пленника. И нет, Варрик, не смотри на меня так назидательно. Мне совсем не совестно. Это же был подарок на днюшку, ничего более! Ну посидел бы Андерс денек в Казематах, ничего страшного, а потом я бы его обязательно вызволила! Нет, правда! Ведь мне Справедливость еще сорок семь золотых должен! — внезапно Хоук замолчала. На ее лице отразились такие потуги мысли, каких Варрик, пожалуй, никогда у нее ранее не встречал. Зверюга, которая давно уже вылечилась, а теперь просто наслаждалась процессом, кинула на соперницу победоносный взгляд, но была полностью проигнорирована. — Постой-ка… А почему это голый Андерс выходил из особняка Фенриса в пятницу вечером?
Варрик, не торопясь, принялся вчитываться в свои записи, но, узрев, как мрачнеет лицо Защитницы, значительно ускорил процесс:
— Ну, Блондинчик уверял меня, что он, Фенрис и Изабелла играли в «Алмазный ромб», и Ривейни с эльфом жульничали, обобрав несчастного бедного лекаря до нитки. В буквальном смысле.
— Ммм, — недоверчиво промычала Марианна, вспоминая, какой приступ ревности охватил ее тогда. Ух, и досталось эльфу потом за подобных голых гостей! Если и была где-то в поместье Изабелла, то Хоук ее там точно не заметила.

Фенрис тем временем вымыл руки в протекавшем рядом ручейке и подошел к товарищам:
— Хоук, ты оскорбляешь меня подобными намеками. Чтобы я? С магом?
Защитнице внезапно стало стыдно. Она начала ковырять землю носком сапога, хотя, если честно, предпочла бы отжаться раз сто, чтобы отвлечься от непрошеных мыслей.
— Я не смогла оценить его магический потенциал по одному только сверкающему голому заду, — пробубнила женщина. — Было темно, между прочим.
Зверюга же, заметив, что ее теперь все нагло игнорируют, издала глухое ржание. Но вместо долгожданной эльфийской мордашки вынуждена была наблюдать лишь оценивающий взгляд гнома.
— Ну что ж, — закончил осмотр Варрик. — Думаю, теперь мы можем продолжать путь. Мы практически у замка, а время уже позднее. Да и не все такие сытые и счастливые, как наши лошади.

Оставшуюся пару километров по территории фон Рюшек друзья преодолевали по-разному. Варрик и Фенрис верхом, тогда как Марианна — пешком. Ибо она и кобыла наотрез отказались общаться друг с другом. Эльф предложил, правда, возлюбленной пересесть на его коня, а он бы оседлал Зверюгу, но Хоук отвергла это предложение по двум причинам. Во-первых, ее взбесила полная радостного предвкушения морда своей лошади. А во-вторых, Защитница за путешествие отбила себе мягкое место так, что мягким оно уже совершенно точно не было. Не признаваться же Фенрису, что попа болит. Хотя… Может, он Хоук пожалеет, предложит сделать массаж или нечто вроде этого…
Впрочем, нет. Мы же о Фенрисе говорим, а не о ком-то другом. Максимум, что он предложит — выпить, чтобы не так чувствовать боль.
Словом, когда величественный замок фон Рюшек предстал перед друзьями, Марианна размышляла над возможностью уговорить эльфа поколдовать над ее попкой. Ну, знаете: «У орка болит, у Андерса болит, а у Марианны не болит!» Ой, нет! Ни в коем случае нельзя употреблять слово «поколдовать».

Увитое плющом достижение архитектурной мысли ассоциировалось не столько с «замком», сколько со «дворцом». Праздничное нижнее белье Марианны для особых случаев было не столь изящно, как это здание. И уж совершенно точно имело меньше ажурных кружавчиков, чем эта парадная лестница.
Но самое удивительное, что на этой самой лестнице, несмотря на поздний час, скопилось приличное количество народу. Все они были одеты в причудливые красочные наряды, в их сложных прическах, напоминающих произведения искусства, качались огромные страусиные перья (а может, перья гарпий, Марианна в этом не разбиралась), а на лицах большинства красовались разрисованные маски. Найти в этой толпе незнакомцев хозяина не представлялось возможным.
— Кажется, мы не вовремя, — пробормотал Фенрис.
— Может, у них свадьба? — предположила Марианна и как-то странно посмотрела на эльфа. Будто намекала на что-то.
— Боюсь, что бы это ни было, наша задача в разы усложнилась, Хоук, — покачал головой Варрик и принялся рассуждать. — Что-то мне подсказывает, что если покушение на брата нашей заказчицы и будет совершено, то именно сейчас, когда в доме тьма народу и легко затеряться в толпе. Ты же помнишь, Тенями может оказаться кто угодно. Наверняка потенциальный убийца где-то среди приглашенных гостей!
Марианна понимающе кивнула.
— Ладно, ищите конюшню и отведите туда своих лошадей, — скомандовала Защитница, — а я поговорю с людьми, попытаюсь выяснить, где искать Вирилиса и что тут, Архидемон их побери, вообще происходит.
 
