Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Старкхевен, двадцать лет спустя

к комментариям

Жанр: гет, ангст, романтика;
Персонажи: фем!Кусланд, Натаниэль, Себастьян, фем!Хоук;
Статус: завершено;
Описание: Командор Кусланд вместе со своим заместителем ищут Стража-ренегата — Карвера Хоука. В своих поисках они добираются до Старкхевена, где правят Себастьян Вель и Мариан Хоук.
 

Автор: St_Gojyo

— Он стал очень… религиозен, — осторожно подобрал слово Натаниэль, смотря на недостроенный храм, задрав голову.
— Он стал очень лицемерен, — фыркнула Элисса. Вместе с восхищением, с которым Хоу смотрел на церковь, во взгляде Кусланд сквозила откровенная зависть. — Откуда у него столько денег? Мы третий год не можем выбить из Аноры деньги на обновление стены, а Вель строит храмы! Из гранита! Который везти хрен знает откуда!
— Вряд ли полностью из гранита…
— Зато барельеф Андрасте из золота. Как думаешь, мы сможем его выковырять? Хотя бы голову?
— Эл!

Кусланд пожала плечами. В воровстве, даже церковного имущества, она не видела ничего предосудительного. Тем более от потери пары фунтов золота Церковь не обеднеет. По крайней мере, в Старкхевене.

— Ладно, демон с этим строительством, — Хоу и Кусланд посторонились, пропуская телегу, гружёную камнем. — Он женился!
— С мужчинами это случается.
— Нэйт!
— Он принц, Эл, он обязан жениться. И нарожать маленьких Себастьянчиков.
— Меня возмущает не факт женитьбы. Он нас не пригласил. Даже письмо не написал. И это после всего, что мы вместе пережили…
— О да, бесконечные пирушки и оргии… Знаешь, я бы не стал приглашать таких друзей.

Кусланд громко и презрительно фыркнула. Будто это она устраивала пирушки и оргии. Интересно, а Себастьян отмолил все свои грехи? За парочку их приключений с лёгкостью отправляют на плаху, не особенно смотря на титулы и заслуги.

— Только давай не будем говорить ему, как мы огорчены, ладно? — попросил Натаниэль. — Мы по делу.
— Думаешь, нет смысла притворяться старыми друзьями, случайно оказавшимися в Старкхевене?
— Анора отправила сообщение с королевским гонцом. Мы вряд ли его обогнали.
— Сука она.
— Редкостная…

Кусланд вздохнула. Как было просто во времена Мора. Убивай или сдохни, и практически никаких интриг. А теперь… Теперь приходится искать придурка Карвера Хоука, убившего ферелденского банна — вроде бы Анориного любовника, но Кусланд не вникала, — и лавировать между правительством Ферелдена, орденом Стражей и собственными интересами. Ни у нее, ни у Натаниэля не было идей, что делать с Хоуком, когда или если они его поймают. А шансы на это стремительно уменьшались стараниями Аноры. Ну как ей пришло в голову раструбить на весь Тедас о сбежавшем Страже? Верно говорят, беременность затуманивает мозги.

Старкхевенские принц и принцесса вышли из недостроенного храма под ручку. Кусланд скривилась, увидев эту картину.

— Двадцать лет прошло. Ты остался таким же занудой, я…
— Незатыкающейся стервой…
— А Веля словно подменили. Только посмотри на этот одухотворённый вид! Да он так на меня не смотрел, когда вы меня совратили!
— По-моему, это заслуживает похвалы. Он вырос, — Натаниэль опустил вопрос совращения. Кусланд редко меняла свое мнение, даже если сама понимала свою неправоту. — Это неудивительно. Ответственность должна менять в лучшую сторону. Если бы не Мор, мы с тобой могли бы стать такими же.
— Ага. И он бы пригласил нас на свою свадьбу, — хмыкнула Элисса и поправила перевязь с мечом. — Ладно, пошли, представимся его величеству.

Себастьян их узнал сразу же. И неуверенно улыбнулся. Кусланд понимающе усмехнулась. Она бы тоже занервничала, свались на её голову давние любовники, знающие о тебе много такого, за что обычно вешают на ближайшем суку.

