Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Круг. Часть 5

к комментариям
Жанр: гет, романтика, повседневность, ангст, даркфик;
Персонажи: маг Круга/эльфийка (ОС), Винн, Ирвинг, Ульдред, Йован, Андерс и др.;
Статус: в процессе;
Описание: История, каких, быть может, было множество за всю историю существования Круга: такое уж это место, где встречаются разные люди, организации и мировоззрения, место, где очень близко соприкасаются два мира — Реальность и Тень… Но на дворе Век Дракона, и никакая история уже не может быть обычной…
Посвящение: истории Йована и Лили.

Автор: lrazzzorl

Тень… Место за гранью нашего мира, куда все люди попадают во сне, место, где все нереально, все изменчиво и непостоянно, место, где обитают самые жуткие существа, которые только можно себе представить, — демоны. И одно дело, когда человек во сне пребывает там лишь краткий миг, почти ничего не помнит из своих странствий и настолько же защищен от тварей Тени, как и беспомощен там. Но когда его посылают в полном сознании…
Сам процесс Релонд помнил плохо.

Когда-то его, как и всех молодых магов, пугали этой комнатой. Просторный зал на пятом этаже Башни. Его большие черные двери олицетворяли, наверное, самые глубокие страхи людей, не побывавших там. Что происходит за ними, не знал никто, кроме прошедших Истязания и храмовников. Зато все отлично знали, что бывает после: оттуда либо возвращаются полноправным членом Круга, либо… не возвращаются вовсе…
И вот он переступил ее порог. Потом Первый чародей вкратце описал процедуру, через которую ему предстоит пройти, и задал ему тот самый вопрос. Последний шанс избежать ритуала. Шанс остаться в живых. То есть стать усмиренным. Наверное, один из самых сложных выборов в жизни мага.

Усмирение разрывает связь человека с Тенью, он перестает видеть сны, теряет способность творить заклятья и чувствовать что-либо, но и становится полностью «безопасным» (что вполне устраивает Церковь). Усмиренные занимаются многими делами в Башне, требующими упорного, монотонного труда, вроде ведения документов, распределения артефактов из хранилища, закупки товаров, продовольствия и так далее. Также они могут работать с лириумом, создавая вещи, в сравнении с которыми меркнут даже работы прославленных гномьих мастеров.

Но при этом выглядят они жутковато. Словно лунатики, не бодрствующие и не спящие, они живут без эмоций, без стремлений, без всего того, что делало их людьми… Но сами усмиренные все как один говорят, что так им только лучше, что чувства только мешали им. Кто знает, может, они и правы? Но, так или иначе, усмиренные просто выполняют порученную им работу, не обращая внимания на то, как на них смотрят другие. Быть может, без них Круг был бы совсем другим…

Релонд уже знал ответ на этот вопрос. У него еще слишком много причин для того, чтобы оставаться прежним. У него впереди карьера мага со всеми возможностями, которые она предлагает, у него есть друзья и знакомые, которые тут же отвернутся от него, как от прокаженного, у него есть Мири… если он лишится чувств, то не сможет ее любить. Да и какая нормальная женщина останется с бездушным овощем (ах да, ему ведь тогда уже будет все равно…)?

У него слишком много причин, чтобы рискнуть.
Последнее, что он запомнил, было то, как он протянул руку к кубку с лириумом, и слепящий свет, льющийся со всех сторон…
Но это было тогда. Может быть, недавно, а может, в прошлой жизни. В Тени теряется ощущение времени: для него было только «тогда» и «сейчас». Третьего просто не было.

Он стоял на безжизненном сером камне, плавающем в пустоте. Скала была странной искореженной формы, на ней просматривались остатки каких-то построек и пара причудливых растений, напоминавших изогнутые деревья. Небо (если это, конечно, было оно) постоянно меняло цвет, переливаясь всеми цветами радуги. Перед глазами плыло, словно их застилала пелена, сосредоточиться на чем-либо было очень сложно, каждая мысль давалась с трудом…
И в довершении всего он был здесь не один.