И Хоук направилась к замку. Чем ближе она подходила, тем нервознее становилась. Поправив ножны и удостоверившись, что они закрывают злосчастную дырку на штанах, женщина поплевала на ладони и пригладила ими волосы. Зеркальца под рукой не оказалось, но Марианна все же надеялась, что где-нибудь на носу у нее не осталось крови тех глупых фанатиков, что напали на них на границе. Распрямив плечи и сделав глубокий вдох, Хоук направилась к ряженой толпе вихляющей походкой от бедра. И как только женщины так ходят? Ужасно неудобно же!
Первым ее заметил стражник. Или гость, одетый в костюм стражника.
— Милостыню здесь подают у черного входа и только в первый вторник месяца, — пробубнил мужчина в сверкающих серебряных доспехах. Когда-то у Марианны были такие. Они хоть и красивые, но очень не практичные. Кровь потом отмыть практически невозможно. Пришлось перейти на то, что стаскивала с врагов. Оно хоть поношенное и защита ни к черту (да и аромат не из приятных), зато достается бесплатно и стирать не надо: еще пара-тройка таких же комплектов всегда валяется под ногами (вместе с трупами в них).
От воспоминаний Марианну отвлек все тот же «стражник».
— Проваливай, кому говорят, оборванка! — рявкнул он.
Тут Хоук уже возмутилась и потянулась к мечу.
Но внезапно «стражник» растянулся в озорной улыбке и рассмеялся.
— Ну? Как у меня получилось?! — совсем другим голосом и тоном спросил он. — Похоже на то, как стражники разговаривают? Я хорошо сыграл, правда?! Да ладно, я же вижу, что ты купилась! — и он похлопал ошалелую Хоук по плечу. — А ты кого изображаешь, если не секрет? Нищенку?
— Защитницу Кирковолла, — пробормотала Марианна.
Мужчина перестал улыбаться и критически оглядел женщину.
— Да ладно? И ничуть не похоже! У нее же совсем другой костюм! Черный, кожа там, мех… Во, вон такой! — и «стражник» указал куда-то в толпу на лестнице.
Там стояла стройная невысокая девушка, вся в черной коже, обтягивающей тело сильнее, чем своя, настоящая. У шеи, бедер, а также запястий и лодыжек кожа была оторочена мехом, очень пышным, белым, с кровавыми вкраплениями. В целом девушка напоминала по-модному стриженого пуделя, обмазанного гуталином. Ключевое слово «по-модному». Орлей же как-никак.
«Стражник» вновь повернулся к Хоук и сокрушенно покачал головой:
— Нет, твой костюм никуда не годится. Хотя меч и кровь на носу одобряю.
Марианна спохватилась и начала тереть переносицу.
— Ладно, все, я побежал.
— Стой, — Хоук ухватила за одну из пластин доспеха намеревавшегося ускользнуть мужчину. — Что тут вообще происходит?
— Разве ты не видишь? — «стражник» обвел рукой толпу. — Маскарад! — вырвался и убежал.