— Ваше величество, — растерянность Веля развеял Хоу, не дав принцу скомандовать гвардейцам гнать взашей Стражей. Кусланд помимо воли вспомнила, что именно Нэйт всегда выступал голосом разума в их троице и, если бы не он, количество порицаемых моралью поступков возросло многократно. — Нам жаль, что приходится отвлекать вас от дел, но орден Стражей просит вашей аудиенции по очень важному вопросу.

«Никакой угрозы. Дела Стражей и только».

— К чему этот официоз, друг мой? — спустя несколько секунд ответил Вель и улыбнулся уже открыто. — Элисса, ты стала ещё очаровательней, чем я тебя запомнил.

Кусланд хотелось расхохотаться. Только Вель мог такое ляпнуть — старые привычки никуда не уходят.

— Боюсь, шрамы красят только мужчин, ваше величество, — за язвительный тон Хоу её не пихнул. Просто не мог этого сделать сейчас, но потом он наверняка всё ей выскажет. — К сожалению, в твоём замечательном городе мы по очень важному делу, и если у тебя найдётся время, мы хотели бы как можно быстрее рассказать тебе все детали.
— Это касается Карвера? — спросила принцесса. Элисса поймала себя на мысли, что не знает имени этой женщины. Вот демон, почему она не слушала Натаниэля, когда он зачитывал её досье? Впрочем, глупый вопрос. Потому что Натаниэль — ходячая библиотека.
— Увы, ваше величество, — Хоу галантно поклонился, — мы не могли оставить в своих поисках Старкхевен, ведь вы его…
— Он здесь не появлялся, — оборвала женщина. — Это всё?

Изогнув брови, Кусланд посмотрела на Себастьяна. Он любил резких женщин, но исключительно в постели. Похоже, за двадцать лет всё изменилось куда больше, чем она думала.

— Натаниэль, Элисса, — Вель натянуто улыбнулся, — Мариан уже беспокоили по этому поводу, но с братом её не связывают тёплые отношения, и поступок Стража Хоука стал для нас такой же неожиданностью, как и для вас.
— На самом деле это была не такая уж неожиданность, — Хоу постарался незаметно наступить Кусланд на ногу. — Страж Хоук всегда демонстрировал вспыльчивость. До вступления в Орден у него был такой же характер?
— Да.

Мариан явно настроилась на расставание со Стражами. Что ж, ей же хуже. Кусланд собиралась задержаться в Старкхевене. И, желательно, прямо в замке принца.
 

***
 

Вино кислило, а ведь стоило по десять марок за бутылку. Мариан осторожно поставила бокал на край столика, чтобы не сорваться и не выбросить его в окно.

Он пригласил Стражей. Своих старых и верных друзей. Будто не понимает: они копают под неё! Только идиот поверит, что Карвер не был в Старкхевене и что Мариан ему не помогла. Помогла, конечно. Братец даже не пикнул, когда она порезала ладонь и стала изменять его внешность. А лет десять назад он бы скривился и процедил сквозь зубы своё мнение о магии крови. Как человека меняет безвыходное положение!

Но Карвер — наименьшая из её проблем.

Наследник. Которого она не может родить. Четыре выкидыша и полное поражение магии. Будь Андерс жив, он наверняка сумел бы ей помочь, но Андерс мёртв. Она сама его убила.

В глаза словно сыпанули песка. Винить в сложившемся положении кроме себя некого. Десять лет назад она решила, что ей не нужен незапланированный ребёнок. Тем более от Андерса. Что она могла ему дать? Отца, одержимого демоном? Мать, практикующую магию крови? Вечно скрываться, вздрагивать от каждого шороха, думая, что на этот раз не пронесёт, придут храмовники и заберут ребёнка? Нет, Хоук не желала судьбы своих родителей, она всегда хотела жить на широкую ногу, без страха и осторожности.

Себастьян оказался отличным выходом. И она демонстрировала кротость и невинность, посещала церковь и отдалилась от Андерса. И убила его, в конце концов. Потому что Себастьян потребовал. Она хотела выйти за него, и выбор между дружбой и собственным благополучием оказался очевиден.

Теперь ей за пятьдесят, она не может выносить ребёнка, а преподобная уже без всякого такта намекает на развод. Кому нужна бесплодная жена-чародейка?

