Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Разделение. Части 1, 2

к комментариям

Жанр: AU, гет, ангст, психология, философия;
Персонажи: Андерс, фем!Кусланд, Огрен, Флемет, фем!Хоук/Фенрис и другие;
Статус: в процессе;
Описание: События происходят после Dragon Age 2. Попытка разделить Андерса и Справедливость становится насущной проблемой, и, как обычно, в этом примут участие все мало-мальски заинтересованные личности.
 

Автор: Takhesis

Часть 1


Путь был слишком долог. Короткие привалы на несколько минут, чтобы съесть пару кусочков вяленого мяса, запить его водой, и дальше. Он не спал. Давно уже исчезла потребность в этой маленькой смерти. Будь его воля, перерывов на еду тоже не было, но телу необходима была подпитка.
«Я хочу спать. Остановись». — «НЕТ. МЫ ОБЯЗАНЫ ИДТИ ДАЛЬШЕ. СЛИШКОМ МНОГО НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ ОСТАЛОСЬ В ЭТОМ МИРЕ. МАГИ, НИЩИЕ, ТЕ, КОГО ПРЕДАЮТ. МЫ ДОЛЖНЫ СПАСТИ ИХ ВСЕХ». — «Хватит! Я… оставь мое тело!»
Андерс рвано вдохнул и закашлялся. Ноги болели, на ступнях лопались кровавые мозоли. Волосы свалялись в колтун, потемнели от пыли и грязи, лицо обросло бородой — никто бы не узнал в этом грязном человеке мага-отступника, развязавшего войну по всему Тедасу. Андерс устало опустился на землю и, застонав, подтянул к себе усталые ноги. В желудке медленно разгоралось жжение.
«Ты, дрянь… что ты со мной сделал?!» — «НИЧЕГО. ТЕЛУ ТРЕБОВАЛАСЬ ПИЩА — И Я ЕЛ».
Маг развязал наплечный мешок и взглянул на мясо, чьи лучшие времена явно были позади. В следующую секунду Андерса вывернуло.
«Оно уже пропало, сволочь! Я бы умер». — «МНЕ ПРИХОДИЛОСЬ БЫТЬ В МЕРТВОМ ТЕЛЕ, ТЫ ЗНАЕШЬ. ХВАТИТ ЖАЛЕТЬ СЕБЯ».
С трудом поднявшись, Андерс огляделся. Слава Создателю, в его сумке еще оставалась настойка из эльфийского корня. Поморщившись, Андерс выпил горьковатый настой и блаженно улыбнулся, ощутив, как резь в желудке начала успокаиваться, постепенно сходя на нет.
«ТЫ УЖЕ ИЗЛЕЧИЛСЯ. НАДО ПРОДОЛЖАТЬ ПУТЬ». — «Да пошел ты к Архидемону в задницу!»
Маг медленно двинулся вперед, туда, где так заманчиво и беззащитно вился дымок из печных труб.

Лаика испуганно глядела на вышедшего из леса незнакомца. В голове у девочки пронеслись все рассказы матери и старшего брата о Море и порождениях тьмы. Лаика сжала в руках ветку и отступила на пару шагов, но тут пришелец упал.
— Ле…лека… — прохрипел он, пытаясь ползти, запуская пальцы в сухую землю.
— Дяденька… вы порождение тьмы? — глупо спросила Лаика, чувствуя, как скользит в ее мокрых от пота ладошках ветка. Незнакомец захрипел и уронил голову на землю. Девочка осторожно приблизилась. Нет, это не порождение. Просто очень грязный человек, похожий на старого Фила — пьяницу и побирушку. — Мама! Мама!!!
Мать выбежала из домика, сжимая в руках кочергу. Близость леса давно приучила жителей этой деревни к осторожности.
— Мама, дяде плохо! Надо отнести его к госпоже целительнице!

