Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Mods mode on, или Большие перемены. Глава 6

к комментариям
Жанр: AU, джен, юмор, стёб;
Персонажи: фем!Хоук/Фенрис, все остальные сопартийцы, а также Бетани, Карвер и Фейнриэль;
Статус: в процессе;
Описание: Многие игроки ставят на игру различные моды, а как могли бы воспринять их герои игры?


Автор: Somniary

Mod Pack №6: Ездовое животное. Мпрег1

— Фейнриэль, — кивнула головой Хоук, благодарно глядя на Фенриса. — Да, сомниари может попробовать потягаться с Игроком на равных. Если захочет.
— Но ведь он сейчас, кажется, в Тевинтере? — уточнил Андерс.
— Ну да. Учится у какого-то магистра в Минратоусе. Так что быстро нам до него не добраться. Разве что дракона оседлать и долететь, — невесело пошутила магесса.
Фенрис заметил, как Варрик при этих словах начал рыться на ближайшей полке с книгами.
— Угу. Флемет, например, — ехидно поддел сестру Карвер, с первой встречи невзлюбивший таинственную магессу-оборотня. — Ты только представь себе, как она… — и храмовник пустился в описание воображаемого полёта.
— Хоук, — внезапно воскликнул Варрик, потрясая какой-то бумажкой, — ты не поверишь! Но как раз сегодня утром я получил письмо от знакомого, живущего в Конт-Арре, и он утверждает, что наши рогатые друзья взялись за дрессировку драконов!
— Летучая армия кунари? — воскликнула встревоженная Авелин, быстрее всех сделавшая нужные выводы из этого известия. — Создатель, упаси нас от этого! Они же станут непобедимы!
— Ерунда, — отмахнулся Варрик, — даже если эти слухи и являются правдой, то на что тогда Тедасу Круги? Маги получат отличный шанс поправить свои дела.
— Варрик прав, — поддержала гнома Хоук. — С одиночными драконами и их наездниками маги прекрасно справятся. А в летучую армию я не верю: не наберётся достаточное количество драконов, чтобы усадить на них верхом целую армию. Да и чем их косситы все эти годы кормить будут? Ведь дракончики растут долго. И не все из них потом станут крылатыми — только самки. И ещё один пример: дрессируют же орлейцы виверн? Но до сих пор никто не видел орлейской армии верхом на вивернах. Потому что дрессировка — это тяжёлый, кропотливый труд. А виверны с драконами — редкие твари. Так что пусть кунари развлекаются. Ничего путного у них не выйдет.
— Ну во-от, — преувеличенно обиженным тоном протянула Изабелла, — а я только-только размечталась о том, как мой личный дракон плюнет с неба огнём на корабли конкурентов…
— Ой, а я бы тоже хотела полетать верхом на драконе, — мечтательно произнесла Мерриль.
— Ждите, — пожала плечами Хоук. — Кунари — существа упорные, так что лет через тридцать — или больше — ваша мечта может стать реальностью… если вы сумеете выкрасть у них дракона и переподчинить его себе. Раз уж шанс покататься на Архидемоне вы безвозвратно утратили. Надо было ловить момент и присоединяться к Герою Ферелдена в его походе. Ну, если вам совсем уж не терпится, тогда можете попытаться раздобыть яйцо дракона и сами начать выращивать себе крылатую чешуйчатую лошадку.
— Мэриан, ты только что подписала приговор себе, да и всем нам тоже, — в ответ на удивлённо приподнятую бровь Хоук Фенрис, усмехнувшись, кивнул в сторону бешено строчащего что-то на листе бумаги Варрика. — Похоже, всего лишь через несколько дней мы услышим сказание о том, как Защитница и её верные сподвижники верхом на драконах одолели целую армию кунари…
— Не «целую армию», а всего лишь три с небольшим сотни, — ворчливо поправил его гном.
— А мне нравится! — воскликнула Изабелла.
— Не сомневаюсь, — пробормотал Варрик, продолжая скрипеть пером по бумаге.
— Это без меня, пожалуйста, — категорично заявила Авелин.
— Хорошо, вместо тебя будет другой персонаж, — согласился гном. — Не менее рыжий и отважный. А ещё обаятельный, как наимогущественнейший демон желания, и неотразимый, как удар молнии…
— А можно вместо дракона у меня под седлом будет грифон? — пискнула Мерриль, умоляюще глядя на гнома.
— Прости, Маргаритка, — Варрик на миг оторвался от написания новой легенды и посмотрел на магессу, — но грифонов нынче можно встретить ещё реже, чем мага крови верхом на драконе, так что, боюсь, придётся тебе пока обойтись драконом.
— Ладно, пошутили, и хватит, — хлопнула ладонью по столу Мэриан. — Раз у нас не получится добраться до Фейнриэля в реальности, нужно как-то подобраться к нему через Тень, во сне.
— Ритуал Маретари? — неуверенно предложил отступник, глядя на долийку.
Но та лишь головой покачала:
— Я его не знаю. Хранительница меня подобному не учила.
«И правильно сделала, — подумал Фенрис, скривившись. — Подобные знания нельзя вручать кому попало, а особенно наивным малефикаршам, считающим демонов кем-то вроде домашних животных».
— Зато за спасение Фейнриэля она подарила мне «Фолиант спящих старейшин», — заявила Хоук, — и он всё ещё лежит у меня в библиотеке. Кажется, там был какой-то «ритуал поиска сновидца». Правда, он был основан на магии крови… Но у нас ведь есть Мерриль!
— Если я прочту описание, то скажу точнее, смогу или нет провести этот ритуал, — сообщила долийка неуверенным тоном.