— Ты отправишься туда, где тебе и место, магическое отродье…
В паре шагов от него стояла высокая фигура в белых доспехах храмовника. И Релонд отлично знал его. Рыцарь-командор Грегор. Наверное, этого человека он (как и многие другие маги) убил бы при первой же возможности.
— Ты — больная опухоль на нашей оставленной Создателем земле…
В реальном мире, конечно. Здесь же он смотрел не только в перекошенное от ярости лицо храмовника, но и по сторонам: на каждый камень, валяющийся на земле, каждую веточку странного куста, на каждый кирпичик в кладке разрушенного строения.… Ведь опасность могла быль везде, особенно там, где меньше всего ее ждешь.
— Ты проклят, как и все, подобные тебе! Чего же ты молчишь? Не хочешь сказать последнее слово перед тем, как отправишься к Создателю?
Он не обращал внимания. Это, естественно, был ненастоящий Грегор, хотя иллюзия была почти совершенна: внешность, голос, жесты, даже фразы были его.
— Во имя Андрасте, я очищу от тебя этот мир! — взревел он и ринулся в атаку, на ходу выхватывая меч из-за спины.
Релонд тоже подался вперед, выставляя навстречу посох для защиты. Сталь столкнулась с деревом, и… тяжелый двуручный меч вместо того, чтобы легко перерубить палку, бессильно отлетел в сторону. Релонд сделал шаг назад, отходя от не успевшего восстановить равновесие Грегора, и ткнул его нижним концом посоха прямо в выгравированный на груди меч, вложив всю силу в удар.
Стальная кираса треснула, словно хрупкий лед, гладкое древко глубоко вошло в тело, проткнув навылет. Кровь потоком хлынула из страшной раны, земля вокруг тут же пропиталась ею.
— Вы исчезните с лица земли… — тихо выдавил из себя Грегор, из его рта потекла маленькая струйка алой крови.
— Это мы еще посмотрим! — ответил Релонд и выдернул посох.
Тело Грегора мешком свалилось на землю, на лице застыла зловещая гримаса ненависти.

Релонд многое бы отдал, чтобы увидеть это на самом деле… Тут же все ненастоящее: земля, небо, командор Грегор, меч, даже его посох — все создано лишь его воображением и силой мысли. Поэтому в Тени вполне реально то, что невозможно в материальном мире, нужно лишь в это верить.

Но неужели все кончено? Наивно было бы полагать, что это и все, ради чего его столько лет готовили. Битва только началась…
— Что ты наделал, чудовище?! — вдруг услышал он сзади и резко обернулся.
Перед ним стояла довольно красивая девушка в мантии ученицы. Ее длинные каштановые волосы аккуратно лежали на плечах, но в глазах застыла какая-то невыразимая грусть и тоска. Кейла. Он издали ее знал, но почти с ней не общался. Собственно говоря, с ней вообще мало кто водился из-за ее уж слишком лояльного отношения к Церкви и храмовникам.
— Разве ты не видишь, чем стал? Они карающий меч Создателя…
— Да заткнись ты, дура! — равнодушно сказал Релонд.
— …который освободит нас от проклятия магии…
Он отрывисто проговорил заклинание — с навершия посоха сорвалась яркая молния и ударила в нее. Девушка вскрикнула и упала плашмя, мантия почернела и обуглилась, вверх подымался едва заметный дымок, потянуло паленой тканью и мясом.
— Никак не можешь найти равного противника?! Тогда сразись со мной!
Релонд снова обернулся и успел сотворить заклинание щита.
Огненный шар взорвался, столкнувшись с голубоватым барьером на расстоянии вытянутой руки от него. В голову сразу помутнело, накатила слабость: щит обильно вытягивал силу из него, хотя и обеспечивал неплохую защиту.
Пламя быстро рассеялось, и Релонд рассмотрел противника. Это был Алмер.
— Тебе не победить! — выкрикнул тот, выбрасывая руку вперед, и кинулся бежать.
Вокруг вдруг стало невыразимо холодно, стены волшебного щита покрылась инеем, но тот вновь принял на себя удар.

Релонд поспешил за ним. Собственно, бежать тут было особо некуда: еще шагов десять, а затем отвесный обрыв в бездну. Очевидно, его просто заманивают в ловушку, но если раньше с ним просто играли иллюзиями и мороками, то теперь его неведомый враг наконец явил себя в истинном обличии. Наверное.

Потому что никогда нельзя быть уверенным, с кем ты сражаешься, когда тебе противостоят демоны Праздности. Они стоят третьими в иерархии, уступая лишь Гордыни и Желанию. Эти существа настолько могучи, насколько хитры и коварны, они всегда стараются запутать жертву, усыпить бдительность, обратить ее страхи против нее перед тем, как показаться самому. Они мастера иллюзий, и немногие могут противостоять им в одиночку. Однако эта данная особь, похоже, была очень слаба, возможно, ранена (если, конечно, это слово можно применить к существу, не имеющему тела), иначе давно бы убила его. Хотя… иногда демоны склонны немного поиграть с угодившей к ним в сети жертвой.