Андерс медленно приходил в себя. В голове все смешалось, и он пытался понять, где сейчас находится: в Круге ли после Истязаний, в Башне Бдения рядом со Стражем-командором или в горящем Киркволле.
— Очнулся, красавчик? — голос показался смутно знакомым. — Не притворяйся, я же вижу.
— Йенна? — прохрипел маг, открыв глаза. Голову тут же пронзила боль, и Андерс застонал.
— Тихо, тихо, не геройствуй. Я это. Сейчас я тебя подлечу, и ты мне расскажешь обо всем. Заметь, добровольно. Потому что если бы семья той девочки, которая тебя нашла, не была предана мне по уши, тебя бы допрашивали хра…
— Нет! — Андерс резко схватил магессу за руку. Та смолкла на полуслове. — Не произноси в моем присутствии этого слова. Иначе… Иначе ты пострадаешь.
— Как скажешь, красавчик, — Йенна не удивилась. Она вообще редко удивлялась, бойкая и язвительная девчонка из богатой семьи, первоклассная целительница и форменная стерва, по мнению почти всего мужского населения Круга. Андерс входил в это понятие «почти». Сколько раз они взрывали реагенты в лабораториях, меняли местами книги в библиотеке, подкидывали храмовникам гвозди в доспехи… Потом, повзрослев, они пытались сбежать из Круга. И еще раз. И еще раз. Но все время их прикрывал Первый чародей. «Они просто дети… неразумные дети, Грегор, ну что ты! Сам в детстве, небось, учителям стулья клеем мазал», — примирительно говорил он, когда взбешенный командир храмовников требовал самых суровых кар. «Они всего лишь подростки. Кто из нас не бунтовал в юности?» — рассудительно говорил Ирвинг, с укором глядя на две склоненные головы — светлую и темную. Они стали друг у друга первыми — из любопытства. В любовь это не переросло, а вот в самую крепкую дружбу — да.
— Поможешь мне? — устало спросил Андерс, откидываясь на подушку.
— Как и всегда, лапушка. Но сначала я тебя хорошенько отмою. Уж извини, но запашок от тебя…
Андерс улыбнулся, чувствуя, как знакомые руки привычно освобождают его от одежды, помогают дойти и опуститься в широкую лохань с приятной горячей водой.
— Ну и как тебя угораздило стать причиной войны? — спросила Йенна, осторожно массируя голову мага.
— Долгая история. Долгая и скучная.
— Ну да. Убить рыцаря-командора, взорвать Церковь, разрушить Круг в Киркволле. Ты прав: ничего скучнее я не слышала. А хотя нет, прикладная нумерология может соперничать с твоей историей, — покладисто согласилась Йенна, смывая черную от грязи пену с головы Андерса. Тот улыбнулся и, запрокинув голову, произнес, любуясь женщиной:
— Из всех деревень я вышел именно к той, где ты… Что это, судьба?
— А может, плохое знание географии? — коварно предположила Йенна и, не удержавшись, засмеялась. — У тебя не получается выглядеть обольстительно с пеной на подбородке.
— Неужели?
Андерс приподнялся и поцеловал ее.
— Ты намочишь мне платье, — тяжело дыша, прошептала Йенна.
— Так сними его.

