Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Я не танцую. Пролог

к комментариям
Жанр: гет, романтика, драма, юмор;
Персонажи: фем!Хоук/Фенрис;
Статус: в процессе;
Описание: История любовных неудач Марианны Хоук. Хотя тут ещё вопрос, кому больше не повезло — ей или Фенрису.

Автор: Nodzomi

Первый раз Марианна Хоук влюбилась в пять лет.
Это был соседский мальчишка — стройный, светловолосый, с огромными зелёными, как жаба, глазами. А Марианна обожала жаб. Это был стеснительный мальчик с бледной, никогда не загоравшей кожей. Изъяснялся он исключительно вежливыми, сложно построенными фразами, произнесёнными тихим голоском. По правде сказать, Марианна очень мало понимала из того, что он говорил. Девочка даже подозревала, что он иностранец. Не, ну что это за слово такое — «извольте», а? Орлесианское ругательство, никак?
Звали мальчика Вэл. И Марианна любила, как он плавно ходил, как искренне улыбался, как тесно прижимал к себе плюшевого дракончика, которого всегда носил с собой. А ещё она любила в нём его беззащитность.
Чтобы показать свои чувства, Марианна старалась уделять предмету своего обожания как можно больше внимания. Не отходила от него ни на шаг, провожая даже в туалет. Если парень сопротивлялся, то она оставляла его в покое, но следовала за ним на расстоянии десяти-пятнадцати метров. Она частенько дёргала его за волосы, чтобы ещё раз ощутить, какие они мягкие и шелковистые. Дарила ему лягушек, оттенок цвета которых так напоминали ей его глаза. Более того, земноводных Марианна сразу совала ему в штанишки, чтобы не забыл отнести домой.
Несмотря на все ухаживания, Вэл почему-то на любовь девочки не ответил. Всё кончилось очень печально: его мама нажаловалась Лиандре. Та приказала своей дочери держаться от мальчика подальше, а Малькольм и вовсе Марианну отшлёпал.
Первая любовь никогда не бывает счастливой.

Второй раз Марианна Хоук влюбилась в тринадцать лет в своего преподавателя по фехтованию.
Они с Карвером три раза в неделю брали у городского мастера уроки сражения на мечах. Их учителем был бывший храмовник, а ныне лотерингский стражник Ричард. Он был бородат, слегка седоват и с огромным шрамом во всю левую щёку.
И он безумно нравился Марианне.
Ей нравились его кровожадные истории, которыми он любил пугать учеников. Ей нравились его накаченные руки и шесть кубиков на прессе, которые он любил демонстрировать дамам, щеголяя полуголым по городу. Но больше всего Марианна обожала наблюдать за ним в битве. Его уникальный стиль сражения, быстрая реакция, умелые движения волновали её подростковое сердечко.
Но Ричард не интересовался тринадцатилетними девочками. Поэтому Марианна решила привлечь его внимание к себе единственным возможным способом: стать лучшей ученицей и превзойти учителя.
Тренируясь каждый день с утра до ночи на соломенных чучелах, заставляя Карвера и Бетани быть её спаринг-партнёрами, девушка мечтала, как однажды победит Ричарда и, помогая ему подняться с земли, объявит ему о своих чувствах. И тогда старый воин расплачется от счастья, произнесёт, что никогда у него не было такой талантливой ученицы, и поцелует её, как Вэл целовал Кэсси за сараем прошлым воскресеньем.
Марианна представляла себе эту сцену, отжимаясь по двести раз утром. Она вспоминала Вэла с Кэсси, мысленно заменяя Вэла на себя, а подружку на Ричарда, приседая с тридцатикилограммовым бревном днём. И даже стоя на руках в течение получаса перед вечерней пробежкой, она думала только о том, как превзойдёт своего учителя.
И когда это все-таки произошло, Марианна испытала самое страшное разочарование в своей жизни.
Ричард не только не обрадовался тому, что какая-то смазливая малолетка смогла его победить, он и вовсе страшно разозлился. Наорал на Марианну, не пожелал слушать и выставил за дверь с требованием больше никогда не возвращаться в его школу, потому что ему больше нечему её учить.
Так грустно закончилось и второе увлечение старшей Хоук.