Марианна почесала макушку. Не потому, что задумалась, а потому что чесалась макушка. Столько дней в пути как-никак: ужасно хочется помыться. Да и целый день в животе и маковой росинки не было. Все из-за Зверюги! Если Хоук срочно не найдет фон Рюшку или хотя бы его ванную, то она устроит Орлею такое нашествие, какое даже кунари не снилось.
Женщина медленным шагом направилась к лестнице, оглядываясь по сторонам и надеясь разглядеть в толпе человека, у которого бы над головой сиял какой-нибудь золотой указатель или хотя бы надпись «Хозяин поместья»! В конце концов, в мире магии мы живем или как?!
— И тогда она свернула хвост дракона калачом и подвесила над воротами своего замка как предупреждение врагам! Представляете? — внезапно услышала Хоук где-то слева от себя.
— Что повесила? Драконий хвост? — поддержал разговор мужской голос.
— Да нет же! Дракона, конечно! — несколько раздраженно ответил первый голос. Он принадлежал женщине. А если еще точнее, тому самому модному пуделю в коже, который как будто бы «Защитница».
Защитница настоящая подошла поближе и прислушалась к сплетням повнимательнее. Что-то в этом рассказе ей показалось знакомым…
— Ну а что потом-то? — другой высокий женский голосок прервал затянувшееся многозначительное молчание. — Они поженились?
— Кто? — опять недоумевал тот самый непонятливый мужчина. — Защитница и дракон?
Марианна ойкнула.
— Фу на тебя! Конечно же, нет! Защитница и гном!
Хоук нахмурилась.
— Какой еще гном?
Да-да, Марианне вот тоже интересно, какой еще гном.
— Тот самый великий воин, что пронзил из арбалета левый глаз дракона еще в воздухе, после чего тот рухнул на землю намертво, а Защитница забрала его себе в качестве трофея.
Ну, Варрик, ну, погоди!

— Прошу прощения, — Марианна вмешалась в разговор. — А больше никаких историй о Защитнице вы не знаете? Вы же о Защитнице Киркволла говорите, да?
Люди со скепсисом оглядели только что подошедшую незнакомку и пришли к тому же выводу, что и «стражник» ранее: она или изображает оборванку, или же ею и является.
— Да, о ней. А что вас конкретно интересует? — заговорила «пудель». — О ней, знаете ли, всякие слухи ходят…
Услышав слово «всякие», Хоук насторожилась, но отогнала прочь нехорошие подозрения.
— Ну что-нибудь о ее личной жизни… Об эльфах, например?
«Пудель» задумчиво пощипала мех у себя на запястье.
— Поговаривают, — начала она, — что Защитница очень красива и пользуется небывалым успехом у мужчин, — это Марианне понравилось, и она довольно закивала. — У нее масса поклонников, и все спутники влюблены в нее, как мужчины, так и женщины, — Хоук перестала кивать. — И она всем старается отвечать взаимностью, разнеся встречи с ними на разные дни недели, — Защитница вылупилась во все глаза на свою «копию», как будто та была Архидемоном, не меньше. — А что касается эльфа… Был там один. Кажется, ее личный раб или что-то вроде этого. Для него она отвела четверг… Или среду? Да, точно, среду!
— Что за чушь?! — этого Марианна уже не могла стерпеть. Видеть Фенриса лишь один раз в неделю? И это после тех долгих лет воздержания, на которые он ее обрек? Немыслимо! Кто только додумался до подобного бреда?
«Пуделя» внезапный гнев нищенки только позабавил. Подбоченившись, орлесианка насмешливо поглядела на гостью.
— А вы, собственно, кто? Уж не сама ли Защитница часом?
Ее друзья поддержали хорошую шутку дружным хохотом. Что-то Марианну остановило. И сорвавшееся было с губ подтверждение собственной личности было проглочено вместе с оскорблениями и слюной.
— Я… гм… ее верная поклонница и хорошо ее знаю.
Глаза «пуделя» засияли, как лик Андрасте на поясе Себастьяна.
— Вау! Как здорово! — защебетала внезапно она елейным голоском. — Я тоже ее фанатка! Меня зовут Шанталь! Я президент фан-клуба Защитницы и ее команды! Это вице-президент клуба Гариэль, между прочим, он в костюме Варрика! — и Шанталь указала на мужчину, который ранее все никак не мог взять в толк, зачем дракону и Защитнице обручаться. Это был высокий парень, головы на две выше Марианны, широкий в плечах, а особенно в талии: живот заметно выпирал из-под зеленой футболки, которая была ему откровенно мала. Также на нем были коротенькие черные штанишки и красный колпак на рыжей лохматой голове. Что здесь должно было передать образ Варрика, Хоук не поняла. — А это моя сестра Люсинда. Она не очень разбирается в похождениях Защитницы, зато обожает истории о ее кузине.
Люсинда присела перед Марианной в чинном реверансе и с любопытством стала разглядывать ее походный наряд.
— Вы к нам из Киркволла, да? — девушка, одетая в простое голубое платье без типичных орлесианских излишеств, наряд Защитницы оценила. — Может, вы тогда знаете, Защитница и гном поженились?
Хоук хотела было начать расписывать юной слушательнице невероятно романтичную и захватывающую историю любви Защитницы Киркволла и беглого тевинтерского раба, но тут за плечом послышалось знакомое покашливание.
— Нет, — рявкнул чарующий глубокий голос. — Не поженились. Во всяком случае приглашений своим друзьям они не рассылали! — Фенрис строго глянул на возлюбленную исподлобья.
Шанталь с нескрываемым интересом осмотрела эльфа, особенно задержавшись на его подтянутом и упругом заде, который он так неосмотрительно продемонстрировал ей, развернувшись к Хоук лицом.
— А вы тоже знакомы с Защитницей? — поинтересовалась Люсинда.
— Э… — Фенрис вопросительно уставился на Хоук. Повинуясь многозначительным рожицам Марианны, он пробубнил. — Встречались пару раз…