Через несколько весьма приятных минут Йенна со вздохом поднялась из воды.
— Уже остыло. Вставай… красавчик.
Андерс, довольно потянувшись, вылез и недовольно поежился, коснувшись холодного пола. Йенна, наскоро вытершись полотенцем, пыталась собрать волосы в прежнюю прическу. Получалось не особо хорошо, потому что Андерс решил помочь.
— Эй. Погоди немного, у нас вся ночь впереди. А пока ты мне не расскажешь, что с тобой приключилось, я с тебя не слезу. Фигурально выражаясь.
— Я не против и буквального значения…
Андерс улыбался. Время словно повернулось вспять. Резкая боль ввинтилась в голову, заставив его закричать. «ТЫ ПРЕДАЕШЬСЯ ПОХОТИ И РАЗВРАТУ. Я ПОЗВОЛИЛ ЭТОЙ ДЕВКЕ ИСЦЕЛИТЬ ТЕБЯ, НО Я НЕ ПОЗВОЛЮ ТЕБЕ И ДАЛЬШЕ ЗДЕСЬ ОСТАВАТЬСЯ!»
— Оставь меня в покое! — прокричал Андерс, сжав виски. Тут же на его руки опустились чьи-то теплые пальцы, и боль отступила, приглушив Справедливость.
— Красавчик, а теперь серьезно. Что за нажье дерьмо?
И Андерс рассказал. О Башне Бдения, о путешествии в Тень вместе со Стражем-командором. О Справедливости, что поселился в его теле. О Киркволле и о развязавшейся войне.
— Да уж. Ты вляпался. И очень серьезно, — Йенна, закусив губу, быстро поднялась с пола. Андерс недоуменно глядел, как она вытаскивает из шкафа пузырьки и флакончики и бережно укладывает их в сумку.
— Ты… собираешься куда-то? — осторожно поинтересовался маг.
— Вообще-то, мы собираемся. К Первому чародею.
— НЕТ. ТЫ НЕ ЗАМАНИШЬ МЕНЯ В КРУГ, МЕРЗКАЯ ШЛЮХА, — Справедливость резко вскочил на ноги, и меж его ладоней начал сворачиваться огонь.
— А ну пошел вон из моего друга! — рявкнула Йенна и, размахнувшись, ударила его посохом. Андерс-Справедливость упал на пол. — Ах ты мерзкий, дрянной дух! — продолжила магесса, замораживая тело. — Это из-за тебя Андерс выглядит как тень себя самого, тварь!
Синее свечение, бившее из глаз Андерса, угасло. Теперь это был просто он.
— А в-вот т-т-теперь мне х-холод-дно, — проклацал он, осторожно поднимаясь с пола.
— Ничего. Согрею, — резко ответила Йенна, пристально глядя на него. — Больше не будешь бросаться на меня с посохом наперевес?
— Не уверен. Точнее, я — точно нет. Йенна, мне нужно встретиться с королевой Ферелдена.
— Чего? — магесса выронила посох. — Прости, а доспехи из чешуи с задницы Архидемона тебе не надо?
— Нет, этого уж точно не надо, — через силу улыбнулся Андерс. — Только встретиться с королевой.
Йенна пожала плечами.
— Ладно. Две недели пути, если найдем корабль, ветер будет попутным, а погода — подходящей. А сейчас поешь и ложись спать. Только вот кровать у меня одна, — в глазах женщины промелькнула улыбка.
— Думаю, поместимся, — Андерс притянул ее к себе.

Усталый распорядитель распахнул двери.
— Король и королева Ферелдена готовы выслушать просителей. Соблюдайте очередь.
Андерс ждал. Время тянулось медленно, люди заходили в тронный зал и спустя несколько минут выходили — счастливые, успокоенные. Наконец пришел и его черед.
В зале было просторно и торжественно. На троне восседала женщина — ровная спина, внимательные серые глаза и короткие темные волосы. Андерс улыбнулся. Все, как он помнил. Король отсутствовал; видимо, Алистер не выдерживал долгого общения с народом.
— Можно я скажу, что ты классная? — негромко произнес маг, прикрыв дверь. Правый стражник гулко кашлянул. Королева надменно вскинула бровь, но в следующую секунду ослепительно улыбнулась.
— Андерс! Как ты здесь оказался?
— Да вот, гулял неподалеку… ваше величество.
— Киркволл, по-твоему, это «неподалеку»?
— Королева Элисса… мне нужна помощь, — признался Андерс.
Та понимающе кивнула.
— Я знала, что ты тут не просто так, — Элисса перевела взгляд на стражников. — Оставьте нас.
— Но, ваше величество…
— Кажется, я приказала вам выйти, — в голосе королевы зазвучала сталь. Тихо перешептываясь, охранники гуськом вышли из зала. — Ах да. Скажите ожидающим, что на сегодня прием окончен.
Дождавшись, пока зал опустеет, Элисса легко поднялась с трона, подошла к стене, где за расшитым гобеленом скрывалась неприметная дверь, и осторожно приоткрыла ее.
— За мной. Молча и быстро.
Андерс, пожав плечами, пошел следом. Расспросы могут и подождать, а дверь… мало ли кому предназначался этот ход, ведущий прямиком в…
— Спальня? Нет, ты классная, я не спорю, но…
— Идиот, — устало произнесла королева, снимая изящную корону и отшвыривая ее на столик возле кровати. — Это для… неважно. Что с тобой?
Маг рассказал. Элисса, вначале усмехавшаяся, к концу рассказа стала серьезной.
— Так. Значит, Справедливость сейчас в тебе, как бы двусмысленно это ни звучало?
— Именно. Я… он… помнит тебя.
Элисса кивнула и осторожно приблизила свое лицо к Андерсу.
— Эй… Справедливость… слышишь меня? Можем поговорить?
— КОНЕЧНО.
Королева даже не вздрогнула, когда лицо Андерса прорезали синие трещины, а глаза загорелись лириумным пламенем.
— Как ты стал таким? Я же помню тебя. Ты восхищался этим миром, его яркостью, запахами…
— СЛИШКОМ МНОГО НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ. МНОГО СТРАДАНИЙ. ЭТОТ МИР НЕСОВЕРШЕНЕН, Я ДОЛЖЕН ИСПРАВИТЬ ЕГО.
— Нет. Ты не видишь всей картины в целом. Или видишь то, что хочешь увидеть. Своими действиями ты приносишь больше горя, чем все храмовники вместе взятые.
— ТЫ НА ИХ СТОРОНЕ?!
— Я ни на чьей-то стороне, — раздраженно рявкнула Элисса, поднимаясь с кресла. — Но я не хочу видеть, как мой друг становится одержимым.
— Я НЕ ОДЕРЖИМ, Я ДОБРЫЙ ДУХ, Я НЕ ТАКОЙ! — рев Справедливости, казалось, можно было услышать даже в городе. Элисса покачала головой.
— Ты давно уже не тот, кого я знаю. Ты причиняешь боль — себе и окружающим.
— ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ? — растерянно произнес Справедливость. Элиссу захлестнула жалость к этим двоим, запертым в одном теле, пойманным в ловушку, которую сами построили.
— Ничего. Я помогу.
Элисса вышла из комнаты, и вскоре по замку разнесся ее голос: «Алистер, я уезжаю. Срочно. Постарайся не угробить королевство в мое отсутствие!»
— И далеко мы? — осторожно поинтересовался Андерс, выходя следом за ней. Элисса улыбнулась.
— В Башню Бдения. А затем пойдем искать кое-кого.

