Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Mods mode on, или Большие перемены. Глава 3

к комментариям
Жанр: AU, джен, юмор, стёб;
Персонажи: фем!Хоук/Фенрис, все остальные сопартийцы, а также Бетани, Карвер и Фейнриэль;
Статус: в процессе;
Описание: Многие игроки ставят на игру различные моды, а как могли бы воспринять их герои игры?

Автор: Somniary

Mod Pack №3: Ню. Новый компаньон

Из-за неплотно прикрытой двери спальни доносились приглушённые постанывания Хоук:
— М-м-м… О-о-о!.. Осторо-о-ожней! Чтоб тебя, Андерс!.. Ай! Зар-раза! Не так сильно! Больно же! А-ах!..

Рука эльфа замерла на полпути к дверной ручке.

«…постучите в дверь», — всплыло в памяти напутствие Бодана и запертая дверь клиники отступника. Одержимый здесь?! С его женщиной?! Сгорая от ревности и обиды, Фенрис рывком распахнул дверь и ворвался в комнату, готовый крушить и метать (крушить обстановку спальни телом одержимого, а после метнуть отступника за окно. Вырвать магу сердце было бы чересчур милосердно).

Взгляд его успел выхватить лежащее на шкуре у камина полуобнажённое тело Мэриан, над которым склонилась фигура в чёрном, но воскликнуть торжествующее «Ага!» эльф не успел: заметив проблеск стали, его тренированное тело будто само отшатнулось в сторону, и метательный нож воткнулся в деревянную панель в нескольких дюймах от его шеи.

— Фенрис?! — удивлённо воскликнула Защитница, садясь и прикрываясь простынёй. — Белла, стой!

Только этот возглас и удержал эльфа от перехода в состояние, которое Хоук насмешливо называет «лириумный фонарик». Фенрис замер на полпути к камину и присмотрелся ко второй фигуре, сидящей на полу рядом с Хоук. Смуглая кожа, струящиеся по обнажённым плечам чёрные кудри, томный взгляд золотистых глаз под тонкими изогнутыми бровями… а в особенности десять фунтов золота на шее и в ушах и верхние округлости размером с мужскую голову недвусмысленно указывали на то, что это была действительно Изабелла. Тоже почему-то закутанная в какое-то покрывало. Мылись они, что ли? Тогда где кадка с водой? Эльф растерянно моргал, пытаясь понять, почему обе женщины разодеты (точнее, почти раздеты), словно посетительницы минратоусских бань.

— Ты ж моя радость! — насмешливо воскликнула пиратка, вставая и подходя к двери, чтобы вынуть нож из косяка. И при этом «случайно» задевая его бедро своим. — Стучаться надо! Жаль будет, если такие милые ушки окажутся изуродованы дырками от метательных ножей.
— А чего это вы тут делаете? — пробормотал ошарашенный эльф, переводя недоумённый взгляд с одной женщины на другую.
— Татуировки пытаемся вывести, — буркнула Мэриан, подходя к нему и предоставляя его взгляду плечо, на которое чёрной краской была нанесена какая-то закорючка. — Проснулась сегодня, а у меня на теле такие вот непонятные загогулины. Мне эта гадость не нравится, я хочу их стереть. Андерс сварил для этого какое-то зелье, оно помогает, но жжётся больно, зараза. А по какому поводу ты так разоделся? — добавила Хоук, с любопытством ощупывая ткань его алого плаща.
— Да, Фенрис, подскажи, с кого ты снял это великолепие, потому что в местных лавках такое не продают! — присвистнула Изабелла, окидывая его с ног до головы преувеличенно восторженным взглядом.

Фенрис вспомнил о том, что на нём надето, и помрачнел. Раздражённо одёрнув плащ, он подошёл к столу, сел и отпил вина из чьего-то наполненного загодя кубка.

— Пришлось, — уклончиво ответил он в промежутке между глотками. Чтобы не рассказывать о своих подозрениях. А то способность Хоук к переубеждению иначе, чем колдовством и не назовёшь: иной раз он сам не замечал, как менял свою точку зрения после общения с нею. Вот скажет, что одержимый не виноват, и Фенрис может поверить в то, что это действительно так! А ему это надо?
— А вы чего из своего занятия такую тайну делаете? — проворчал эльф, запоздало обрадовавшись тому, что он ошибся в своих подозрениях в отношении Мэриан, и одновременно обидевшись на Бодана за его неконкретное «постучите».
— Есть причина, — недовольно буркнула Хоук, забираясь с ногами на кровать. Изабелла последовала за ней, развалившись на перине рядом с Защитницей. — У меня внезапно пропала вся одежда. Вообще вся — начиная с моего нижнего белья и заканчивая погрызенными молью прабабкиными юбками из старого сундука. Но это ещё цветочки, а ягодки вот: во-первых, все женщины, входящие в мой особняк, тут же лишаются своей одежды. И во-вторых, у меня изменилось тело. А с учётом того, что творится с обстановкой моего дома, да и всего города впридачу, я подозреваю, что это кто-то наколдовал…
— Как это — тело изменилось? — глупо переспросил эльф, перебивая такое милое его сердцу признание магом вины магов и с ужасом представляя Мэриан с мужскими причиндалами.
— Ну… вроде бы грудь стала больше, — неуверенно произнесла Хоук оттянув край покрывала с груди и с сомнением посмотрев на неё. — И какие-то дурацкие чёрные татуировки появились. На плече, на лодыжке и… кое-где ещё.
«На заду», — предположил Фенрис, вспомнив, что Хоук лежала на животе, когда он ворвался в спальню.