Мариан схватила бокал и залпом его осушила. Стоило рискнуть и остаться Наместницей. Может быть, у неё не отняли бы Киркволл или хотя бы не тронули. Но Город Цепей, как и Андерс, принесён в жертву принцу Велю. Жаль, что смерть дорогого супруга гарантированно натравит на Мариан Церковь, даже если эта смерть будет случайной.

— Ваше величество? — в комнату скользнула служанка. — Вы звали?
— Да. Где принц?
— В малой гостиной. Он разговаривает со Стражами, ваше величество.

Мариан вздохнула и протёрла ладонью лицо. Пойти и испортить Себастьяну вечер? Не дать выболтать свои подозрения? Или остаться и продолжить морщиться от кислого вина?

— Приготовь синее платье.
 

***
 

— Вы изменились, — под внимательными и оценивающими взглядами старых друзей Себастьян чувствовал себя неуютно.
— Если ты о шрамах, то ещё не видел мой зад. Генлок подкрался со спины и…
— Всё закончилось благополучно, — закончил за Элиссу Натаниэль.
— Нет-нет, эту историю я бы послушал полностью, — слегка расслабившись, Себастьян откинулся в кресле. — Похоже, ваша жизнь получилась куда интересней моей.
— Ага. Мор, гражданская война, разумные порождения тьмы, просвистевшие мимо носов титулы, — Элисса отсалютовала своим бокалом. — Про родственников жены ничего рассказать не хочешь?
— Я думаю, она встречалась с братом, — резкий переход темы принца не смутил. Он даже обрадовался, не хотелось выгораживать Мариан, тем более что он всерьёз обдумывал развод. Ему за сорок, а детей до сих пор нет. Законных детей. Становиться первым Велем, признавшим бастардов, Себастьяну не хотелось. — Но точно сказать не могу. Можно попробовать надавить, но…
— Не стоит. Мы сами не уверены, что будем делать с Карвером, если поймаем, — честно ответила Кусланд. — Нэйт, хватит меня пинать! Достали интриги и заговоры!
— Как всегда, прямолинейна, — Себастьян улыбнулся.
— Голова трещит от требований. Орден хочет оставить Хоука, пока не потеряли после Мора позиции, Анора хочет смерти Хоука, Собрание земель — суда.
— А ты?
— Она хотела сбежать из Ферелдена на время, — Натаниэль поднялся с кресла, направляясь к столику с графинами и наполняя свой бокал.
— Не вижу ничего плохого. Анора до сих пор не может забыть, как я убила её отца. Может быть, правду говорят про мстительность женщин? Я успокоиться не могла, пока не перерезала глотку Логейну и Рендону. Но Нэйт меня простил, а Анора до сих пор ставит подножки. Уже года четыре собирается отобрать Амарантайн. Выделяла бы средства на содержание Башни — я бы и слова не сказала, но в бюджете о Стражах ни слова, а Вейсхаупт…
— Двадцать лет назад мы даже не задумывались о политике, — грустно усмехнулся Себастьян.
Элисса захлопнула рот.
— Мы не задумывались о деньгах и жили в своё удовольствие, — продолжил принц. — Стыдно вспомнить, что мы тогда творили.
— Разрушали, ты хотел сказать? — Хоу жестом предложил Кусланд наполнить её бокал, но она отрицательно мотнула головой.
— А я бы не отказалась вернуться в прошлое, — Элисса чуть съехала в кресле, сложив руки на животе. — Никаких забот.
— Андрасте учит не сожалеть об ушедшем.
— Ты меня удивляешь, Себастьян, — Кусланд растянула губы в усмешке. — Ты уговорил нас с Нэйтом проникнуть в церковь и прямо перед статуей Андрасте…
— Я в этом раскаиваюсь!
Хоу коротко засмеялся.
— Что?
— Я отчётливо помню, как ты заявил, что это лучшая ночь в твоей жизни, и даже если Создатель обречёт тебя за это на вечные муки, ты ни за что не покаешься.
Удивляясь самому себе, принц улыбнулся и покачал головой.