Гариэль, который молчал, пока сестры знакомились с гостями, все же решился поинтересоваться:
— А что вы делаете здесь, раз не местные? — в его голосе так и читалось пренебрежительное «Понаехали тут!» И даже знакомство с самой Хоук никак не спасало их в глазах вице-президента фан-клуба Защитницы.
— Ну вообще-то мы приехали повидать хозяина поместья — Вирилиса фон Рюшка. У нас есть весточка от его сестры Элены, — только закончив произносить фразу, Марианна тут же пожалела о сказанном. Гариэль как-то странно встрепенулся, а сестры Шанталь и Люсинда обменялись короткими взглядами, показавшимися Хоук крайне подозрительными.
Мужчина в костюме «Варрика» потупил взор в землю, будто провинившийся ребенок перед родителями, а потом вовсе развернулся и ушел.
— Что это с ним? — шепотом поинтересовалась Марианна у Шанталь.
— Не обращайте внимания, — «пудель» повела плечом. — Просто он и Элена были помолвлены. Его даже ее пребывание в Круге не останавливало. Они письмами обменивались, тайными записочками там. Но после того, как ее перевели в киркволльские Казематы, связь оборвалась. Словом, прощай любовь!
Марианна глядела вслед гному-переростку, пытаясь представить, как маленькая, хрупкая и изящная Элена могла полюбить такого бугая с отвисшим брюхом.
Люсинда проследила за взглядом Защитницы.
— Вы не смотрите, что он так… так выглядит, — встала на защиту друга девушка. — На самом деле он очень хороший парень! Иногда до него медленно доходит, правда, да и тот еще сноб к тому же. Но хороший!
Фенрис заметил, что Марианна как-то нехорошо на него косится.
— И нечего на меня так смотреть, — холодно произнес эльф. — Между ним и мной ничего общего!

Шанталь со вздохом сожаления наблюдала, как киркволльская гостья, слегка порозовев и глупо хихикая, щипает эльфа за все самые мягкие места, заставляя его что-то признать. Смуглый красавец только хмурился и безуспешно пытался перехватить руку знакомой, мол, отстань от меня, женщина, ничего я признавать не собираюсь. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что эльф занят. Тут бы даже Гариэль с полпинка разобрался. А жаль. Шанталь и этот красавчик с татушками составили бы прекрасную пару: их черные обтягивающие костюмы прекрасно гармонировали друг с другом.
— Если вы ищете Вирилиса, то вам туда, — Шанталь махнула в направлении позолоченных входных дверей в метрах двадцати от того места, где они сейчас стояли. Наверняка он готовит бальный зал для танцев.
— Спасибо! — Марианна, добравшаяся наконец до любимой эльфийской части тела, совсем забыла о цели своего визита. И кто такой Вирилис, она тоже вспомнила с трудом. Ах да, это тот, который должен предоставить ей ванную!
— Где Варрик? — поинтересовалась Марианна у Фенриса, когда Шанталь и Люсинда отошли.
— У нас возникли проблемы в конюшне, и он велел привести тебя, — эльф указал на небольшое отдельное здание в противоположной от парадной лестницы стороне.
Марианна с печальным вздохом отметила про себя, что ванную придется отложить еще ненадолго.

