Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Разделение. Часть 7, Эпилог

к комментариям

Жанр: AU, гет, ангст, психология, философия;
Персонажи: Андерс, фем!Кусланд, Огрен, Флемет, фем!Хоук/Фенрис и другие;
Статус: завершено;
Описание: События происходят после Dragon Age 2. Попытка разделить Андерса и Справедливость становится насущной проблемой, и, как обычно, в этом примут участие все мало-мальски заинтересованные личности.
 

Автор: Takhesis

Часть 7


— Да вы что, сговорились? — обреченно простонал храмовник, разглядывая путницу. Та невинно улыбалась и совершенно ненавязчиво опиралась на резной посох. — То целыми неделями сидишь, и никого нет, а сегодня как с цепи сорвались.
— Эй, а как же радость и благодарения Создателю, что очередная заблудшая душа вернулась в свою законную обитель? — возразила Йенна. Храмовник махнул рукой и вновь начал отвязывать лодку. — К тому же у меня ощущение, что я пришла очень и очень вовремя.
Едва переступив порог Круга, Йенна поняла, что ее хваленая интуиция вновь не ошиблась. А так хотелось обратного…

***

«Так вот вы какие, глубины сознания Андерса», — мрачно подумала Хоук, открывая глаза. Обычный лабиринт Тени, только уж очень похожий на башню ферелденского Круга магов. Она стояла посреди коридора, уходящего в бесконечность, и не имела ни малейшего понятия, что ей теперь делать дальше.
Справа от нее вдруг послышался шорох, и Хоук увидела, как из сплошной стены выступает дверь. Решив, что хуже уж точно не будет, Мариан решительно шагнула за порог. В первую секунду ей показалось, что она ослепла, так светло и ярко было за дверью. Посреди поляны лежал мальчик и с улыбкой на худом лице рисовал в воздухе бабочек, которых пытался поймать большой полосатый котяра. «О Создатель, до чего же он был очаровательным ребенком», — умиленно подумала Мариан, делая шаг вперед. Все закружилось, будто в калейдоскопе, и она оказалась в полутемном помещении.
— Сегодня только прибыл, а уже накуролесил, — раздался суровый голос за ее спиной. Обернувшись, Хоук увидела двоих храмовников, державших кого-то белобрысого и крайне тощего под локти. — Разбил половину реактивов, а те, что не разбил, — взорвал.
Мариан хмыкнула. Да, в такого Андерса она верила гораздо больше, нежели в пасторального мальчика с бабочками. Она вновь сделала шаг вперед и уже не отвлекалась на картины. Задержалась она лишь дважды: в первый раз, когда в воспоминаниях Андерса промелькнула Героиня Ферелдена, а во второй — когда там появилась она сама. Шаг за шагом, дверь за дверью, Хоук вышла на открытую площадку среди пустоты. Коридоры Башни, точнее, ее теневого двойника, растворились в густом тумане. Посреди площадки, будто сломанная кукла, лежал Андерс. Над ним мрачно возвышалась фигура в темных доспехах. Перехватив посох поудобней, Хоук сделала последний шаг.
— НУ ВОТ ТЫ И ПРИШЛА. Я ЗДЕСЬ.
— Справедливость, я так полагаю? — Хоук спокойно и жадно разглядывала духа. Выглядел он… скажем так, совсем неважно. Доспехи, когда-то бывшие белоснежными, покрылись копотью и окалиной, а вместо головы красовался лишь голый череп.
— ТЫ ДОГАДЛИВА. СКАЖИ, ЗАЧЕМ ТЫ ИДЕШЬ НА ЭТО?
— Потому что я не хочу, чтобы ты вредил моему другу, сукин ты сын.
Справедливость рыкнул и вытащил из ножен меч. Когда-то он был красив, сейчас же он казался издевкой над самим собой — покрытый ржавчиной, зазубренный и оскверненный, будто отобранный у порождений тьмы.
«Твою мать», — подумала Хоук, уворачиваясь от удара. Сверху — хотя в Тени понятия верха и низа крайне размыты — раздался раскатистый рев, и на площадку приземлился огромный дракон.
— Отгони его от тела, — прорычал дракон голосом Флемет, и Хоук, несмотря на слегка неподходящий момент, восхитилась. Тот дракон в Костяной Яме казался мелкой ящеркой по сравнению с теневым воплощением Флемет.
— Я НЕ ДАМ РАЗДЕЛИТЬ НАС. ОН ВПУСТИЛ МЕНЯ В СВОЕ ТЕЛО НАВСЕГДА.
— Даже и не думай! — отозвалась Хоук, вскидывая посох. Справедливость насмешливо покосился на нее.
— И ЧТО ТЫ МНЕ СДЕЛАЕШЬ? ТЕНЬ — МОЙ РОДНОЙ ДОМ, ЗДЕСЬ МОИ СИЛЫ НЕИЗМЕРИМЫ…
Хоук хмыкнула… и пустила простенькую молнию под ноги духу. Тот рефлекторно отшатнулся, и Хоук торжествующе кивнула. А затем, чередуя молнии с землетрясением, она шаг за шагом уводила Справедливость все дальше от Андерса, пока не услышала рык Флемет:
— Теперь он мой. Займись своим магом.
Справедливость резко обернулся, нашаривая взглядом тело Андерса, но тут же вскинул щит, заслоняясь от драконьего пламени. Флемет с торжествующим ревом ударила рыцаря когтистой лапой, но тот успел увернуться, вскидывая меч и пытаясь достать брюхо, не защищенное крепкой чешуей.