Третий раз, говорят в народе, счастливый.
Проверить народную мудрость Марианна решила в семнадцать лет.
На этот раз она не была влюблена или что-то вроде этого. Просто настало время заводить роман.
Все подружки с кем-то встречались. А если не встречались, то, значит, уже успели с кем-то расстаться. Вокруг только и было разговоров, что о мальчиках, поцелуях и чём-то ещё, куда более захватывающем.
Кэсси так и вовсе успела родить. Правда, не знала, от кого. Но, по её словам, точно не от Вэла.
Марианна же парнями не интересовалась, сосредоточившись только на оттачивании своих боевых навыков (оттачивала она их, само собой, на Карвере). Подруги даже подшучивали, заявляя, что она встречается со своим собственным мечом. Уж не пожениться ли им?

В городе вовсю шла подготовка к ежегодной ярмарке, приуроченной к окончанию полевых работ. Это означало, что всю неделю вечерами на городской площади будут танцы! Самое время налаживать свою личную жизнь!
Марианна внезапно осознала, что в глазах подруг выглядит одинокой старой девой. Она даже слышала, как Кэсси с грустью шептала Бетани: «Твоя сестра такая бедняжка. Семнадцать лет, а до сих пор ни разу не целовалась! Она, наверное, так на всю жизнь и останется одна. Ведь ещё год-другой, и она станет совсем старой!» Бетани очень жалела сестру. Позже она подошла к Марианне и заявила, что тоже планирует остаться старой девой, как и любимая сестричка. Так что в старости они всегда будут вместе, будут заботиться друг о друге, и никакие мальчики им не нужны!
Марианна решила, что надо действовать, когда четырнадцатилетняя Бетани получила приглашение на танцы сразу от нескольких знакомых мальчишек.
И хоть сама Бет твердила, что никуда не пойдёт, Марианна поклялась себе, что непременно найдёт себе партнёра на эти танцы и сорвёт поцелуй с его губ.
Проблема состояла в том, что с того памятного инцидента в школе фехтования все мужчины Лотеринга Марианну побаивались. С каждым годом она становилась всё сильнее, движения её — всё отточеннее, а удары тяжелее. Она побеждала во всех турнирах, кулачных боях и даже в беге в мешках ей не знали равных. Меньше всего на свете парни хотели встречаться с девушкой, способной поднять меч с себя ростом.

Марианна недолго выбирала себе жертву. Им стал Натан — сын кузнеца. Он был молчалив, туповат и обладал просто невероятной мощью. Техники удара у него, правда, никакой. Но сила, с которой он стучал кузнечным молотом по наковальне, внушала девушке трепет.
Внешне Натан напоминал медведя: такой же широкий в кости и неуклюжий. Но Марианне нравилось его слегка затравленное выражение глаз, а также многочисленные тату, покрывавшие тело и лицо. Наверное, это как-то связано с его гномьим происхождением. Говорят, в Орзаммаре его семья была из касты неприкасаемых.
Когда Хоук пригласила Натана на танцы, он решил, что она над ним издевается. Плюнул ей под ноги и заявил, что в жопе Создателя он видал эти дамские шуточки.
Марианна не стала его уговаривать или убеждать в своей серьёзности. Она просто предложила ему сделку: пусть всё решит бой. Если победит она, то Натан идёт с ней на танцы. Если он, то она помогает ему и его отцу в кузнице целую неделю.
Натан критически оглядел накаченные руки девушки и согласился. Он был наслышан о силе и ловкости старшей из отпрысков Хоуков, но сам никогда не имел с ней дела, потому что все ярмарочные турниры считал детской забавой (хоть ему самому и было только двадцать лет). Он не мог себе представить, чтобы какая-то человеческая девчонка могла оказаться сильнее подготовленного мужчины. Скорее всего, он разделается с ней за несколько минут, а пара сильных рук в кузнице никогда не помешает.