Алмер вдруг остановился возле края обрыв и повернулся. Он тяжело дышал, видимо, те заклинания и ему дались с большим трудом.
— И меня ты сейчас убьешь, да? Ведь ты всегда мне завидовал, у меня все получалось лучше, наставники хвалили меня больше…
— Хватит морочить мне голову! Ты не Алмер!
— …и у меня всегда были женщины, а ты, вечно второй, лишь стоял в моей тени…
— Может быть, раньше, но не теперь! — сгусток энергии волшебной стрелы влетел в грудь его лучшего друга. Алмер покачнулся, зажимая руками рану под прожженной мантией, сделал один шаг назад, затем второй и вдруг скрылся за краем пропасти. Он улыбался, падая вниз.

Релонд не успел даже как следует перевести дух. Силы быстро иссякали, в реальном мире он бы уже потянулся к лириумным зельям, обычно лежащим в сумке на поясе, но сейчас единственное оружие, которое у него было, — это его разум, а единственный источник силы — его воля.

— Как ты мне уже надоел, жалкая пародия на мага! — невдалеке слева от него возник новый враг. Он лишь успел заметить краем глаза краткий росчерк, несущийся к нему. На этот раз щит подвел, и каменный кулак со страшной силой врезался ему в левое плечо. Релонд покатился по земле, каким-то чудом умудрившись не выронить посох.
— Ты слаб. Неужели все мои уроки были напрасны? — услышал он знакомый голос.
Релонд с трудом приподнялся. В глазах еще плясали разноцветные огоньки, рука страшно ныла, плечо словно окунули в расплавленный свинец. Перелом обеспечен. Он уже почти забыл, что в реальном мире с ним ничего не произошло…
— А ведь они знали, что у тебя нет шансов, знали и все равно послали сюда! — старший чародей Ульдред явился, чтобы, вероятно, дать ему еще один урок. Он и раньше любил вот так укоризненно качать головой и говорить, что у его бездарного ученика нет шансов на Истязании. — Храмовники, это они во всем виноваты. Они погубили многих магов, а теперь и тебя погубят…
Ульдред медленно шел к нему, говоря это. Релонд изо всех сил старался не слушать, но выходило плохо, ведь существо отчасти (а может, и полностью) было право, и с этим ничего не поделаешь…
— Тебя, а потом и твою подружку… Её ведь зовут Миримэ, кажется?
— Ты врешь… Что ты можешь знать, демон? — прохрипел он, усердно упираясь посохом в землю и пытаясь подняться.
— О, я знаю многое… Если даже ты не можешь мне сопротивляться, что сможет сделать она? Сначала ее тело и душу поработит другой, который не будет таким обходительным, как я, а потом… ну ты и сам прекрасно знаешь, как храмовники поступают с одержимыми…
— Заткнись! — их разделяло уже всего несколько шагов.
— Ты знаешь, что это правда, и так и будет… А еще всего этого можно избежать. Просто прекрати бессмысленное сопротивление, и мы вместе уничтожим храмовников, мы не дадим им добраться до нее! Другие пойдут за тобой и после того, как Ордена Храмовников не станет, маги займут по праву принадлежащее им место в мире, а ты займешь свое — Первого чародея ферелденского Круга, а может быть, и всего Тедаса!

На миг Релонду показалось, что он согласится. Уж больно заманчивой казалась идея сейчас прекратить борьбу, расслабиться, задаром получить силу, освободить магов от гнета Церкви… пока он не понял ее абсурдность. Ничего этого не будет, а он просто станет одержимым и попадет навеки в рабство. Правда, «навеки» будет длиться очень недолго — ровно до того момента, как его в капусту изрубят храмовники…
А вот этого он уже никак допустить не мог. Собрав остатки сил и стараясь не обращать внимания на боль, он выбросил вперед посох и привел в действие последнее заклинание, которое еще было ему под силу.