Почему-то Защитница совсем не удивилась, когда вошла в конюшню и поняла, что зачинщицей всех проблем выступила именно ее кобыла.
Зверюга забралась в самое большое и просторное стойло, богато украшенное так, как способны украсить конюшню исключительно орлесианцы. Зеленых дракончиков в пеленочках там не было, но были гобелены на стенах, огромное арочное окно и ворота в позолоте с затейливой ручкой, инкрустированной бриллиантами. Даже бадья с водой представляла собой целое произведение искусства и, Марианна могла поспорить, стоила дороже, чем вся парадная форма Защитницы.
Лошадь, удобно устроившись на отборной соломе, упорно отказывалась покидать свое новое место жительства.
— И в чем проблема? — несколько устало спросила у Варрика Хоук.
Гном перестал что-то доказывать конюху и повернулся к подруге.
— Твоя наглая кобыла заняла самый роскошный денник и отказывается покидать его. Любого, кто пытается к ней приблизиться, она тут же бьет копытом. Вон там в углу уже валяются три работника конюшни и один случайно забредший гость, — и Варрик указал на четыре неподвижных тела, сваленных горкой в дальнем темном углу. Марианна надеялась, что они еще живы.
Затем Хоук взглянула на свою давнюю неприятельницу. Та сделала вид, будто хозяйки не существовало.
— Ну и пусть остается тут, какая разница?
Марианне хотелось есть, мыться и целоваться с Фенрисом. В список ее желаний никак не входило заниматься воспитательной работой с некими кобылами.
— Но с минуты на минуту должен прибыть член императорской семьи, внучатый племянник императрицы или типа того, и этот денник предназначался для его жеребца. Обычное стойло будет расценено как оскорбление и может иметь далеко идущие последствия.
Старший конюх усиленно кивал, подтверждая каждое слово Варрика.
Ничего не поделаешь. Данной проблемой придется заняться. Марианна тяжело вздохнула и скомандовала открыть денник, ранее забаррикадированный в целях предосторожности сразу несколькими скамеечками и даже граблями с изящными удобными черенками красивого перламутрового цвета.
Пока Варрик, Фенрис и конюх расчищали для Защитницы путь, Зверюга поднялась и приготовилась защищать свои новые хоромы.

Марианна входила в стойло, оценивая будущее поле битвы. Просторно. Это неплохо. Впрочем, она не маг, ей не нужны километровые расстояния до цели. Женщина закатала рукава. Она рассчитывала обойтись без меча — голыми руками. Думала ли она, что может не справиться? Что за глупости! От Защитницы Киркволла еще никто не уходил! А если уходил, то потом до конца жизни мучился кошмарами. Даже вон Фенрис и тот сдался.
Эльф, словно почувствовав, что о нем сейчас думают, поежился и почесал пятку о пальцы другой ноги. Марианна встрепенулась. Неужели царапина на пятке до сих пор дает о себе знать?!
Лошадь, углядев, что соперница на мгновение потеряла бдительность, атаковала первая. Встав на дыбы, Зверюга обрушила передние копыта на жертву.
Но если бы Хоук можно было победить подобным приемом, то Аришок был бы все еще жив. И вообще много кто еще был бы жив.
Марианна слегка пошатнулась. Очевидно, что к синяку на лбу, который только начал сходить, прибавились свежие отпечатки копыт на спине. Неприятно. Дело в том, что Фенрис терпеть не мог находиться снизу (как он говорил, это напоминало ему об их первой ночи, которую бы он предпочел вычеркнуть из своей памяти), а сама Марианна с такой спиной… Эх, неужто опять предстоит очередная неделя воздержания?!
Внезапно Хоук обуяла нереальная злость. Моментально перейдя в режим берсеркера, она с громогласным воплем бросилась на кобылу.
Фенрис, прижимая к груди доверенный меч возлюбленной, с волнением наблюдал, как в клубе пыли и сена мелькают руки и копыта. Естественно, эльфу хотелось, чтобы Марианна не пострадала. Но и к лошадке он тоже успел привыкнуть.
— Вау, какая эпичная битва, — раздалось над ухом эльфа. — Ставки принимаются?
Фенрис глянул через плечо. Там стоял молодой длинноволосый блондин и улыбался. Под уздцы он вел огромного вороного жеребца. Поскольку все работники конюшни либо валялись в отключке, либо наслаждались женской дракой, обслужить гостя было некому.
Тевинтерский эльф без труда догадался, что перед ним стоит тот самый дальний родственник императрицы. Впрочем, кто угодно бы догадался по такому нереальному количеству кружев и перьев, в которых молодой человек буквально утопал. Орлей, что тут скажешь.
Первым опомнился старший конюх. Это был бодрый старичок с чуть подслеповатыми глазами. Его зрение не позволяло следить за битвой в стойле со всей тщательностью, поэтому он махнул на нее рукой и решил вернуться к своим делам. Вот тогда он и узрел царственного гостя в двух шагах от себя. А скорее даже не гостя, а его внушающего трепет коня.
— Мессир Генрих! — конюх кинулся к члену императорской фамилии и принялся расседлывать жеребца.
— У вас тут весело, как я погляжу? — Генрих разглядел валявшихся в углу ассистентов конюха. — О, и Самуил тоже там?! — принц кивнул на едва дышащего мужчину в смешных полосатых черно-оранжевых панталонах, возлежавшего на горе из тел конюших рабочих. Тот самый невезучий гость, который случайно попал под раздачу Зверюги. — Погодите-ка… Разве это не то стойло, что всегда используют навещающие поместье члены императорской семьи?
И блондин кивнул на поле эпичной битвы Защитницы и ее лошади. Конюх промямлил что-то про уборку и зло поглядел на Варрика. Мол, вы же обещали разобраться к приходу высокопоставленного гостя. Гном только развел руками, демонстрируя свое бессилие в данном вопросе.
 
