Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Разделение. Части 5, 6

к комментариям

Жанр: AU, гет, ангст, психология, философия;
Персонажи: Андерс, фем!Кусланд, Огрен, Флемет, фем!Хоук/Фенрис и другие;
Статус: в процессе;
Описание: События происходят после Dragon Age 2. Попытка разделить Андерса и Справедливость становится насущной проблемой, и, как обычно, в этом примут участие все мало-мальски заинтересованные личности.
 

Автор: Takhesis

Часть 5


Йенна с наслаждением расплела тугую косу и встряхнула головой. Час был поздний, все в деревне спят, только слышна колотушка сторожа да тявканье собак. Магесса задула свечу и залезла в кровать. Завтра у нее трудный день: у парочки ребятишек был жар, и родители небезосновательно подозревали сырую хворь, да еще и девчонка соседская на сносях, надо всех проверить, излечить, помочь. Йенна уже почти заснула, как в ее дверь замолотили кулаками.
— Кто там? — хрипло поинтересовалась магесса, зажигая волшебный огонек.
— Госпожа целительница, госпожа целительница! Откройте, пожалуйста!
— Лаика? — удивленно спросила Йенна, распахивая дверь, в которую тут же ввалилась перемазанная сажей девочка. Не дав женщине опомниться, Лаика затараторила:
— Гос-пжа целит-ца, там храмовники! Они ищут всех магов и обещали спалить деревню, если мы вас не выдадим! А мы не выдадим, бегите, бегите же!
— А ну-ка тихо, — цыкнула Йенна, быстро завязывая длинные волосы в хвост, чтобы те не мешались, и беря в руки посох. — Без паники.
— Но они уже зд… — девочка не договорила и закашлялась. Йенна обернулась и увидела торчащий из детского горла арбалетный болт. Лаика качнулась и упала, заливая пол кровью. На пороге стоял храмовник. И не один.
— Так. Магичка. Беглая. Судя по всему, маг крови, не погнушалась убить ребенка для обретения силы, дабы оказать сопротивление, — спокойно произнес храмовник, будто бы уже пишущий рапорт.
— Ах. Ты. Мразь, — Йенна перехватила посох поудобнее. Храмовник пожал плечами.
— Пой, птичка, пой. У нас в клетке еще и не так чирикать будешь. Ребята, вперед…
Договорить он не успел. Навершие посоха, острое, как кинжал, вонзилось ему в прорезь шлема, туда, где издевательски блестели глаза.
— Сволочи! — ледяные шипы с легкостью пробили доспехи храмовников. — Она же только ребенок! — огонь ударил в тех, кто чудом избежал льда. — Мерзкие уроды! — в комнате резко запахло озоном.
Кто-то из воинов Церкви попытался применить святую кару, но тут же с воем повалился на колени: на месте кисти руки теперь был ровный обрубок. Йенна чувствовала, как шумит кровь в ее голове, но ни на секунду не прекращала борьбы — где магией, а где простой силой. Все-таки зря Первый чародей ругал ее, сопливую магичку, когда та с визгом била специально поднятых для занятия зомби посохом, пренебрегая истиной, что маги предпочитают сражаться исключительно на расстоянии. Через пару мгновений в комнате остался только один храмовник, теперь, благодаря ее посоху, слепой на один глаз.

— Ты… Правду говорят, вы, маги, звери цепные! — прохрипел он, стаскивая окровавленный шлем.
— А вы все ягнята малые, как на подбор, — рыкнула Йенна, не опуская посоха. — Зачем ребенка надо было убивать?
— А откуда мы знаем, ребенок это или одержимый? Может, ты тут гнездо магов крови плодишь, — ответил храмовник, поворачиваясь к ней зрячим глазом.
— Добить бы тебя, тварь.
— Вперед. Тебе это труда не составит, — храмовник кивнул подбородком на лежащих собратьев.
Йенна дернула плечом и осторожно подошла к лежащей девочке, перевернула ее на спину.
— Сейчас, малышка. Слушай, ты, тварь, если еще раз дернешься — пожалеешь, что я тебя раньше не убила, — сухо произнесла Йенна. Храмовник, попытавшийся достать до меча, замер. «Волчье чутье, не иначе как», — с неприязнью подумал он, глядя на спину магички. А та осторожно повела руками над телом ребенка, задержалась над пробитым горлом. Еще раз. Храмовник видел, как руки магессы начинают светиться слабым голубоватым светом.
— Проклятье, ну почему я прогуливала занятия по целительству, — тихонько прошипела Йенна, чувствуя, как ее собственное сердце начинает заходиться в бешеном ритме. Еще немного, и она сама тут в обморок упадет, ведь половину энергии на этих треклятых храмовников истратила…
— Держи, — перед ее носом возникла склянка с лириумным зельем. Йенна мотнула головой, показывая, что не может отнять руки от медленно затягивающейся раны. Склянка больно стукнула ее по сжатым зубам. — Извини.
— Мгмф, — буркнула магесса, выпивая зелье. Свет стал ярче, и края раны слегка притянулись друг к другу. Через пару минут на месте кровавого отверстия уже блестела розовая кожа. Оставалось самое сложное: вновь запустить сердце, заставить душу вернуться в это тело. Ну же, она совсем маленькая. Столько еще не узнала. Йенна прикусила губу до крови, вливая в девочку остаток сил. Рвано вздохнув, Лаика испуганно заморгала.
— Тихо, маленькая, тихо. Все хорошо, — устало проговорила Йенна, бессильно опускаясь на залитый кровью пол. — Уже все хорошо…