Фенрис было привычно вскинулся на слова «магия крови», но тут же сник: угроза заиметь в любовники отступника, да ещё и получить от этого удовольствие на какое-то время притупила его ненависть к презренным малефикарам и их недозволенным кровавым забавам.

— Варрик, дай мне, пожалуйста, пергамент и перо с чернилами, я Бодану записку напишу, чтобы он отдал книгу нашему посланцу. — Получив желаемое, Мэриан бросилась строчить послание.
— Хоук, — покачала головой Мерриль, — нам нужны ещё и вещи Фейнриэля, которые послужат якорем для заклинания. В прошлый раз Хранительница использовала его детские игрушки, которые дала ей Арианни. Но сейчас Арианни живёт с эльфами на Расколотой горе, а добираться туда не меньше суток.
— Тогда уж проще саму Маретари попросить провести тот, прежний, ритуал, — пожала плечами Авелин.
— Не успеем, этот Игрок может применить свои «моды» в любой момент! — мрачно изрёк Фенрис, стараясь не глядеть на одержимого. А иначе у него буквально руки чесались превентивно устранить отступника. Нет мага — нет проблемы.
— У меня есть письма Фейнриэля, — подумав, сообщила Хоук, — я попрошу Бодана отдать посланцу и их тоже.

Через час книга и два письма были уже у них. А ещё через час вся компания сидела в клинике Андерса, где колдовать было несравнимо легче. Потому что, во-первых, здесь Завеса была тоньше из-за постоянного притока раненых и больных, испытывающих сильные эмоции, а во-вторых, даже если храмовники и уловят магические эманации, то соваться вглубь Катакомб всё равно не станут. Ну а если даже и сунутся, то старательные дураки всё равно ни одной организации особо не нужны…

Фенрис раздражённо мерил шагами клинику, держа ладонь на рукояти меча и предусмотрительно не выпуская отступника из поля зрения: если вдруг этот маг-извращенец, зовущий себя Игроком, прочитает свои заклинания, и Андерс набросится на него, Фенриса, с поцелуями, он постарается убить одержимого до того, как слюнявые губы мага коснутся его кожи. Целовать себя он дозволяет лишь Мэриан и её псу. Хоук — понятное дело, почему, а последнего в силу возраста уже проще убить, чем перевоспитать.

Мерриль изучала фолиант, Изабелла, Авелин и Варрик играли в «Алмазный ромб», Мэриан дремала, привалившись к плечу Карвера, который с недоверчивым удивлением во взгляде наблюдал за тем, как его внезапно воскресшая младшая сестра, оказавшаяся Стражем-командором, беседовала со своим подчинённым. Точнее, с обоими сразу: от парочки Стражей то и дело доносился покаянный голос оправдывающегося Справедливости, изредка перемежаемый шутливыми отговорками мага.