— Жена у тебя красивая, — после недолгого молчания заявила Кусланд. — Только… вялая какая-то. Или ты специально подбирал такую, чтобы на монашку походила?
— Ты ошибаешься, Мариан достаточно живая, просто история с братом её встревожила.
— Ага, — Кусланд прищурилась. — То есть в постели она диво как хороша?
— Ты всерьёз собираешься обсуждать со мной подобную тему? — Вель удивлённо изогнул брови, вызвав у женщины смех. — Что смешного я сказал?
— Нет, ты только на себя посмотри! Тебе неловко обсуждать секс? Тебе?
— Вино было лишним, — под нос пробормотал Хоу, но его всё равно услышали.
— Лучше бы поддержал. Себастьян, я многое повидала и усвоила одно: люди не меняются. Ставлю свой меч, что даже если ты ведёшь себя как примерный андрастианин, в мыслях поимел каждую миловидную служанку в своём замке. И вообще всех встречных женщин. Думаю, не в одной позе.
Себастьян осуждающе помотал головой.
— Не знаю, что тебе ответить, Эл, — вздохнул принц. — Признаюсь, в молодости я предавался разным грехам, не думая о последствиях, но я осознал недопустимость своего поведения. Я достиг мира с собой и Создателем.
Кусланд нахмурилась и почесала кончиком пальца за ухом.
— Врёшь, — наконец-то заявила она. — Нэйт, поддержи меня!
— Я думаю, что Себастьян имеет право на доверие. Сама видишь, он изменился.
— Ладно, — Элисса поднялась с кресла и быстро подошла к Себастьяну. Он начал подниматься, но Кусланд тычком в грудь опрокинула его обратно и уселась принцу на колени. — Ха. А лет двадцать назад я была легче, да? — женщина поёрзала, задницей чувствуя удачность маневра, и схватила Веля за подбородок. — Что греховней, Себастьян, врать или изменять жене?
— Не собираюсь делать ни того, ни другого.
— О, — Элисса чуть отодвинулась и положила ладонь на пах принца, — то есть сейчас ты ничего не чувствуешь?
— Пожалуйста, слезь с меня, — Вель попытался нахмуриться.
— Эл… — Натаниэль подошёл к женщине со спины и схватил её за плечи. — Это перебор.
— Будет, если Вель не перестанет врать, — передёрнув плечами, Кусланд стряхнула руки Хоу. — Что скажешь, мой принц?
 

***
 

Руки ощутимо тряслись, но Хоук не обращала на это внимание, глубоко разрезая кожу на ладонях.

Картина Себастьяна, трахающего Кусланд, стояла перед глазами, и Мариан думала, что зря она взяла себя в руки и тихо ушла, едва заглянула в щёлку двери. Нужно было ворваться и сжечь и ублюдка-Веля, и его друзей.

Кровь тонкой струйкой полилась в чашу.

Она знала, что рано или поздно всё рухнет. Вель давно не любил её, у них не могло быть детей, их вообще ничего не связывало. Кроме брака. Но Вель наверняка прислушался бы к преподобной. Год, два, вряд ли больше — и он бы подал на развод. Церковь вряд ли стала бы препятствовать. Семья Себастьяна всю свою историю снабжала церковников золотом, именно поэтому Себастьяну позволили взять под своё крыло чародейку.

Медленно перетянув ладонь бинтом, Хоук прикрыла глаза и сосредоточилась на заклинании.

Было бы любопытно посмотреть на лицо преподобной, когда ей доложат о смерти Себастьяна. И ещё Мариан было интересно, в какой позе троицу застанет смерть. Наверное, на полу. В малой гостиной нет диванов, а втроём заниматься любовью на кресле очень неудобно.

Кровь в чаше закипела, порез на ладони обожгло огнём.

На самом деле всё равно, как именно умрут Вель и его друзья. Мариан будет далеко от дворца, когда слуги обнаружат своего господина. Карвер удивится, встретив свою сестричку в Антиве.
Устало смахнув со лба чёлку, Хоук вздохнула и быстро заморгала, приходя в себя. Проверять результат заклинания она не будет. Если сработало — ей пора бежать, если нет… она всё равно не желает оставаться в Старкхевене.
Подхватив приготовленный рюкзак и посох Андерса, «Обещание свободы», Хоук вышла из спальни.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Материалы по теме


10.04.2014 | Alzhbeta | 1257 | St_Gojyo, себастьян, фем!Хоук, фем!Кусланд, гет, натаниэль, Старкхевен двадцать лет спустя, романтика, Ангст
 
Всего комментариев: 0

avatar