Очнулась магесса от того, что кто-то протирал ее лицо мокрой тряпкой.
— Я уже в Казематах, или меня решили убить на месте? — поинтересовалась она, не открывая глаз. Раздалось неуверенное хихиканье.
— Госпожа, это я, Лаика. Спасибо, вы меня…
— Да-да. Извини. А где… — Йенна неопределенно повела рукой в воздухе. Девочка скосила глаза вправо. Обернувшись, магесса увидела неподвижно лежащую на полу фигуру.
— Я его вашим посохом ударила. Извините.
— А чего извиняешься? Тут гордиться надо, — Йенна с трудом поднялась и приблизилась к храмовнику. — Что мне с тобой сделать, а? Убить или превратить в жабу? — задумчиво произнесла она. Девочка, затаив дыхание, следила за ней. Махнув рукой, магесса подобрала с пола посох и, не выпуская его из рук, принялась кидать в небольшую сумку склянки с зельями.
— Вы уходите? — разочарованно протянула Лаика. Йенна, не оборачиваясь, кивнула.
— Вслед за одним отрядом последует другой. Если останусь тут, обреку вас на гибель. А мне, как ты понимаешь, совсем этого не хочется.
— Не последует, — раздался хриплый голос. Йенна мгновенно обернулась, держа посох наготове.
— Повтори.
— Я сказал, не последует. В ходе задержания магичка призвала демонов и убила весь отряд, после чего мне пришлось собственноручно отрубить ей голову, — храмовник потер шею. — Я надеюсь, у вас тыква найдется?
— Ты хочешь обмануть рыцаря-командора тыквой? Лаика, солнышко, кажется, ты слишком сильно ударила дядю по голове, он теперь умом повредился, — почти что с восхищением пробормотала Йенна, опуская посох. Храмовник досадливо мотнул головой.
— Не надеюсь, но хоть пару часов выгадаю.
— С чего такая доброта? Неужто сам Создатель тебе явился, пока ты на полу валялся? — продолжила Йенна. Храмовник надулся и гордо промолчал, и Лаика, уставшая сидеть тихо, словно мышка в норе, решила высказаться.
— Тыквы нет, а вот труп… свежий… есть.
— Это кто? — мгновенно вскинулась Йенна. Девочка махнула рукой.
— Бабка Лашира. Вчера померла.
— Ты думаешь, голову старухи от головы молодой женщины не отличат? — с сомнением спросила Йенна. — Да и некрасиво это…
— Если… кхм, объект поджечь, то не отличат, — осторожно высказался храмовник. — А родственникам усопшей я заплачу за…
— …за надругательство над трупом бесконечно любимой старушки. Тебя четвертуют, — хмыкнула Йенна, впрочем, не особо настойчиво. Храмовник пожал плечами.
— Значит, погибну при исполнении.
— Ну так что? — настойчиво поинтересовалась Лаика, переминаясь с ноги на ногу. Йенна махнула рукой.
— Пошли. Если и четвертуют, то на пару. А так и героическая байка будет: злая магичка надругалась над трупом, вызвала демонов. Убила весь отряд… Прямо монстр какой-то.
 