Хоук с трудом оторвалась от захватывающей сцены битвы с драконом и поспешила к Андерсу. Тот все так же лежал на белых плитах, безучастно глядя в пустоту. В обычной рубахе, простых штанах, он не был похож на мага, скорее, на простого сельского парня. Хоук осторожно опустилась рядом с ним на колени.
— Андерс. Проснись. Ты должен вернуться.
Маг с видимым усилием перевел взгляд на нее. Хоук тяжело вздохнула и дотронулась до его лица.
— Ну же. Давай. Ты очнешься, Справедливости в тебе уже не будет, заживешь обычной жизнью… ну почти обычной. Андерс, ну не молчи, говори со мной!
Андерс моргнул и вновь уставился в пустоту. Хоук с раздражением оглянулась: вдалеке Флемет все так же сражалась с духом Справедливости, и если дракон был полон сил, то дух уже явно начал сдавать.
— Андерс, мать твою, если ты сейчас не очнешься, я тебя так отлуплю, что мало не покажется, — с угрозой заявила Мариан, для верности наклоняясь над безучастным магом. Тот разлепил губы и наконец-то ответил ей:
— Оставь меня в покое, демон.
Хоук выдохнула и мысленно поздравила себя с победой. Теперь главное расшевелить его, и все будет хорошо.
— С чего ты взял, что я демон? Это я, Хоук. Меня отправили в Тень, чтобы я вытащила тебя. Давай, поднимайся, хватит валяться!
— Ты… настоящая? Мариан?
Андерс резко подался вперед, ища ее губы. Хоук, ошарашенная такой резкой сменой настроения, застыла, как каменное изваяние, после чего опомнилась и со всего размаха врезала Андерсу по лицу. Тот схватился за щеку, но из глаз — спасибо тебе, Создатель, за маленькие радости! — наконец-то исчезли эти заторможенность и безучастность.
— Ты что, окончательно умом тронулся?!
— Вот теперь я верю, что ты настоящая Хоук, — буркнул он, потирая щеку. — Какого… тут происходит?
— Просыпайся. Тебе все объяснят и сделают это лучше, чем я. Давай, Андерс. Поднимайся…
Хоук почувствовала, как ее медленно подхватывает и начинает выталкивать из Тени в реальность. Андерс уже сидел и растерянно оглядывался, успевая заметить хвост улетающего дракона и догорающий щит Справедливости, прежде чем…