Приятно осознавать, что хоть что-то в этом мире неизменно. Башня Бдения, например. Все такая же грозная, мрачная и неприступная, как и тогда, долгие семь лет назад.
Сенешаль при виде королевы Ферелдена и по совместительству бывшего Стража-командора был готов впасть в панику.
— Вы не предупредили… простите, мы совсем не готовы к вашему приему, то есть… — сенешаль замешкался, и Элисса прервала его взмахом руки. Андерс оценил ее властность и небрежность.
— Я здесь по делу. Мне нужен один… Огрен!
— Страж! — рыжий гном крепко пожал ее руку. — Да уж, смотрю, ты не раздобрела на троне, и это радует! Какими судьбами?
— Да так. Огрен, а не вспомнить ли нам старые добрые денечки? — коварно поинтересовалась Элисса, незаметно массируя ладонь: все-таки отвыкла от гномьего дружелюбия.
— Это какие именно? Когда мы убивали Архидемона или сражались за Башню Бдения? — поинтересовался Огрен, поднося к губам потертую флягу.
— И те, и другие. Не хочешь отыскать Флемет?
Гном, подавившись, закашлялся, и Андерс постучал его по спине. Отдышавшись, Огрен решительно засунул флягу за пояс.
— Ну и шуточки у тебя… Ты же ее вроде как убила. И вообще на кой она тебе?
Элисса очаровательно улыбнулась. О силе этой улыбки слагали легенды.
— Ну, во-первых, я ее не убила, а отпустила. Во-вторых, нам надо помочь Андерсу.
Гном искоса глянул на мага. Тот, прикрыв глаза, водил рукой по стенам зала. Здесь он был счастлив. Здесь он стал Серым Стражем. «Я ПОМНЮ ЭТО МЕСТО. ПОЧЕМУ ЖЕ ВСЕ ПОШЛО НЕ ТАК?» — голос Справедливости был странно тосклив. Тем временем Элисса объясняла Огрену свой план.
— Если мы хотим вернуть Справедливость в его мир, то нам надо их разделить. А я не знаю иного мага, кроме Флемет, которому бы это было под силу. Поэтому нам надо найти ее. Ну что, Огрен, ты с нами?
— А когда я отказывался от таких увеселительных прогулок? — риторически спросил гном, поправляя молот за спиной. — Выдвигаемся по твоему приказу, командор.
— А ты уверена, что это сработает? — тихо поинтересовался Андерс у Элиссы. Та пожала плечами.
— А у тебя есть другие варианты? Если нет, значит, действуем по моему плану. Вы остаетесь здесь, — приказала она охранникам. Старший покачал головой.
— Нет, ваше величество. И не просите. Если с вами произойдет что неладное…
— Я не кисейная барышня и еще помню, как держать меч в руках, — это раз, и два — со мной ничего не случится. Так и передайте моему уважаемому мужу.
— А ведь когда-то она была тихой и скромной, — ностальгически заметил Огрен, глядя на эту сцену.
— Элисса? Ну уж нет, никогда не поверю, — усмехнулся Андерс.
На следующее утро они втроем покинули Башню.