К счастью, сегодня все жители сидели по домам, заперевшись и заколотившись. Йенна с грустью подумала, что все ее добрые дела мгновенно стали чем-то незначительным по сравнению с мечами храмовников. С другой стороны, хворь рано или поздно сама пройдет, а жизнь… Процесс усекновения «своей» головы Йенна благополучно пережила с зажмуренными глазами.
— Так. Сможешь ее поджечь? — поинтересовался храмовник, с легким отвращением глядя на голову. Йенна содрогнулась, но вскинула руку, в которой уже подрагивало пламя.
— Погоди! — храмовник зашарил руками под доспехом. Йенна вопросительно изогнула бровь. — Талисман, — пояснил мужчина, вытаскивая изящный сосуд с кровью. — Сейчас…
Осторожно вытащив пробку, он облил голову кровью. Магесса поморщилась, но отворачиваться не стала.
— Все, поджигай.
Огонь действительно сгладил все различия между ними, и через пару минут глава отряда храмовников уже сидел верхом на лошади. Рядом в холщовом мешке покачивалась голова «отступницы», еще слегка пахнущая гарью.
— До конца жизни мясо есть не смогу, — пожаловался храмовник, придерживая коня, которого явно пугало соседство с боевым трофеем.
— Посмотрим, — неопределенно хмыкнула Йенна, хлопнув лошадь по блестящему крупу. Всхрапнув, тот резво побежал прочь от этого страшного места.
— Вот и все, — удовлетворенно произнесла она, как только стук копыт стих вдали.
— Вы же останетесь? — умоляюще протянула Лаика, дотронувшись до ее руки. Йенна взъерошила ей волосы.
— Нет, милая. Пойду я. Хватит по углам прятаться, надоело.
Лаика с грустью смотрела вслед целительнице, пока ее не скрыла ночная темнота.
 

***
 

Элисса проснулась рано, еще до первых петухов. Пару мгновений она лежала, чутко прислушиваясь: мало ли, подвыпивший посетитель решит, что у них слишком много денег при себе. Нет, было тихо. Элисса осторожно поднялась с кровати, стараясь не потревожить Зеврана. Наемный убийца что-то бормотнул и будто бы случайно скользнул рукой под подушку.
— Тихо, это я.
— А, радость моя… хорошо, — Зевран, не открывая глаз, перевернулся и уронил на пол кинжал. — А то я уже хотел тебя прирезать.
Элисса улыбнулась и вышла из комнаты. В трактире было пусто и тихо. Поежившись, она вышла во двор и вздрогнула: кто-то уже стоял на пороге, глядя в небо.
— Тоже слышишь их, — утвердительно произнес Андерс. Элисса кивнула.
— Не совсем слышу. Чувствую. Будто в ушах звенит.
— А я слышу. Иногда. Они зовут. Справедливость тоже их слышит. Я даже не знаю, кому достанусь — ему или порождениям тьмы.
— Не смей так говорить, — Элисса легонько стукнула его по плечу. Андерс поймал ее ладонь.
— Это всего лишь констатация факта. Не безумие, так скверна. Зато хоть какой-то выбор.
Элисса шмыгнула носом и поежилась. Маг со вздохом притянул ее к себе и уткнулся подбородком ей в макушку.
— Надо бы и мне тоже такую накидку завести, — неловко пошутила Элисса, морща нос из-за вездесущих перьев. Андерс усмехнулся.
— Хлопот не оберешься. Перья постоянно выпадают, а от стирки вообще лезут со страшной силой.
— Хочешь, меховую подарю?
— Э, нет. Я уже привык.
Они замолчали, глядя на медленно светлеющий край неба.
— Андерс… — Элисса слегка замялась. Маг обеспокоенно глянул на нее. — Когда придет время… ну уходить… дождешься меня?
— Если доживу, обязательно дождусь, — серьезно пообещал он. Элисса кивнула.
— Я даже не знаю, ревновать мне или присоединяться третьим, — раздался задумчивый голос. Андерс хмыкнул.
— Нет уж, с эльфами тягаться не буду, вечно проигрываю.
Зевран, радостно улыбаясь, подошел к ним.
— Все дело в нашем эльфийском обаянии и грации.
Элисса картинно закатила глаза и махнула рукой. Петь себе дифирамбы Зевран мог, умел и очень любил. А вот то, что Андерс смог пошутить на тему эльфов, было уже хорошо.