— Ты, блаженной памяти придурок, кусок идиота, дурень с наговым дерьмом вместо мозгов! — такими были первые слова, что услышал Андерс, возвращаясь к жизни без назойливого духа в голове. — Чтоб еще раз ты связался с обитателями Тени! Я чуть сама не подохла, пока тебя возвращала, всю силу на тебя, сволочь, потратила!
— Здравствуй, Йенна. Я тоже рад тебя видеть, — хрипло отозвался маг, яростно моргая и пытаясь сфокусировать зрение. Йенна раздраженно выдохнула через нос и без сил опустилась на скамью.
— Господин Первый чародей, я все. Сил больше нет.
— А я говорил тебе, чтобы ты не прогуливала мои лекции, — ворчливо заметил Ирвинг, закатывая просторные рукава. — А нужно было кинуть простенькую ауру исцеления и про восстановление не забыть. Но нет, мы же самые умные, самые гордые, лучшие маги всех времен, вбухаем всю силу в талисман жизни и панацею…
— Только без лекций, пожалуйста! — умоляюще простонала Йенна, закрывая уши. — Я сейчас просто отключусь.
— Андерс в безопасности? — напряженно прервала их беседу Элисса, разглядывая мага, который вновь закрыл глаза и подозрительно притих.
— Да что ему сделается… — проворчал Грегор, взмахом руки отзывая своих храмовников, выставленных на случай, если все-таки победит Справедливость. Йенна раздраженно фыркнула.
— Этот придурок будет в безопасности, только если ему руки и ноги связать. И рот заткнуть. И. . и… — тут она странно всхлипнула и разрыдалась, то угрожая убить Андерса, то радуясь его возвращению.
— Бедлам. Полнейший, — пробормотал Огрен, старательно делая вид, что осколки вазы, лежащей на полу, ни в коем разе не его рук дело.
Хоук еще несколько секунд полежала, слушая окружающих, а затем решительно села.
— Большое спасибо, Мариан, ты нам так помогла, — ехидно произнесла она в пустоту. Элисса наконец перестала испепелять Андерса глазами и слегка встряхнулась.
— Я прошу прощения, госпожа Хоук. Вы оказали нам неоценимую помощь, и я благодарю вас от лица Серых Стражей…
— Я думаю, можно сказать проще: спасибо всем, — сурово проговорил Ирвинг, продолжая держать Андерса под аурой исцеления. — А сейчас брысь отсюда, все. Извините, ваше величество.
Сам виновник всей этой суматохи лежал на полу и наслаждался покоем. Голос в его голове наконец-то стих, и все было хорошо.


Эпилог. Пятнадцать лет спустя

 
Она приехала на рассвете, холодным зимним утром.
Конь всхрапывал и фыркал, чувствуя запах порождения тьмы, но не видя его источника.
— Тише, мальчик, уже все. Приехали.
Женщина спешилась и осторожно сняла с себя шлем, с наслаждением вдыхая морозный воздух. Ничего не изменилось здесь. Башня Бдения, незыблемая, вечная. Будто и не было кровопролитной войны, демонов, прорвавшихся в мир через Завесу. Элисса улыбнулась, вспоминая прошлое, и подошла к стойке с доспехами и оружием. В стоячем щите отразилось ее лицо — с серебристыми нитями в волосах, морщинками и темными язвами. Элисса вздохнула и отвела глаза. Последние несколько лет она никогда не появлялась на людях, не прикрыв лица вуалью. Ферелденцы считали, что это лишь знак скорби об ушедшем на Глубинные тропы муже, и только единицы догадывались об истинной причине.
— Я ждал тебя, — этот голос не изменился, и Элисса на несколько секунд зажмурилась, сдерживая выступившие слезы.
— Ты…
Вместо слов Андерс просто ее обнял, и они простояли так пару минут. Он стал другим, совсем чуть-чуть, но этого хватало: поседевшие волосы, морщинки у глаз и… темные пятна. На шее, на лбу, на запястьях. Элисса вздохнула, вспомнив, что она выглядит ничуть не лучше.
— Да, я уже не красавец, — весело отозвался Андерс, даже не думая выпускать ее из объятий. — А вот тебя никакими отметинами не испортить.
— Врешь ты все, и уши у тебя холодные, — отшутилась Элисса, поднимая голову. Андерс улыбался ей, и где-то там, в его глазах, отражалась она, прошлая. Однако он тут же посерьезнел.
— Время пришло, ведь так?
Элисса молча кивнула. Андерс задумчиво опустил руки и обвел глазами двор.
— Значит, пора… — будто про себя пробормотал он, но тут же встряхнулся. — Тогда, я сейчас, возьму с собой кое-какие вещи, и в путь.
— Ты действительно думаешь, что парочка аптечек спасут тебя на Глубинных тропах? — уточнила Элисса, идя вслед за Андерсом в Башню. Тот замотал головой.
— Не-а. Таких надежд я даже не питаю, но, согласись, было бы глупо умереть от укуса какой-нибудь бешеной псины, не дойдя до Орзаммара пару миль?
— Да уж. Не самая лучшая кончина для Серого Стража, — в тон ему отозвалась Элисса, поднимаясь на верхний этаж. — Это у тебя вместо физических упражнений, или ты просто высоту любишь?
— Вроде того. Просто не так слышно, как стражи тренируются по утрам.
Элисса быстро окинула комнату взглядом.
— Можно подумать, ты аскет.
— Ну зато ты не поверишь, какие я собрал тут книги о лекарственных травах…
Андерс неожиданно осекся и повернулся к Элиссе. Та недоуменно изогнула бровь, пытаясь понять его.
— Слушай. Я знаю, что это глупо, но я себе никогда не прощу, если этого не сделаю.
— Не сделаешь че… — Элисса не договорила, потому что Андерс поцеловал ее, мягко, нежно. Не отстраненно, как Алистер, не страстно, как Зевран. Элисса ответила на поцелуй, чувствуя, как его пальцы гладят ее шею. Через мгновение Андерс отстранился и быстро отвернулся.
— Всегда хотел это сделать. Как только тебя увидел, тогда… здесь. Подумал, что такая красивая девчонка должна в руках носить не мечи, а букеты. А потом оказалось, что ты ни много ни мало королева Ферелдена. Сама понимаешь, лезть со своими признаниями к королеве — глупость несусветная.
— Андерс… — растерянно произнесла Элисса, прислонившись спиной к стене. После поцелуя в голове все перемешалось, будто опять с Огреном поспорила, кто кого перепьет. Он обернулся, и на его лице вновь замерла улыбка.
— Лучше поздно, чем никогда, ведь так? В принципе, я готов, выдвигаемся в Орзаммар.
Элисса кивнула, все еще не придя в себя. Да уж, не всегда чем позднее, тем лучше, далеко не всегда.