Бой тем временем подходил к концу. Марианна, потрепанная, потная, в синяках и кровавых подтеках, оседлала кобылу и теперь пыталась направить ее к выходу из денника. Зверюга, крайне уставшая, все же продолжала попытки сопротивления, периодически брыкаясь, и фыркала в ответ на поток нецензурной брани, которая, по мнению Хоук, должна была заменить «тпру». Но в итоге в борьбе животного и человека все-таки победил человек. Низко склонив голову, лошадь медленно вышла из стойла, жалобно ржа. Марианна же победно хохотала, напоминая сейчас скорее генерала порождений тьмы, нежели великую Защитницу Киркволла. Варрик не мог упустить такого момента и начал что-то строчить на заранее прихваченных с собой листах.
Хоук далеко не сразу заметила, что за ней наблюдает какой-то незнакомец. А вот Фенрис заметил.
Взгляд Генриха выдавал его крайнюю заинтересованность этой странной женщиной. Она являла собой ходячую модную катастрофу. Ее волосы были короче, чем шерсть его домашней болонки, да и наряд — один сплошной кошмар. Но что-то было в ней такое, что заставляло задерживать взгляд. Если присмотреться, то фигурка у нее ничего. Да и на лицо вроде не уродина. А то, что от нее несет конюшней, так Генрих этот аромат еще с детства любил. А еще он любил сильных и уверенных в себе женщин. Как Героиня Ферелдена, например. Ну или там Защитница Киркволла, о которой заговорили не так давно. Да, пожалуй, эта женщина ему интересна!
Все это Фенрис прочитал по глазам мужчины.
Не зря эльф всегда ненавидел блондинов!

Когда Марианна задумалась, как бы ей соскользнуть с крупа побежденной лошади, перед ней внезапно материализовался Генрих, помогая спуститься. Хоук ойкнула от неожиданности, но приняла предложенную помощь.
Если бы руки Фенриса не были заняты оружием подруги, он бы выхватил свой двуручник и покромсал это чудо в перьях (в буквальном смысле — в перьях) на мелкие кусочки.
— Стойло теперь свободно, — гордо отрапортовала Хоук конюху, вытирая пот со лба тыльной стороной ладони.
Но конюх лишь что-то свирепо прошипел в ответ, а затем принялся раскланиваться перед незнакомым Марианне светловолосым гостем:
— Подождите пару минут, мессир Генрих. Мы только быстренько приберемся и обслужим вас.
Хоук с любопытством оглядела того, ради кого только что лишила себя ночных развлечений с Фенрисом на ближайшие недели. Он возвышался над ней, как Венадаль над Мерриль, был страшен, как генлок, и вызывал исключительно отвращение. Брр…
Вынеся мысленное суждение коню, женщина наконец соизволила обратить внимание на его хозяина.
Им оказался симпатичный блондин, в голубых глазах которого плясали смешинки. Откинув золотистую прядь с белоснежного жабо, он небрежно скомандовал, обращаясь к старшему конюху:
— Не трудитесь, Тайрен. Пусть данное стойло использует лошадь этой отважной женщины. Ночь удовлетворится и чем-то менее изящным.
Ночь уставился на хозяина таким взглядом, что стало понятно, что ничем подобным он удовлетворяться не собирается. Но слово члена императорской фамилии — закон. И Тайрен перестал пинать своих ассистентов, заставляя их очнуться, и бросился выполнять приказ дорого гостя.