Часть 6


Остаток пути до Башни Круга был пройден в рекордно короткое время: одно дело ковылять на своих двоих и совсем другое — сидеть на спинах легконогих лошадей. Элисса то и дело поглядывала на мага, теша себя надеждой, что тот не узнает местности. Зря надеялась.
— Мы же собирались в Редклиф, — резко произнес Андерс, натягивая удила. Конь недовольно всхрапнул. Огрен смущенно кашлянул, а Элисса мысленно скрестила пальцы: «Началось».
— Андерс, я… мы с Флемет… — осторожно начала она, но маг в очередной раз потерял контроль над собой, выпустив разъяренного духа.
— ТЫ ОБМАНУЛА МЕНЯ! ВЫ РЕШИЛИ СДАТЬ МЕНЯ ХРАМОВНИКАМ. ВОКРУГ ОДНА ЛОЖЬ И ПРЕДАТЕЛЬСТВО. ВЫ НЕ ПОСМЕЕТЕ…
— Андерс, успокойся! — крикнула Элисса, спрыгивая с коня. Умное животное мгновенно поспешило ретироваться.
— АНДЕРСА ЗДЕСЬ НЕТ И БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ. ВЫ — ЖАЛКИЕ ПОСОБНИКИ ХРАМОВНИЧЬЕГО ОТРОДЬЯ!
Справедливость повел посохом, и Элиссу отшвырнуло в сторону.
— Ты что, совсем Камнем ударенный?! — заорал Огрен, неаккуратно сползая со своего мула и пытаясь замахнуться на мага молотом. Впрочем, попытка не увенчалась успехом, потому что гном застыл, с ненавистью глядя на руну паралича, загоревшуюся у него под ногами.
Справедливость, давно спешившийся, не спеша раскрутил посох. Он уничтожит этих существ, что привели его в логово храмовников… А затем и саму Башню. Никто в мире не достоин такой участи: навеки быть узником своей сущности. Играючи он отбросил Элиссу, попытавшуюся напасть на него со спины. Огрен бессильно рычал, силясь разорвать действие руны.
— Андерс! — раздался женский вскрик, и Справедливость, замешкавшись, получил сильный удар по голове от возникшего из ниоткуда эльфа. — Ох, Создатель, что он опять натворил?!
Элисса медленно поднялась с земли. Судя по ощущениям, у нее была сломана парочка ребер, а уж про синяки и ушибы она предпочитала не думать. Встряхнувшись, она с подозрением взглянула на таинственную парочку, которая, как оказалось, тоже знала мага. Высокий эльф, покрытый странными белыми татуировками, отрешенно сжимал в руках двуручник почти с себя ростом. Рядом с ним стояла женщина в чародейской мантии, держащая искусно украшенный посох.
— А вы, собственно, кто такие? — бесцеремонно поинтересовался Огрен, с наслаждением роняя молот на землю и потирая затекшую спину.
— Мы это мы. А вот вы?.. — насторожено заметила женщина, подозрительно рассматривая Элиссу и гнома. — Вы напали на Андерса?
— Вообще-то мы пытаемся его спасти. А ваш спутник его огрел по голове своим мечом, — ответила Элисса, обвиняюще глядя на эльфа.
— Это единственный способ хоть ненадолго отключить Справедливость, — пожала плечами магесса и неожиданно опустила посох. — Ладно. Меня зовут Хоук. Мариан Хоук, а это…
— Чтоб мне опять Архидемона зарезать, ты Хоук, та самая Защитница Киркволла! — потрясенно пробормотала Элисса. Магесса улыбнулась.
— Судя по высказыванию, вы Героиня Ферелдена, к тому же королева оного.
— А я Огрен, очень приятно, — влез гном, которому надоело слушать великосветские беседы.
Фенрис молча фыркнул и убрал меч. На его любимую здесь не покушались, маг пролежит без сознания еще минут десять, следовательно, можно расслабиться.

Элисса тем временем объяснила Хоук, зачем им понадобилось тащить Андерса прямиком в Круг.
— Так ты… простите, вы…
— Ради Создателя, хватит выкать! — раздраженно заметила Элисса. Хоук кивнула.
— Хорошо, значит, ты говорила с Флемет… Дело в том, что я тоже с ней, скажем так, побеседовала. И она мне приказала двигаться сюда.
— Интересно, а что она задумала на сей раз? — Элисса почесала нос и глянула на распростертого мага. Хоук пожала плечами.
— Как понимаешь, она не особо разговорчивая особа.
Элисса кивнула.
— Я думаю, нам надо поторапливаться, — заметил Фенрис, искоса глядя на лежащего Андерса. — Вечно он так не пролежит, хотя я с удовольствием его ударю еще раз.
— Обойдемся без насилия, — фыркнула Хоук и подошла к магу. — Ох, Создатель-Создатель, ну почему ты вечно ввязываешься во всякое…
Андерса, к своему неудовольствию, пришлось нести Фенрису. Храмовник, тоскующий на пристани, клацнул зубами и выпрямился, чуть не выронив меч из рук.
— К-кто идет?
— Юноша, — голосом Элиссы можно было замораживать не хуже, чем «ледяной хваткой», — кажется, я уже лет семь на троне, мог бы и запомнить…
— Простите, ваше величество! Вам в Круг, да? Я сейчас, отвяжу…
Храмовник суетливо дернул веревку, затянув узел еще туже. Хоук кусала губы, изо всех сил стараясь не рассмеяться в голос, а Элисса просто испепеляла незадачливого парня взглядом.