Кони тут были смирные, уже привыкшие к запаху порождений тьмы и умеющие в случае чего сами найти дорогу назад, к Башне Бдения.
— Ну так что? Как ваш сын? — поинтересовался Андерс, слегка покачиваясь в такт лошади. Элисса пожала плечами, упрямо глядя на дорогу.
— Умный. Сильный. Мы постарались его научить всему, что сами знали и умели. На всякий случай я попросила Тегана быть с ним рядом. Хочется верить, что из него получится неплохой правитель. Ну или что он хотя бы не опорочит свое имя.
— Ну да, — протянул Андерс. — Все-таки, когда тебя зовут Мэрик, поневоле хочется соответствовать такому тезке. И, кстати, он…
— Да как ты можешь сомневаться, — Элисса иронично улыбнулась, впервые за всю дорогу взглянув на своего спутника. — Он законнорожденный. Это подтвердил даже придворный маг. Коннор.
— Тот самый?.. — уточнил Андерс, не сдержав улыбки. Элисса кивнула.
— Ага. И знаешь… кажется, народу и не так уж важно, чей он сын. Им важно, чтобы страну не трогали и не пытались разорвать на части.
Андерс согласно хмыкнул, и они вновь замолчали. Дорога была широкой и ровной, изредка им попадались телеги торговцев, гонцы или просто спешащие по своим делам люди, которые, заметив Стражей, махали им руками, приветствовали или тайком плевали вслед.
— Снег идет, — задумчиво заметил Андерс. Элисса с непроницаемым выражением лица разглядывала снежинки, падающие на полу плаща.
— Надо бы поторопиться. Если зарядит метель, то так и застрянем тут, на тракте.
— Успеем. В конце концов, не забывай, я маг. Могу растопить снежные завалы.
— Я не забываю, что ты хвастаться любишь, — шутливо проворчала Элисса, натягивая капюшон.

Спустя неделю они добрались до Орзаммара. Едва заметив герб Стражей, их сразу проводили в королевский дворец.
— Вот значит, как все повернулось, да, Страж? Пришел срок…
— Да, ваше величество, — Элисса изящно склонила голову, не как подчиненная, а как равная, и Белен оценил этот жест.
— Тогда… сегодня вечером мы вас проводим. А дальше… да помогут вам Предки.
— Нас еще и провожать будут? — шепнул Андерс на ухо Элиссе, когда они выходили из королевской палаты. Та кивнула.
— Да. Вроде как поминки. Только с нашим же участием.
— А ты еще удивлялась, почему я так не хотел быть Стражем, — с притворной грустью заметил Андерс.