— Как зовут прекрасную воительницу? — Генрих перехватил руку Марианны и собрался поцеловать, но, принюхавшись, передумал и просто накрыл сверху своей ладонью.
Хоук могла поклясться, что в его глазах запрыгали сердечки. А за его плечом прыгал хмурый Фенрис.
— Марианна, — нехотя представилась Хоук, отбирая свою руку и пряча ее за спину.
— Прекрасное имя для прекрасной леди, — пока Генрих произносил все это с лучезарной улыбкой, он достал из-за пазухи надушенный кружевной платок и вытер пот Марианны с обеих своих ладоней. — Изволите? — предложил он платок женщине, намекая, что ей бы тоже стоило вытереть хотя бы кровь с лица.
Хоук предпочла проигнорировать сию неслыханную щедрость и прошла мимо мужчины. Забирая свое оружие у Фенриса, Защитница заметила, что эльф силится скрыть довольную усмешку. Когда Фенрис улыбался, он был столь неотразим… Может, если его очень попросить, он все-таки согласится на пару ночек поменяться позициями?..
— И как там Киркволл? — бросил Генрих в спину уже удаляющимся друзьям.
Варрик насторожился.
— Хоук, — прошептал гном, тыкая подругу локтем в бок, — если этот тип догадался, что мы из Киркволла, возможно, он знает, что ты Защитница.
— Тень? — лаконичный вопрос Фенриса разом выразил то, о чем все трое одновременно подумали.
Варрик обернулся первый.
— Боюсь, вы ошиблись, мессир, — произнес гном, церемонно поклонившись. — Но мы никогда не были в этом прекрасном городе.
— Да? — тонко выщипанные брови Генриха слегка приподнялись. — Странно. А я мог поклясться, что передо мной сама великая Защитница!
Друзья одновременно вздрогнули.
— Прошу простить меня, — орлесианец изобразил нечто вроде полупоклона. — Надеюсь, прекрасная Марианна, что мы с вами еще пересечемся на этом празднике. Помните, что вы всегда можете рассчитывать на помощь Генриха Анварского!
И блондин направился в угол, приводить в чувство своего друга Самуила.

Выйдя из конюшни, Хоук и компания начали живо обсуждать произошедшее.
— Может ли быть, что Тенью Императора может оказаться член правящей фамилии? Пусть и дальний родственник, — Марианна закусила губу и ощутила на ней кровь. Чертова кобыла.
— А почему нет? Решили не передавать дело в чужие руки и управиться сами, — Варрик почесал подбородок. — Надо не спускать с него глаз. Но самое важное сейчас — найти Вирилиса. Промедление может иметь катастрофические последствия.
Хоук согласно кивнула и быстрым шагом направилась к парадной лестнице. Миновав толпы гостей, которые расступались перед ней, как маги перед Мередит, сраженные то ли решительным видом Марианны, то ли ее разящим ароматом пота и конюшни, Защитница толкнула огромные двустворчатые двери и вошла в просторный приемный зал.
— Это еще кто? — донеслось откуда-то сверху.
Марианна задрала голову. Там, на галереях второго этажа, стоял красивый молодой человек в костюме Серого Стража.
— Мы по делу к хозяину поместья Вирилису фон Рюшка от его сестры Элены… — начала объяснять Марианна.
— О, так вы от сестренки? Это прекрасно! — юноша сбежал вниз и бросился к гостям. Но особо приблизиться не решился. — Однако же ваш внешний вид никуда не годится! Вы же видели, у нас маскарад! Сначала вы приведете себя в порядок, а потом мы поговорим, хорошо?
Игнорируя сбивчивые объяснения Хоук, Вирилис хлопнул пару раз, подзывая слуг. В зале появилась немолодая гномка с таким хмурым выражением лица, которому мог бы позавидовать даже Фенрис.
— Данна, будь добра, приготовь для этих гостей ванну и… обед, — добавил хозяин, услышав, как заурчал желудок Марианны. — Также подбери им маскарадные костюмы, а потом отведи ко мне. Я буду в бальном зале готовиться к вечерним торжествам.
Данна пробурчала что-то себе под нос, друзья не услышали что, но могли поклясться, что что-то мало цензурное. Не сказав ни слова, она развернулась и побрела на второй этаж. Хоук и товарищи последовали за ней.