Требовательный стук в дверь взметнул всех сидящих на ноги. Фенрис подумал, что Мэриан, похоже, подскочила и схватилась за посох раньше даже, чем проснулась. Все вопросительно смотрели то на дверь, то на целителя. Тот, беззвучно ахнув, сделал страшные глаза и жестом показал всем, что надо спрятаться. Хоук, решительно тряхнув головой, попыталась было возразить, но маг скорчил умоляющую рожицу и одними губами произнёс: «Пожалуйста, Мэриан…» И Хоук сдалась, вместе с Фенрисом и Бетани укрывшись за ширмой, которая скрывала от глаз посетителей клиники полки с лекарствами. Остальные спрятались за толстыми колоннами, подпиравшими потолок.

Сквозь прорехи в ткани Фенрис и девушки могли видеть, как Андерс открыл дверь, впуская позднего посетителя, одетого в чёрный плащ.

Памятуя о всех произошедших за этот безумный день событиях, эльф покрепче ухватился за меч и приготовился к чему угодно: к тому, что это будет Мередит, собирающаяся собственноручно арестовать отступника, чтобы сделать самой себе подарок к свадьбе (Фенрис с сожалением признал, что рыцарю-командору пришлось бы уйти без мага: Андерс им самим ещё нужен, вот если бы она пришла завтра…); что под плащом скрывается Орсино, пожелавший обсудить с одержимым способ освободить весь киркволлский Круг во время свадебных торжеств (эльф с удовольствием выслушал бы их планы и позже посмеялся бы над ними вместе с рыцарем-командором); даже к тому, что это окажется сам Игрок (этот вариант устроил бы Фенриса больше всего, ему было что предъявить зазнавшемуся магу: от исчезновения любимого меча и до появления у Хоук татуировки на пикантном месте). Но вот капюшон плаща лёг на плечи припозднившегося посетителя… и в полутьме помещения словно загорелся ещё один факел. Эльф едва удержал изумлённый возглас: клоачную клинику почтил своим визитом сам лучезарный сенешаль Бран собственной рыжеволосой персоной!

Слева раздалось негромкое, но очень злорадное хихиканье: похоже, не выдержали нервы у Изабеллы, которая, как припомнилось Фенрису, вместе с Хоук ставшему невольным свидетелем этой сцены, днём раньше приходила к Андерсу за лекарством от некой болезни, о которой в приличном обществе не говорят… но которой мужская часть этого приличного общества болеет чуть ли не поголовно, и потому многие бароны и графы приходят в клоачную клинику, натянув капюшон по самый подбородок.

Сенешаль, похоже, обладал хорошим слухом.
— Ты один? — подозрительно спросил он у отступника.
— Нет, конечно, — спокойно произнёс маг.
— Кто здесь ещё? — Бран схватился за меч. — Я ведь приказал тебе остаться одному к моему приходу!
— Крысы, — пожал плечами отступник. — Даже магией их не вывести, так и лезут изо всех щелей. Уж местные их едят-едят, едят-едят, а всё никак вчистую съесть не могут…
Бран, морщась, выслушал откровения целителя.
— Довольно! Давай ближе к делу. То, что ты сейчас узнаешь, не должно выйти за пределы этой комнаты. Если об этом станут болтать на каждом углу, я тебя даже из самой глубокой норы Катакомб выну, понял?
— Да, милорд. А сейчас присядьте вот на эту скамью и поведайте мне о том, что вас привело сюда.
Критически осмотрев старую, рассохшуюся скамью, испещрённую подозрительно выглядящими тёмными пятнами, Бран всё же признал её пригодной для того, чтобы держать на себе столь высокородную персону, и сел, тщательно расправив плащ.
— Меня, похоже, кто-то отравил. Да ещё и экзотического яда не пожалел, мерзавец!
— Вы уверены в этом? Как проявляется отравление?
— Тошнота по утрам, непереносимость некоторых запахов, раздражение, головные боли… Рвотные снадобья и обычные противоядия не помогают, я перепробовал их все, но результата нет. Но и хуже мне не становится. К обеду, как правило, всё проходит, но на следующее утро начинается опять.
— Посидите спокойно, сенешаль, я сейчас вас обследую заклинанием, — с этими словами целитель протянул руку к груди Брана и повёл окутанной серебристо-голубым облачком ладонью вниз…
— Не может быть! — вырвалось у мага.
— Что?! — нервно воскликнул сенешаль, вскакивая со скамьи.
— То, что вы описали, происходит с вами только утром? — растерянно переспросил целитель.
— Да!
— Тогда я понял причину вашего… э-э-э… недуга. Это не совсем яд, просто… Но, в сущности, можете считать это ядом. Посидите здесь, я сейчас приготовлю для вас лекарство, — и целитель деревянной походкой направился к полкам с целебными снадобьями.