Часть 2


— Уф, — Огрен отер пот со лба и устало сел на землю. — В следующий раз я тысячу раз подумаю, прежде чем соглашаться на твои затеи, Страж.
— Ну никто и не говорил, что будет легко, — философски пробормотала Элисса, последовав его примеру и осторожно вытянув гудящие ноги. Андерс, тяжело вздохнув, стал разводить костер.
— Нет, все-таки маг в команде — вещь незаменимая. И костер, и еда, и лечение всегда под рукой, — задумчиво изрек Огрен, наблюдая, как Андерс разжигает хворост щелчком пальцев. Элисса, нахмурившись, покачала головой, и гном замолчал.
— Андерс… все хорошо? — осторожно спросила королева. Маг дернул плечом. — Андерс! — с нажимом повторила она.
— Нет. Вся эта затея — сущая нелепица. Где мы найдем Флемет? Мы уже месяц кочуем по всему Ферелдену, а результата с нажий хвост. И…
Андерс, застонав, упал на землю. Перед глазами заплясали язычки синего пламени.
«ЭТО БЕССМЫСЛЕННО. МЫ НЕРАЗДЕЛИМЫ. МЫ ТРАТИМ ЗРЯ ОТПУЩЕННОЕ ВРЕМЯ».
— Тише, тише, мой дорогой, — Элисса быстро придвинулась к магу и, как маленького, стала укачивать, приобняв за плечи. — Все хорошо, все будет хорошо.
— Да, дев… кхм, то есть Страж, детей бы тебе, — рассудительно заметил Огрен. Элисса усмехнулась.
— Ну да. Мне. Зараженной скверной. Да и… как-то, знаешь, не хочется детей, у меня муж сущий ребенок.
Андерс, закрыв глаза, слушал их беседу, чувствуя спиной тепло ее руки.
— Ты в порядке? — обеспокоенно спросила Элисса, заметив, что маг все сильнее наваливается на ее плечо.
— Да. Я в полном порядке, — пробормотал Андерс, чувствуя нарастающий гул в голове.
— Так. Ложитесь спать. Первой дежурю я, — Элисса осторожно уложила мага на развернутое покрывало и села неподалеку от лагеря. Огрен, поворчав пару минут, промочил горло перед сном и вскоре захрапел. Ночь была почти что тихой, если не считать молодецкого храпа гнома.