Проводы были торжественными и действительно напоминали поминки. Элисса почти не притронулась к угощениям, только все чаще прикасалась к виску, пытаясь хоть как-то унять тяжелый гул в голове.
— Хочешь, я попробую исцелить? — Андерс осторожно отвел ее руку от лица и обеспокоенно глянул на нее. Элисса покачала головой, поморщившись от боли, всколыхнувшейся от этого движения.
— Этого уже не изменить и не исцелить. Только на Глубинные тропы.
Голоса вокруг вдруг разом смолкли, и Андерс растерянно оглянулся. Белен Эдукан молча поднялся со своего места и поднял кубок. Вслед за ним стали подниматься и остальные гномы, молча, торжественно, будто отдавая честь.
— Этот кубок мы пьем за Стражей, что хранят нас от Мора, — начал Белен. Его голос отразился от свода пещеры, обрел силу и мощь и, казалось, зазвучал в самом сердце. — Тех, кто приносит свет в самые темные ночи, кто убивает порождений тьмы, кто оберегает эти священные залы от скверны и зла. За Стражей!
— За Стражей! — нестройно отозвались гномы, осушая кубки.
Элисса вздохнула и поднялась с кресла, потянув за собой Андерса.
— Все. Пошли. Праздник окончен.
Андерс побрел следом за ней, стараясь идти ровно и не обращать внимания на шепот в его голове. Гномы проводили их взглядами и стали расходиться. В конце концов, не происходило ничего необычного. Стражи просто уходили умирать.
— Запомни, — вновь повторила Элисса, проверяя мечи в ножнах, — если я упаду или ты увидишь, что я… ну, в общем, становлюсь чем-то не тем, — убей меня.
Андерс задрал голову и молча разглядывал свод пещеры перед входом на Глубинные тропы.
— Ты слышишь?
— Я слышу, — медленно ответил он, по-прежнему не опуская головы, — но я не уверен, что смогу это сделать.
— Ты должен, — жестко отрезала Элисса и вдруг прислонилась к его спине, обняв за плечи. — Пожалуйста.
«Победа в войне, бдительность в мире, жертвенность в смерти», — вспомнилось Андерсу, и он неохотно кивнул. Бок о бок они шагнули на Глубинные тропы, и темнота поглотила их.

Присоединяйтесь к нам, братья и сестры.
Удушливая вонь почти сшибала с ног, заставляя дышать через рот, но Элисса продолжала сражаться, танцевать со смертью, как делала это тогда, во время Мора.

Присоединяйтесь к нам, сокрытым тенью, где мы бдим неусыпно.
Андерс все так же шутил и ерничал, поливая порождений тьмы огнем из посоха, не забывая — иногда — лечить Элиссу. Хоть та и злилась на него за пустую трату энергии.

Присоединяйтесь, ибо на нас возложен долг, от которого нельзя отречься.
— Они что, никогда не устают? — прохрипел Андерс, из последних сил удерживая генлока на расстоянии. Элисса не ответила, и маг вдруг понял, что слишком давно уже не слышал звона ее мечей. Зарычав, Андерс вызвал огненный шторм и без сил опустил руки, глядя, как улепетывают поджаренные твари. Затем он огляделся и, заметив лежащую на полу фигуру, бросился к ней.
 
И если вам суждено погибнуть, знайте, эта жертва не будет забыта.
Элисса была еще жива, но Андерс понял, что это ненадолго.
— Ты… помнишь… обещание? — прохрипела она. На губы выплеснулась кровь, окрасив их лучше любой орлейской косметики в яркий и пугающий цвет. Андерс осторожно приподнял ее и не смог сдержать ругательства: чтобы ее спасти, потребовалось бы гораздо больше сил, чем у него сейчас было. — Ты помнишь?
— Помню, я все помню, — успокаивающе пробормотал он, садясь на землю рядом с ней и кладя ее голову на свои колени. — Хочешь, я тебе расскажу, как сбежал из Круга в первый раз?
— Ты уже рассказывал, — голос Элиссы был еле слышен, но по крайней мере кровь уже перестала течь.
— Ну, значит, послушаешь еще раз. Я в таких ситуациях не особо красноречив, это по части Зеврана. Так вот. Это было чудесное утро…
Элисса издала слабый смешок и прикрыла глаза. Поначалу она чувствовала холод, но потом он отступил, словно она укрылась теплым одеялом. Да, так и есть, она — малышка, весь день играла с братом на морозе, а сейчас придет Нэн, расскажет ей сказку перед сном, подоткнет одеяло…
— Элисса? — Андерс наклонился вперед, напряженно вслушиваясь в тишину. — Ты меня слышишь? Эй?
Элисса молчала, и Андерс откинулся на стену пещеры, устало закрыв глаза. Он слышал шаги порождений тьмы, слышал, как они хрипло переговариваются на своем языке, который вдруг стал ему понятен и близок. И он слышал песню Архидемона, она манила его, звала к себе, обещала исполнение всех желаний.
— Я устал. Я очень сильно устал, — пробормотал Андерс, не открывая глаз. — Я имею право отдохнуть.
Остатки магического огня дрогнули и погасли. Пещера погрузилась во тьму.
И однажды мы присоединимся к вам.



 

Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава

Материалы по теме


20.04.2014 | Alzhbeta | 979 | философия, фем!Кусланд, андерс, dir3, Takhesis, психология, Огрен, Флемет, справедливость, Ангст
 
Всего комментариев: 0

avatar