Гномка привела их в ванную комнату, просторную, всю в зеркалах. Посреди комнаты стояла позолоченная ванна на ножках в виде драконьих лап. Внушительных размеров, но все-таки одна. В ней уже заманчиво плескалась теплая вода — без магии тут точно не обошлось.
Фенрис и Хоук стеснительно косились на Варрика.
— Э-э, нет! Чур, я первый! — гном погрозил пальцем. — А то знаю я вас: если вместе пойдете, то несколько часов не вылезете. Так что кыш отсюда. Мне скрывать нечего, я не стеснительный. Но вот только Бьянка будет ревновать.
И Варрик выставил друзей за дверь.

Примерно час спустя чистые и приодетые герои направлялись в кухню на обед. Марианна находилась в прекраснейшем расположении духа, которого ей не могло испортить даже аляповатое платье с туго затянутым корсетом. Затягивал его, к слову, Фенрис. И спинку Марианне мыл тоже он.
Эльф и гном выглядели немногим лучше Защитницы. Все вместе они служить наглядным пособием для энциклопедической статьи «Жертвы орлесианской моды».
Кухня напоминала поле битвы. Десятки поварят и служанок носились туда-сюда, готовя невероятное количество блюд. Повар, полный мужчина средних лет, орал на всех подряд и ругался на каком-то непонятном языке. Марианна смогла лишь разобрать: «Где сыр, где мой сыр?!»
Молоденькая служанка-эльфийка поставила перед друзьями три миски с супом.
— Не обращайте на него внимания, — слегка краснея, прошептала она. — Он всегда нервничает, когда хозяин большие праздники устраивает. Еще бы, столько ртов кормить несколько дней подряд.
— Лейла! За каким архидемоном ты там прохлаждаешься?! — раздался грозный рык повара.
Эльфийка пискнула и побежала работать.
Марианна предпочла здесь не задерживаться и разобралась со своей едой за несколько минут. Фенрис и Варрик последовали ее примеру.
В бальный зал Данна вести их не стала, а просто молча указала направление.

Глазам друзей предстала прекрасная комната невероятных размеров. Высоченные потолки украшали люстры на несколько сот свечей. Свет из окон отражался из висящих напротив настенных зеркал. Позолоченная роспись стен придавала интерьеру дорогой блеск.
— Ну как вам? — посреди зала в гордом одиночестве стоял Вирилис. — Правда, красота? Гордость фон Рюшек! Здесь венчались еще мой пра-пра-прадед с пра-пра-прабабкой. Видите вон там галереи второго этажа? — юноша указал куда-то под потолок.
Подойдя поближе к одному из зеркал, он стал разглядывать роскошные скамейки наверху.
— Там специальные места для высокочтимых гостей. Императора там, императрицы.
Марианна, как не щурились, ничего толком не смогла разглядеть.
— Так говорите, вас прислала Элена? Ну и как она? Как ей живется в Казематах?
— Неплохо, — пробормотала Марианна, но, вспомнив Вилсона, добавила: — Наверное.
— Она попросила нас защитить вас от Теней Императора, — объяснил Варрик.
Услышав о Тенях, Вирилис поморщился. Гном продолжил:
— Вы уверены, что разумно устраивать празднества с таким скоплением народа?
— Но я не могу иначе! — Вирилис развел руками.
— А какой повод, если не секрет? — Марианна перестала разглядывать себя в зеркале и обернулась к клиенту.
— День рождения моей любимой собачки, естественно!
Прежде чем Хоук смогла хоть как-то отреагировать на это заявление, раздался странный грохот. И неожиданно с галереи второго этажа прямо туда, где стоял Вирилис, полетела огромная многокилограммовая головка сыра. Судя по запаху, орлесианская.
Все произошло так быстро, что Защитница не успела среагировать. Еще мгновение назад она пыталась незаметно поправить впившееся в попу орлесианское нижнее белье, и вот теперь в нескольких метрах от нее лежит мертвый хозяин поместья, придавленный твердой желтой вонючей массой.
Наверху раздались поспешные шаги. Кто-то сбегал с места преступления. Фенрис хотел было выхватить меч и броситься в погоню. Но меча за плечами не оказалось: Данна потребовала снять, когда они переоделись в маскарадные костюмы.
— Хана моему отпуску, — мрачно подвела итог только что произошедшему Марианна.
И поправила трусы.




Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


11.01.2014 | Alzhbeta | 635 | Nodzomi, Отпуск в Орлее, юмор, Хоук, Фенрис, детектив, Варрик
 
Всего комментариев: 0

avatar