Элисса с наслаждением потянулась и уловила краем глаза движение в лагере.
— Это я. Не хочу спать, — Андерс, улыбнувшись, поднялся с одеяла и сел рядом с командором. Огрен, недовольно пробормотав что-то про любителей ночных разговоров, перевернулся на другой бок и закрылся с головой одеялом. — Знаешь, ты и Защитница Кирквола… вы очень похожи.
— Намекаешь, что мой отец был знатным ловеласом? — Элисса подмигнула ему. Андерс покачал головой.
— Нет, намекаю, что вы обе одной породы. Целеустремленные, сильные, красивые. Вы ведете за собой народ, и вам верят.
— Вот теперь ты меня заинтриговал. Я бы хотела познакомиться с ней, — задумчиво произнесла Элисса, вертя в пальцах кинжал.
— Я не знаю, где теперь она. Никто не знает. Кроме Фенриса, который остался с ней, — бесстрастно сказал Андерс, глядя прямо перед собой.
— Ты влюбился? — Элисса удивленно посмотрела на друга. — Гарлок меня дери, да ты влюбился в нее!
Вместо ответа маг только опустил голову.
— Уж извини, в сердечных делах я тебе не помощница, — примиряюще развела руками Элисса, но тут же вскочила на ноги, напряженно прислушиваясь. Кто-то шел к их лагерю. Андерс без слов поднялся с земли, держа в руках шар огня.
— Я бы могла испепелить тебя еще минуту назад, если бы хотела. Тише, мальчик.
Элисса тихо охнула и выпустила рукоять меча. Перед ней стояла Флемет — не та полубезумная старуха в грязных обносках, а древняя воительница в доспехах.
— Ты, кажется, искала меня?
— Э… Госпожа Флемет, я… как неожиданно-то.
— Все в мире неожиданно. Но я догадываюсь, зачем я тебе понадобилась. Все из-за этого одержимого, ведь так?
— Я НЕ ОДЕРЖИМЫЙ. Я КОНТРОЛИРУЮ СЕБЯ. Я НЕ ОДЕРЖИМЫЙ! — Справедливость вновь завладел им. Элисса обеспокоенно взглянула на мага.
— Конечно ты не одержимый. А я молода и прекрасна. А кунари — самый веселый и общительный народ, — спокойно ответила Флемет, взмахом руки обездвиживая Справедливость. — Девочка, ведомо мне, что ты задумала. Но это очень сложно. Даже для меня.
— Но ведь вы… Это ведь вы, — беспомощно пробормотала Элисса. Ох, как она ненавидела это чувство, еще с той жуткой ночи, когда люди Хоу захватили их замок и убили ее родителей…
— Я знаю, что я это я. Но одной мне не справиться. Идите в Круг магов, к Первому чародею… Вдвоем мы, может, что и придумаем. Моя дочь могла бы стать подмогой, но чего нет, того нет, — Флемет улыбнулась краешком губ, и Элисса опустила глаза. Да. Морриган ушла через Элувиан, и один Создатель знает, где она сейчас. Удовлетворенно кивнув, Флемет растворилась в темноте, и лес будто ожил: раздалось пение сверчков, где-то прокричал филин…

Андерс медленно приходил в себя. Голову словно сжимали раскаленные тиски, перед глазами плясали черные точки.
— Андерс? Ты с нами? — тихо спросила Элисса, прикладывая к его лбу смоченную в воде тряпицу. Маг кивнул и тут же зажмурился от нахлынувшей боли. — Тихо, тихо. Попытайся не двигаться лишний раз.
— Задерживаю… вас, — прохрипел маг сквозь боль.
— Ничего не задерживаешь. Сейчас ночь. Мы все равно устали, зато теперь отдохнем, выспимся. Все хорошо.

Андерс прикрыл глаза и погрузился в дрему. Перед глазами извивались радужные кольца, сплетались в знакомые лица… Из тумана выступила Элисса, полностью обнаженная.
— Иди же ко мне. Ведь ты хочешь этого? — жарко прошептала она, протягивая к нему руки.
— Нет, — Андерс замотал головой, стараясь не смотреть на нее. — Нет. Ты демон. Ты искушаешь меня.
— Неужели я демон? — Йенна лукаво улыбнулась и скользнула руками вдоль тела. — Хотя, если это тебя возбуждает…
— Уйди. Оставь меня, — маг зажмурился, но тут же вздрогнул, услышав знакомый голос.
— Андерс, посмотри на меня. Ну же. Взгляни…
Медленно, очень медленно он открыл глаза. Хоук. Желанная, прекрасная… ненастоящая.
— Оставь меня в покое, демон, — устало произнес Андерс. С хохотом Хоук растворилась в тумане.
Элисса задумчиво смотрела на мага. Тот шептал имена, бредил, признаваясь пустоте в сокровенном. Нет, не ей слушать эти слова. И тут ему помочь она не в силах.