Хоук замолчала, по-видимому, завершив перечисление произошедших с её телом перемен, и Фенрис вздохнул облегчённо: мужчиной Мэриан не стала — и хвала Андрасте, а то он уже мысленно почти было уговорил сам себя стать любовником новоявленного Защитника. Пожалуй, он зачтёт это в плюс проклятым-магам-изменившим-мир и не станет их долго мучить, убивая.

— «Вроде бы стала больше грудь», — передразнила Изабелла Защитницу. — Не вроде бы, а точно! Дыньки вместо яблочек. Так что та одежда, которую купит твой слуга, навряд ли тебе подойдёт.
— И что мне теперь — в простыне за неведомыми магами гоняться? — огрызнулась Хоук. — Или у Бодана рубашку просить? Так она всё равно короткая, и доспехи придётся практически на голое тело надевать! Уж как-нибудь умещусь. Или у Фенриса плащ попрошу…

Эльф поперхнулся вином, представив Защитницу в алом плаще на голое тело. Смотрелось это… очень даже. Настолько «очень», что захотелось тотчас же невежливо выпроводить Изабеллу и надолго запереться с Мэриан в спальне, наплевав на магов и остальной мир. Заодно убедиться, что груди его женщины и вправду стали больше, а татуировка, застенчиво названная Хоук «кое-где ещё», действительно находится именно на заду Защитницы. И если это так, то эти проклятые маги ещё и извращенцы! Нет, это точно одержимый! Только ему могла прийти в голову подобная шутка! А иначе откуда бы он узнал, каким именно зельем эти татуировки можно вывести? Эльф гневно засопел, сжимая руку в кулак и представляя, что вместо кубка у него в руке сердце отступника. Металл сплющился и скрутился в трубочку. Опомнившись, Фенрис воровато глянул на разговаривающих женщин — не заметили ли? — поспешно сунул получившийся металлический свёрток себе в карман и прислушался к их разговору:
— …прекрасный отвлекающий манёвр для тех, кто захочет на тебя напасть! — продолжала пиратка тему доспехов на голое тело.
— Ерунда, — тотчас отозвалась Хоук. — Во-первых, неудобно, натирать будет. Во-вторых, нападать станут чаще. В-третьих, в бою никого полуголым телом не отвлечь, иначе кунари побеждали бы всех и всегда. В-четвёртых, демонам и призракам вообще плевать на мой внешний вид. И в-пятых, ночью в них холодно!
— А… — начала было Изабелла, но её дальнейшие слова потонули в громком стуке в дверь. Фенрис моментально очутился рядом с выходом и замер, прислушиваясь. Неужели, проклятые маги добрались наконец-то и до них?! Вот и замечательно, сейчас он им…
— Кто там? — крикнула Мэриан, оставаясь сидеть и даже и не думая хвататься за посох. Фенрис недоумённо посмотрел на неё и встретил укоризненный взгляд Защитницы, говоривший, казалось, примерно следующее: «Если бы на нас собирались напасть, навряд ли стали бы стучаться…» Смущённо хмыкнув, эльф сменил боевую стойку на позу «я тут просто так стою», для достоверности сунув руки в карманы и опершись плечом на стену.
— Монна Хоук! — послышался встревоженный голос Бодана.
— Входи, Бодан! — крикнула Хоук, вставая с кровати и подходя к открывающейся двери.
— Монна Хоук! — продолжил запыхавшийся гном, глядя на госпожу округлившимися глазами и взволнованно теребя пегую бородку. — Там… вас спрашивает какая-то девушка, утверждающая, что она ваша сестра!
— Шерада? — удивилась Защитница. — Что у неё случилось?
— Нет-нет, монна Хоук! — Бодан даже затряс головой в подтверждение сказанного. — Не монна Шерада! Она сказала, что её зовут Бетани Хоук и что она ваша родная сестра!

С кровати, где лежала Изабелла, донесся удивлённый присвист. Фенрис отлепился от стенки и достал руки из карманов, готовясь, если придётся, выхватить оружие и кинуться в бой. Вдруг это всё же те самые злокозненные маги заявились? «Лишь бы только не лук вытащить вместо меча!» — взмолился неведомо кому эльф, вспомнив, что он по привычке всё-таки сунул одноручный меч в заспинные ножны, и тот снова пропал из вида.

— Бетани?.. — растерянно пробормотала Мэриан побелевшими губами. — Нет… нет, этого не может быть…

Придерживая руками обмотанную вокруг торса простыню, Хоук выбежала на площадку второго этажа, подбежала к балюстраде, кинула один лишь взгляд вниз и тут же, громко ахнув, сбежала по ступенькам в холл. Фенрис бросился было за ней, но замер посредине лестницы, увидев, как рыдающая Хоук крепко обнимает какую-то длинноволосую брюнетку, а Вульф с радостным повизгиванием прыгает вокруг них. А когда неизвестная гостья подняла заплаканное лицо от плеча Защитницы, Фенрис с содроганием узнал в ней молодую копию Лиандры Хоук.




Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


19.02.2014 | Alzhbeta | 1194 | Фенрис, Хоук, Somniary, Изабелла, стёб, Бетани, Mods mode on или Большие перемены, юмор, моды, джен
 
Всего комментариев: 0

avatar