Девушка и гном определили правила: на пустыре за кузницей они начертили круг. Задача каждого — вытолкнуть соперника за линию. Вышедший из круга считается проигравшим. Никакого оружия: только сила рук и ловкость.
Натан и Марианна сцепились не на шутку. Навалившись грудью друг на друга, они пытались вытолкнуть противника из круга. Пожалуй, Натан был сильнее. Но у Марианны было преимущество в росте и более длинные руки, позволявшие держать гнома на безопасном расстоянии.
Соперники сражались пять минут, десять. Вокруг их импровизированного ринга начали собираться зрители. Через полчаса беспрерывной борьбы кто-то особо ушлый стал принимать у собравшихся зевак ставки на возможного победителя.
Девушка и гном расходились, чтобы отдышаться, и снова сходились. И вновь попытка определить победителя оказывалась тщетной.
Вытирая градом струящийся по лбу пот, Марианна ловила себя на мысли, что никогда прежде не встречала такого достойного противника. С каждой минутой в ней росло уважение к Натану. А где-то глубоко в сердце даже что-то большее.
Но что именно, девушка так и не успела понять. Потому что, воспользовавшись её минутной растерянностью, Натан резко толкнул девушку в грудь, в результате чего она попятилась и, не в силах удержать равновесия, рухнула на землю за пределами круга.
Зрители, свистя и улюлюкая, аплодировали Натану. «Так ей и надо», — неслось со всех сторон. Те же неудачники, что ставили на победу Марианны, зло бормоча что-то вроде «всё-таки она просто беспомощная девчонка, что от неё ожидать», расходились.
Натан возвышался над Марианной, тяжело дыша.
— Ну ты и славно заставила меня попотеть, девчонка, — покачал головой он. — Кажется, мне придётся изменить своё мнение о человеческих девушках. Возможно, не все из них слабые и беспомощные плаксы. Возможно, ты даже сможешь удержать кузнечный молот.
И он протянул ей руку.
Девушка, широко улыбаясь, воспользовалась предложенной помощью подняться.

В тот год Марианна так и не попала на танцы, проработав всю ярмарочную неделю в кузне. Но она ни секунды не жалела об этом. Это была прекрасная неделя, полная веселья и новых впечатлений. Отец Натана даже выковал ей новый меч: большой, тяжёлый и острый. Идеально подходящий для Хоук. Верой и правдой прослуживший ей много лет.
А Натан остался в её памяти верным и добрым другом. Но кто знает, как всё могло повернуться, если бы она всё-таки смогла затащить его на танцы и поцеловать?

А поцеловалась Хоук впервые в двадцать лет.
В восемнадцать она вступила в армию. А на войне, как известно, не до романов. Ещё через два года к ней присоединился Карвер. И начался Мор.
Когда под руководством Кайлана королевское войско одержало первую крупную победу над порождениями тьмы, солдаты ликовали.
Наблюдая за удирающими тварями, воины вскидывали мечи вверх и радостно кричали. Им казалось, что таким войском и с таким полководцем они способны победить кого угодно. Это была первая победа для многих новобранцев. Это была первая серьёзная победа на большой войне для Марианны.
Мужчины и женщины, друзья и незнакомцы бросились обнимать и целовать друг друга.
Какой-то бородач в ржавом шлеме, больше напоминающем кастрюлю, схватил Хоук в охапку и запечатлел на её губах смачный поцелуй. Потом он сжал в крепких объятиях её соседа, а тот расцеловал его во все щёки. В этой всеобщей эйфории досталось и Карверу. Уж кто-кто ненавидит всякие телячьи нежности, обнимашки да целовашки, так это он.
Чтобы разозлить его ещё больше, Марианна самолично чмокнула брата в лоб. И счастливо рассмеялась, выслушивая его очередной поток оскорблений.

Это был день, когда жизнь казалась прекрасной, как никогда, а силы — безграничными. И поцелуй незнакомого дурно пахнущего мужчины был лишь эпизодом одной большой и радужной картины под названием «Победа».
Хоукам ещё предстояло пережить Остагар, Ферелдену — Мор, а всему Тедасу — революцию.
Но, самое главное, Марианне ещё предстояло встретить любовь всей своей жизни.




Отредактировано: Alzhbeta.

Следующая глава

Материалы по теме


28.02.2014 | Alzhbeta | 1096 | романтика, Фенрис, Хоук, Я не танцую, Nodzomi, драма, гет, юмор
 
Всего комментариев: 0

avatar