Струя яркого, словно живого, пламени ударила с конца посоха. Одежда Ульдреда вспыхнула, кожа начала покрываться волдырями и лопаться, мясо слазило с костей бесформенными обрезками. Мертвец сделал еще два шага, протягивая костлявую руку, на которой уже почти не осталось плоти, как вдруг рухнул мешком горелых костей всего в паре шагов от Релонда.
— Как ты не понимаешь… Это бесполезно…
Груда костей и золы дымилась перед ним, Релонд обернулся на голос так быстро, как только смог. В голове закружилось, и он пошатнулся, но устоял.
— Правда? — усмехнулся он, несмотря на боль. — Ты еще скажи, что играешь со мной. Я бы давно был мертв, если бы ты был сильнее!
— Ну что же, не буду врать, не вижу смысла в дальнейшем поединке, — ответило существо в образе Мири. Релонд ожидал этого, странно, что демон прятался за предыдущими личинами так долго, — но отнюдь не потому, что боюсь. Мне просто… лень. Я хочу предложить сделку.
— Правда? А разве это не прерогатива Желаний?
— Не всегда. Многие мои собратья предпочитают цивилизованный подход насилию… в отличие от людей.
Она стояла всего в паре шагов между ним и пропастью. Такая же, как он ее и запомнил.
— Прекратим этот фарс! Какая еще сделка? Тебе нужно мое тело, ты его не получишь. Мне нужно выбраться отсюда, значит, ты должен умереть.
— Ох, ты же ничего не знаешь… Нет, от тела я бы не отказался, но, видишь ли, для этого мне нужно плясать с тобой, а это довольно скучно и утомительно, да и потом мою новую шкурку все равно истыкают своими острыми железяками храмовники. Ты, кстати, уже не первый ученик, потревоживший мой покой…
Демон, конечно, старается отвлечь его… Но зачем? Релонд едва стоял на ногах, а силы у него не хватит и чтобы зажечь свечу. Почему существо медлит? Не знает этого, или само находится в том же положении?
— И, если честно, мне уже это надоело. Тебе же нужно показать, что ты можешь сопротивляться угрозе из Тени? Отлично, ты доказал. Теперь давай распрощаемся, и каждый пойдет своей дорогой, все живы, все довольны…
— Мне сказали, что я выберусь только с твоей смертью…
Демон рассмеялся, и его голос вдруг стал совсем не похож на голос Мири.
— Неужели? Храмовники забыли сказать тебе, что ты можешь проснуться, когда захочешь? Какая неожиданность, какой поворот событий! Как они могли врать тебе?!
Существо согнулось почти пополам в очередном приступе смеха. На шутку или попытку отвлечь внимание это уже отнюдь не походило, и Релонд почувствовал себя глупо. Конечно, демоны лгут… но лгут очень правдоподобно.
— Они просто хотят убить тебя, дубина! Совсем отказаться от магов нельзя, зато можно уменьшить их численность до поддающейся контролю, отсеивая бездарных на Истязаниях, объявляя одержимыми непокорных и усмиряя неугодных.
Чертовски правдоподобно. Может быть, потому что это… правда? На какое-то мгновение эта мысль проскользнула у него в голове, но Релонд тут же прогнал ее прочь. Чертова рука болела, мешая думать, все из-за нее.
— Но перед кем я тут распинаюсь! Пожалуйста, верь в ту чушь, что тебе вещают твои хозяева, если тебе так угодно! Устал я от вашего тугодумья… Я предлагаю следующее: ты возвращаешься обратно в свой задрипанный мирок, я остаюсь в этом участке Тени… не слишком живописное местечко, зато смежное с вашей башенкой.
Существо уже сто раз могло его прикончить… Зачем же все эти бравады?
— И что ты тут будешь делать?
— Переводя на ваши примитивные понятия, построю замок, позову слуг, жену, заведу хозяйство и буду тут жить. Какое твое дело?
— И сможешь пробраться в Башню Круга при случае.
— Если падет Завеса. Как и тысячи моих собратьев, просто я буду одним из первых в очереди. Но когда в последний раз в великом Круге прорывали Завесу? Дай вспомнить… Никогда? Чем же ты рискуешь?
Вот теперь уже Релонд колебался. Победить демона он не сможет — это ясно, так почему бы не разойтись миром?.. Есть, конечно, вероятность, что существо потеряло еще больше сил в схватке и морочит ему голову с той же целью — потянуть время… А вечно статус-кво сохранять нельзя…
— И все? Даже не посулишь силы, богатств и славы? А почему не предложишь, к примеру, магию крови?
— Не хочу зря тратить время. Ты забыл, я читаю твои мысли как… ну ладно, почти как в открытой книге, — улыбнулся демон. — Но ты мне определенно нравишься! Даже в таком положении хочешь урвать кусочек побольше… Богатство тебе не сильно пригодится в твоей тюрьме, к славе ты явно не стремишься, а вот последнее…
Существо протянуло руку, и в ней оказался предмет, с виду напоминающий яблоко. Плод переливался всеми цветами радуги, воздух вокруг него светился, как аура.
— Эссенция магии, она сделает тебя сильнее. Только потому, что ты мне нравишься, другому не предложил бы…
Релонд медленно проковылял эти несколько шагов, глядя ему прямо в глаза.
— Ну же, соглашайся…
— Если ты меня обманешь, мы еще встретимся, и я заставлю тебя пожалеть об этом!
— О, непременно. Ты знаешь, где меня найти…
Теперь Релонд не колебался. Он протянул руку к яблоку.
Существо улыбнулось, призрачное сияние залило все вокруг, и он почувствовал, как проваливается в черную бездонную пропасть.




Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


06.03.2014 | Alzhbeta | 826 | круг, Ангст, романтика, гет, повседневность, даркфик, lrazzzorl
 
Всего комментариев: 0

avatar