Вид у мага был потрясённый, будто ему только что доказали, что он родной брат ферелденского короля, потерянный нерадивой нянькой во младенчестве: глаза округлились до размеров соверена, брови приподнялись в немом изумлении… «Этого не может быть!» — кричал весь его облик.

Фенрис наблюдал, как отступник принялся суетливо перебирать бутыльки с лекарствами, рассеянно ставя их на другие места, а то и вовсе роняя драгоценные зелья на утоптанный до состояния камня земляной пол и не замечая этого. Наконец, найдя нужные, он смешал три зелья в одном флакончике, взболтал получившееся снадобье и, вернувшись к сенешалю, вручил тому противоядие от неизвестной отравы. Надменно кивнув целителю, Бран удалился, уронив в ладонь мага несколько серебряков. Тот не глядя сунул их в поясную сумку, продолжая оцепенело стоять и таращиться вслед ночному пациенту.

— Ну не томи! — воскликнула Изабелла, выскакивая из-за колонны, как только за сенешалем закрылась дверь. — Рассказывай давай, чем таким экзотическим он болен!
— Беременность — не болезнь, — по привычке поправил её целитель, продолжая ошеломлённо смотреть на закрытую дверь.
— Дотрахался! — захохотала Изабелла на фоне потрясённого молчания остальных. — Вот до чего доводят извращения! Блондинчик, я бы на твоём месте как можно скорее сообщила эту новость твоим друзьям из Круга.
— Это всё Игрок и его заклинания! — ахнула Бетани.
Карвер грубо выругался.
Фенрис прошипел: «Венхидис!», имея в виду Игрока с его «яой-модом», у которого, оказывается, мог быть ещё один неприятный побочный эффект.
— Ой! А разве так может быть? — пробормотала Мерриль, краснея. — Ну чтобы двое мужчин друг дружку…
— Котёночек! — простонала Изабелла сквозь смех. — Я тебе позже всё объясню!
— Я этого не говорил! — поспешно заявил очнувшийся Андерс. — А вы не слышали!
— Да ладно тебе, Блондинчик, — хохотнул Варрик, хлопая мага по плечу, — если твоё зелье сработает, то ребёнка не будет, и никто нам не поверит! Так что можем сплетничать в своё удовольствие!
— А если не сработает? — спросила практичная Авелин.
— Тогда я труп, — вздохнул маг.
— Ну это мы ещё посмотрим! — воинственно заявила оживившаяся при первых признаках возможной угрозы Мэриан. — Если Фейнриэль нам поможет, то Бран вообще ничего не вспомнит. А если нет, то мы завтра же найдём тебе другое место под клинику.
— …Интересно, кто счастливый отец? — продолжала веселиться Изабелла. — Ставлю на Умницу!
«Вот уж кого ничем не проймёшь!» — подумал выбитый из колеи всем услышанным Фенрис, глядя на смеющуюся пиратку.
— А может, это Джитанн? — подхватил пари Варрик, и они начали препираться, приводя доводы «за» и «против» озвученных кандидатов.
— Мерриль, что с ритуалом? — спросила Хоук, похоже, единственная помнившая в этот момент, зачем они здесь все собрались.
— Можно начинать, — кивнула долийка.


______________________

1 Загадочное слово «мпрег» означает «мужская беременность».




Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


22.02.2014 | Alzhbeta | 1174 | джен, моды, юмор, Mods mode on или Большие перемены, андерс, стёб, Изабелла, Фенрис, Хоук, Somniary
 
Всего комментариев: 0

avatar