Путь до Башни Круга они преодолели в безмолвии. Хоук с грустью глядела на Андерса, машинально барабаня пальцами по древку посоха.
— Страж…Точнее, ваше величество, как я рад видеть вас в добром здравии, — Ирвинг постарел и сильно сдал, но сейчас, при виде Элиссы, будто скинул пару десятков лет.
— Господин Первый чародей, рыцарь-командор, — Элисса улыбнулась. — Мне нужна ваша помощь.
— Ба, никак это наш вечный беглец! — хмыкнул сэр Грегор, увидев Андерса, которого по-прежнему тащил на себе Фенрис. — Активист движения за права магов, революционер-затейник хренов…
— Грегор! — одернул его Ирвинг, прищуриваясь. — Это действительно Андерс?
— Именно так, — пробормотала Хоук. Первый чародей внимательно взглянул на нее.
— А ты, дитя? Ты маг, но я не вижу печати Круга.
— Отступники. И сами пришли в Башню, — констатировал рыцарь-командор. Элисса кашлянула.
— Андерс прежде всего Серый Страж. Господин Первый чародей, нам нужно…
Башня ощутимо содрогнулась. Фенрис вздрогнул и напрягся.
— Ну-ну, раб, успокойся. Здравствуй, Ирвинг.
— Флемет? — недоверчиво переспросил Первый чародей, глядя на седовласую женщину в доспехе, стоящую перед ним. — Время не властно над тобой.
— Это ложь, оно власть имеет над каждым из нас. Но я здесь не для того, чтоб молодость вспоминать. Мы все тут собрались из-за одного человека.
— Потрясающе, — с присвистом выдохнул Огрен, забывая даже сделать глоток из фляги.
— Я так полагаю, госпожа, у вас есть некое решение? — осторожно поинтересовалась Хоук, искоса поглядывая на лежащего Андерса. Флемет улыбнулась краем рта.
— Есть. Чтобы разделить человека и духа, необходимо убить человека. А в Тени убить духа.
— Я вообще-то надеялась увидеть Андерса живым после всего этого, — резко произнесла Элисса. Флемет бросила на нее короткий взгляд, будто мать на непослушное дитя.
— Увидишь. Здесь, в Круге, наверняка найдется целитель, способный оживить этого мага. Тем более мертвым ему придется быть лишь пару секунд. Время тянется иначе в Тени и здесь.
— Ну хорошо, предположим, убили мы Андерса… — коротко вздохнув, начала Хоук, но ее тут же перебили.
— Я готов предложить свою помощь в этом…
— Успокойся, Фенрис. Так вот. А как убить духа? Для этого нужен кто-то в Те… Ох, что, опять?!
Хоук с тихим стоном стукнулась лбом в плечо Фенрису. Тот приобнял ее за плечи и обвел присутствующих тяжелым взглядом.
— Если с ней хоть что-то произойдет… — угрожающе прорычал он. Флемет поморщилась.
— Она маг, мальчик. Она из тех, кто всегда будет ходить по краю пропасти. Но сейчас с ней не случится ничего. Мы пойдем вместе. Послушай меня, девочка, — неожиданно мягко обратилась она к Мариан. Та подняла голову и чуть прищурилась, — ты должна будешь мне помочь. Я могу справиться с духом, но ты должна будешь подтолкнуть этого мага назад, к жизни. Ты готова?
— А пошло оно все в задницу к нагу, — обреченно пробормотала Хоук, встряхивая короткими волосами. — Давайте, несите лириум, буду спасать этого придурка.
Элисса искоса глянула на нее при этих словах, но сразу наклонилась над Андерсом, осторожно убирая волосы с его лба.
— Ох, Справедливость… наломал ты дров. И ты, Андерс, тоже хорош…

Тихое бормотание заклинаний сливалось в однотонный гул. Хоук почувствовала, как ее глаза слипаются, будто она неделю не спала. Элисса сидела рядом с Андерсом, держа кинжал возле его сердца. Внешне она казалась абсолютно спокойной, только рука с кинжалом мелко дрожала, чего никогда не было во время боя.
— Пора, — голос Флемет прозвучал неожиданно громко, и Элисса резко опустила лезвие.



 

Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


18.04.2014 | Alzhbeta | 880 | философия, фем!Кусланд, андерс, dir3, психология, Takhesis, Огрен, Ангст, справедливость, Флемет
 
Всего комментариев: 0

avatar