Утро было тяжелым. Андерса трясло, как при лихорадке, и сердце у Элиссы обливалось кровью при взгляде на мага. Она помнила его обаятельным и немного нагловатым отступником, с неизменной серьгой в ухе и котенком на плече. А теперь… от прежнего Андерса оставалась лишь бледная тень, да и та угасала с каждым днем.
— Огрен, мы должны двигаться к озеру Каленхад. И чем скорее, тем лучше, — произнесла она, осторожно протирая лицо мага. Гном раздосадованно махнул рукой.
— Вдвоем мы бы управились за пару-тройку дней. А вот с ним-то что делать?
— Я понимаю. Но иначе никак. Летать никто из нас не умеет. К сожалению.
Элисса молча подняла глаза к небу. «Создатель милосердный… я никогда не была примерной верующей, да и молитв я не помню. Но пожалуйста. Помоги нам. Прошу!» Небо равнодушно молчало, безразличное к людским горестям. Андерс застонал и открыл глаза. Элисса помогла ему приподняться.
— Андерс, мы должны двигаться… в Редклиф.
В последний миг Элисса слегка изменила место их назначения: она сомневалась, что Справедливость будет рад услышать слова «Круг магов».
Андерс с трудом кивнул и медленно поднялся на ноги. «Я МОГУ ПРОЙТИ ЭТОТ ПУТЬ ЗА ТЕБЯ». — «Нет. Ты не получишь мое тело». — «ПОЛУЧУ. ПОВЕРЬ».

Маленький отряд двинулся в путь. Андерс пытался идти быстро, но уже через пару часов без сил рухнул на землю.
— Значит, так. Устраиваем привал. На день или два, чтобы он хоть немного поправился. Я иду на охоту, постараюсь подстрелить кого-нибудь. Ты остаешься с ним, — отрывисто произнесла Элисса, подложив под голову мага свернутое одеяло. Огрен замотал головой. — Ты совсем с ума сошла, не иначе! Я же ничего не смыслю — что делать, как помогать. Лучше наоборот: я ищу, ты следишь за…
— Оставьте меня, — прохрипел Андерс. Спорящие замолчали, одновременно повернувшись к нему. — Я не уйду далеко, а в лекарском деле смыслю больше. Я справлюсь.
— Андерс… только попробуй умереть в мое отсутствие, — Элисса крепко сжала ладонь в кулак, так, что острые ногти процарапали кожу до крови.
— Я дождусь тебя, не бойся, — маг слабо улыбнулся в ответ. — Давайте. Идите.

Вскоре их шаги стихли. Андерс, закрыв глаза, попытался устроиться поудобнее на импровизированном ложе из веток и одеял. Зашуршали кусты.
— Бедный мой Андерс, — раздался тихий голос. — Хочешь, я облегчу твои страдания?
— Пошла прочь, демон, — не открывая глаз, процедил маг. Обладательница голоса тихо рассмеялась.
— Твоих друзей не будет еще очень долго. Подумай томительные часы в одиночестве, длинный путь, холодные ночи… А ведь все можно изменить, я буду греть тебя, ласкать… Поверь, твоя подружка-магесса мне даже в подметки не годится.
— Я повторю: пошла прочь.
Андерс почувствовал, как его лба коснулась знакомая теплая ладонь.
— Я могу стать такой, как она. Ты даже не отличишь, кто есть кто. А я буду принадлежать тебе. Подумай, ведь ты так давно любишь ее, желаешь ее… Одно единственное «да» — и Хоук будет любить тебя. Вы будете вместе. Будете счастливы…
Голос демона завораживал, манил сладкой ложью.
— ИЗЫДИ, ТВАРЬ!
Справедливость вновь вырвался на свободу. Андерс попытался остановиться, но куда там, гнев духа перекручивал его, менял навсегда… Из последних сил маг, вернув на доли секунды свое тело, ударился затылком о дерево. Как показала практика, это был весьма действенный способ обуздания Справедливости.
Далекое небо. Синее, как ее глаза. Синее, как лириумный огонь, охватывающий его тело.
— Хоук… — шепот на выдохе никто не услышит. А уж та, кого он зовет, и подавно.

Далеко от Бресилианского леса, в Амарантайне, Мариан Хоук резко проснулась и села в кровати.
— Что-то случилось? — эльф был уже рядом, заботливо дотронулся до ее щеки. Мариан покачала головой.
— Случилось. Андерс.
— Опять этот проклятый маг! — Фенрис мгновенно разозлился. В своих чувствах к Андерсу он был неизменен.
— Ему нужна моя помощь. Причем срочно.



 

Отредактировано: Alzhbeta.

Следующая глава

Материалы по теме


11.04.2014 | Alzhbeta | 1157 | философия, фем!Кусланд, андерс, dir3, психология, Takhesis, Огрен, Ангст, справедливость, Флемет
 
Всего комментариев: 0

avatar